18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
09:33 17.11.2018

«Он притягивал всякие несчастья»: скончался галерист Георгий Михайлов

В Берлине скончался известный петербургский галерист и один из последних советских политзаключенных Георгий Михайлов. Ему стало плохо девятого октября на борту самолета, выполнявшего рейс Санкт-Петербург — Берлин, а на следующий день из Германии пришла весть о его смерти. "Фонтанка" вспоминает жизнь и злоключения скандального петербургского галериста.

«Он притягивал всякие несчастья»: скончался галерист Георгий Михайлов

В Берлине скончался известный петербургский галерист и один из последних советских политзаключенных Георгий Михайлов. Ему стало плохо девятого октября на борту самолета, выполнявшего рейс Санкт-Петербург — Берлин, а на следующий день из Германии пришла весть о его смерти. "Фонтанка" вспоминает жизнь и злоключения скандального петербургского галериста.

Как следует из сообщения в группе «ВКонтакте», из которой пришло сообщение о смерти галериста, четвертого октября в галерее Михайлова прошла премьера зонг-оперы «Золотая цепь», и уже тогда у него начались серьезные проблемы со здоровьем.

«У Георгия после нашей премьеры 4 октября отнялась рука, и он не смог водить машину. Возможно, у него случился микро- или макроинсульт... он предположил, что к нему кого-то подослали и отравили... Ему надо было лечь в больницу, но наших больниц он опасался, а в Германии его неоднократно ставили на ноги. Тем не менее, самолет был для него опасен, там могли быть перепады давления и ускорения, могущие спровоцировать инсульт. Он не полетел 8-го, как собирался, но все же полетел 9 октября, там в самолете ему стало плохо, видимо, еще один инсульт. Из аэропорта его доставили в одну из больниц Берлина. Оттуда он звонил в Питер, но 10 октября по его телефону позвонили из Берлина и сообщили, что утром он скончался».

Такое развитие событий не представляет удивления для тех, кто хорошо знал усопшего и факты его жизни — противостояние с силовыми структурами и недоброжелателями прошло канвой по всей судьбе Михайлова. И оно было неизбежным для коллекционера современного искусства во времена царствования советской идеологии. Вспоминает Юлий Рыбаков, правозащитник, президент арт-центра «Пушкинская, 10»:

– Михайлов стал появляться на выставках. Как человек небогатый, он не мог покупать работы известных художников, но способ пополнять свою коллекцию нашёл. Георгий овладел цветной фотографией и стал фотографировать картины художников, что было очень в их среде востребовано. В качестве оплаты время от времени брал либо деньги, либо ту или иную работу. И тогда за него взялись органы, обвинившие в незаконном предпринимательстве. Обвинение было абсурдным — вырученные деньги едва покрывали его расходы.

Тем не менее, приговор, вынесенный в 1979 году, был суров: коллекция, признанная советскими экспертами не имеющей художественной ценности, предназначалась к уничтожению, а сам Михайлов, которому вдобавок вменили в вину организацию квартирных выставок неформальных художников (именно он открыл художественному сообществу белорусского художника Александра Исачева), отправился на четыре года на Сусуман. В мировой арт-среде поднялся невообразимый шум, в защиту галериста и его коллекции выступили президенты Джимми Картер и Валери Жискар Д'Эстен, а также 67 нобелевских лауреатов. В итоге погибла только 31 работа, 363 изъятые картины остались ожидать своей участи. Им было суждено стать причиной новых несчастий в судьбе Георгия Михайлова. 

– Когда он вернулся, выяснилось, что половины картин нет. И очень не любившие Михайлова гэбисты, с которыми он в свое время отказался сотрудничать, обвинили его в хищении госимущества — тех самых картин, сохранность которых он должен был обеспечивать, находясь в заключении, – рассказывает Юлий Рыбаков.

На дворе стоял уже 1985 год, и в этот раз за Михайлова заступился другой президент Франции — Франсуа Миттеран. В итоге коллекционера выпустили из СИЗО, оформив загранпаспорт, и намекая на нежелательность дальнейшего пребывания в Советском Союзе. Начались годы эмиграции, увенчавшиеся реабилитацией в 1989 году. Коллекция Михайлова расширялась и, по разным сведениям, сейчас включает в себя около 14 тысяч экспонатов и пользуется авторитетом у ценителей за рубежом.

Тем не менее заведующая отделом современного искусства Центрального выставочного зала «Манеж» Марина Джигарханян не склонна переоценивать художественное значение коллекции Георгия Михайлова:

– Был определенный исторический период — советское время, и существовал определенный круг художников, произведения которых не были дозволены для показа в официальной выставочной деятельности. И был человек, который покупал произведения этих художников. Художники имели пусть небольшое, но вознаграждение, а Михайлов их работы коллекционировал, систематизировал. Сказать, что его собрание – «шедевр на шедевре» – это очень, очень большое преувеличение. У нас ведь никогда нет середины: в девяностые годы всех тех, кто был в опале, взяли и подняли на щит, особенно тех, кто возвращался обратно на родину после эмиграции. Их объявили чуть ли не героями, а их искусство – вторым пришествием авангарда. Конечно, нет: коллекция достаточно неровная, с большим количеством работ непрофессиональных художников. Многие вошли в историю, эксплуатируя социально-политический момент. В этом в большей степени и состояла значимость нонконформизма – в протесте, в противодействии официозу. Среди художников этого круга есть более интересные авторы, есть менее талантливые, а есть и откровенно слабые с художественной точки зрения. Поэтому говорить о какой-либо шедевральности коллекции Михайлова я бы не стала. Деятельность галериста Михайлова интересна в контексте времени, и тоже в рассмотрении этого социально-культурологического аспекта. Сейчас, по прошествии времени, рассматривать это художественное явление, очень по сути своей неоднородное, нужно объективно, спокойно, без патетики и придыхания, учитывая все его достоинства и недостатки. 

Постсоветский период жизни Георгия Михайлова также нельзя назвать благополучным. Последние годы жизни Михайлова, помимо борьбы с реальными или вымышленными агентами КГБ, омрачились многочисленными тяжбами и уголовными делами из-за квартир и помещений, которые находились у него во владении.

В 1989 году в Ленинграде был зарегистрирован созданный Михайловым Фонд свободного русского современного искусства. Помещение, предоставленное для него Анатолием Собчаком на Литейном, 53, в конце девяностых было захвачено вооруженными людьми.

Тогда галерист делал заявления, что увезет все свои картины в Германию. Но на время распределил коллекцию по своим квартирам- на Гороховой улице, 64 (так называемый дом Распутина), и на набережной реки Мойки. В последнее помещение, например, уехали картины художника Исачева. Полотна этого мастера на аукционах сейчас оцениваются в суммы не меньше 50-150 тысяч долларов.

В 2007 году после долгого спора с КУГИ о долгах по аренде галерея Михайлова лишилась помещения в доме на Литейном, 53. 

В январе 2008 года из временной галереи на Гороховой пропала часть полотен. По мнению владельца, не хватало трех картин Рухина и одной кисти Жарких (одного из самых известных художников советского андеграунда ).  «Там было ценностей на 20 миллионов долларов, – если продавать их через аукцион "Сотбис". Когда охрана отлучилась, дверь была вскрыта. Я знаю, кто это мог сделать, но пока не готов говорить», – рассказывал тогда «Фонтанке» Михайлов.

Картины нашли через год. У адвоката Алексея Тарушкина (Темелиди), который некоторое время представлял интересы галериста. При этом выяснилось, что вместе с картинами были похищены документы Михайлова — паспорт и бумаги на квартиру. И помещение в доме Распутина площадью под 200 квадратных метров уже готовилось под нового владельца.

28 ноября 2012 года Санкт-Петербургский городской суд приговорил к 22 годам заключения адвоката Алексея Темелиди и его подельников за совершение двух убийств и хищение у галериста Михайлова 15 картин из коллекции современных художников.

Но и на этом злоключения известного коллекционера не закончились. Летом уже этого года он написал письмо на имя начальника ГУ МВД Сергея Умнова из-за мошеннических действий с его квартирой на набережной реки Мойки. Как писал Михайлов, он пытался продать свою долю в этой квартире, чтобы выкупить квартиры рядом со свой на Гороховой улице и сделать там галерею. Однако, воспользовавшись его доверчивостью, риелтор якобы оформил на себя дарственную.

В полиции «Фонтанке» сообщили, что сейчас проводится проверка по данному заявлению мастера. Там пока не знают о его смерти.

В последние годы в Санкт-Петербурге на набережной Мойки, 82, открыта галерея Исачева-Михайлова, в Берлине существует Mikhailov Art Gallery. Что будет с крупнейшей в мире коллекцией русского нонконформистского искусства в дальнейшем, неизвестно. Телефоны галереи не отвечают. Известно лишь, что у Михайлова есть наследники — и не более того, ведь характер коллекционера, по воспоминаниям знавших его, был тяжелым. Вот каким резюме закончил беседу с «Фонтанкой» Юлий Рыбаков:

– Георгий Михайлов был сложным, взрывным человеком. Он притягивал всякие несчастья, многие ему пакостили и хорошо попортили жизнь, а это не способствует открытости и добродушию. Жаль человека — мог бы прожить более долгую и счастливую жизнь.

Похороны Георгия Михайлова состоятся 25 октября на Смоленском кладбище.

Евгений Хакназаров,  Татьяна Востроилова

«Фонтанка.ру»

 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор