18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:48 18.11.2018

Рубль тонет в нефти

За последние дни стоимость одного барреля нефти Brent стремительно снизилась до 84 долларов за баррель. Бюджет России на 2015 год сверстан исходя из прогнозной цены в 96 долларов за «бочку» более дешевой нефти Urals. У правительства есть целый арсенал средств, как спастись от вероятности катастрофического дефицита: урезание расходов, помощь резервного фонда, внешний заём и даже печатный станок. Однако пока используется способ, работающий сам по себе: девальвация рубля. «Зимой рубль и нефть встретятся в одной цене», – шутят в соцсетях.

Рубль тонет в нефти

За последние дни стоимость одного барреля нефти Brent стремительно снизилась до 84 долларов за баррель. Бюджет России на 2015 год сверстан исходя из прогнозной цены в 96 долларов за «бочку» более дешевой нефти Urals. У правительства есть целый арсенал средств, как спастись от вероятности катастрофического дефицита: урезание расходов, помощь резервного фонда, внешний заём и даже печатный станок. Однако пока используется способ, работающий сам по себе: девальвация рубля. «Зимой рубль и нефть встретятся в одной цене», – шутят в соцсетях.

Падение цены на нефть все больше напоминает дисконтную кампанию ритейлеров накануне Нового года, а не изменение стоимости ключевого товара мировой экономики. Еще в середине июля стоимость одного барреля североморской нефти Brent составляла 105 долларов, но затем постепенно начала снижаться. Первый психологически важный рубеж в 100 долларов «черное золото» преодолело в начале сентября, а второй – в 90 долларов – в конце первой декады октября. После этого падение ускорилось: уже 14 октября цена упала ниже 85 долларов, 15 октября – и вовсе ниже 84, а 16 октября – ниже 83 долларов, потом она, правда, немного поднялась.

Среди возможных причин снижения стоимости эксперты называют целый ворох факторов: снижение темпов роста азиатских экономик и европейских стран, укрепление доллара по отношению ко всем мировым валютам. Значительную роль в этом стремительном пике сыграло и увеличение мировых объемов добычи на фоне снижения спроса. Во-первых, возобновился экспорт нефти из Ливии (добыча – 500 тысяч баррелей в сутки), увеличилась добыча и в Ираке. Во-вторых, ЕС сняла санкции с иранской компании NITC, которая владеет самым большим танкерным флотом в стране. Наконец, за последнее время существенно выросла добыча в США – в среднем около 8,8 млн баррелей в сутки, что является максимальным значением с 1986 года.

В итоге в настоящее время страны, входящие в ОПЕК, добывают в сутки 93,8 млн баррелей. При этом, по прогнозу Международного энергетического агентства, средний спрос в текущем году составит 92,4 млн баррелей. Ближайшее заседание картеля состоится в конце ноября в Вене, однако пока непонятно, будет ли на нем принято решение о снижении добычи или нет. Так, министр нефтяной промышленности Кувейта уже заявил, что его страна пока намерена сохранить нынешние объемы, и даже спрогнозировал снижение цены до 76 долларов. Ключевой член ОПЕК – Саудовская Аравия – пока не высказывает свою позицию официально. Однако агентство Reuters со ссылкой на анонимный источник сообщало, что королевство готово к тому, что в течение двух лет средняя цена будет составлять 80-90 долларов.

Основной вопрос, который волнует всех россиян, следящих за стремительным пике цены на нефть, – что будет с российской экономикой и национальным бюджетом. Согласно проекту федерального бюджета на 2015 год, половина всех доходов – 7,7 трлн рублей – должны поступить от компаний нефтегазового сектора. При этом, по прогнозу правительства, эти деньги будут получены в том случае, если средняя цена на нефть составит 96 долларов за баррель сорта Urals. Последний продается с небольшой скидкой от эталонного сорта Brent за счет более высокого содержания серы.

Стрессовый сценарий от государства

Свой ответ на этот вопрос уже дало Министерство экономического развития. Ведомство подготовило стрессовый сценарий развития российской экономики в 2015 году при средней цене за одну «бочку» Urals в 91 доллар, а также снижении стоимости газа, металлов и минеральных удобрений. Как полагают чиновники, при такой цене нас ждет полноценная рецессия: ВВП по итогам года упадет на 0,6%. Инфляция составит 7,6%, что будет соответствовать показателям 2014 года: по прогнозу, в этом году рост цен составит около 8%. Из-за падения прибыли экспортеров и роста стоимости импортного оборудования инвестиции в основной капитал упадут на 3,5%.

Неизбежно просядет и потребительский спрос: по прогнозу Министерства экономического развития, оборот розничной торговли уменьшится на 3,5%. Впрочем, как надеются в Белом доме, при удорожании заграничных товаров быстрее будет идти процесс импортозамещения, что «может частично сгладить негативный эффект от сокращения внутреннего спроса». При этом средний курс доллара составит 40 рублей.

Подчеркнем: негативный прогноз Минэкономразвития рассчитан при прогнозной цене в 91 доллар за баррель Urals, который чуть дешевле Brent (в среднем – на 1 доллар). Если же цены на нефть не отскочат назад и останутся на уровне в 80-85 долларов, то сценарий, описываемый чиновниками, окажется еще более пессимистичным. Кроме того, правительству предстоит что-то делать с возможным увеличением дефицита бюджета, который в нынешнем варианте, при прогнозной цене в 96 долларов, составляет свыше 400 млрд рублей. В частности, президент Владимир Путин уже заявил, что бюджет, возможно, придется пересматривать и сокращать расходы, но добавил, что главный финансовый документ страны сейчас «жесткий, но сбалансированный».

Первый способ: секвестр

«Brent уже ниже 84 долларов за баррель. Нужно пересматривать еще не принятый бюджет 2015 года и готовить антикризисные сценарии», – написал в своем Facebook бывший министр финансов и член Комитета гражданских инициатив Андрей Нечаев. По мнению президента Высшей школы экономики в Петербурге Александра Ходачека, секвестр может затронуть федеральную адресную инвестиционную программу.

«Сейчас начнется строительство моста через Керченский пролив, все силы будут брошены туда. Какие-то проекты, находящиеся в ранней стадии развития, могут быть заморожены. Те, работы по которым на завершающей стадии, наоборот, ускорены. Кроме того, будет изменен подход к оценке проектной документации, к ужесточению экспертизы. Это в свою очередь приведет к откладыванию начала строительства», – заметил Александр Ходачек в разговоре с корреспондентом «Фонтанки».

Однако правительство необязательно пойдет на серьезное сокращение государственных расходов: это означает снижение социальных программ, что власти всегда делают неохотно, опасаясь снижения электоральной поддержки.

«Я полагаю, что секвестирования бюджета не произойдет, так как это означает и нарушение социальных обязательств бюджета, и дальнейшее торможение экономического роста. Урезать государственные расходы на следующий год нежелательно – экономика находится не в лучшем состоянии, и сокращение расходов может спровоцировать дальнейшую рецессию. Планировать снижение расходов нужно на перспективу 3-5 лет», – говорит British Petroleum профессор факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурга Юлия Вымятнина.

Второй способ: резервный фонд

В том случае, если расходная часть бюджета сократится незначительно, федеральному правительству нужно будет искать иные источники пополнения казны. Министр финансов Антон Силуанов уже заявил, что для финансирования возможного дефицита Белый дом может привлечь 500 млрд рублей из Резервного фонда. Правда, такой шаг чреват сразу несколькими проблемами. Во-первых, нужно всегда помнить, что при снижении стоимости нефти прекращается пополнение фонда: сейчас в него идут сверхдоходы от продажи «черного золота» – в случае превышения так называемой «цены отсечения». Во-вторых, за государственными средствами и так уже выстроилась целая очередь из компаний, попавших под санкции: так, «Роснефть» подала заявку на помощь Фонда национального благосостояния в размере 1,5 трлн рублей, а «Новатэк» – в размере 150 млрд рублей.

«Использование резервного фонда вполне возможно. Вопрос только в том, для каких целей и в каких объемах», – говорит Александр Ходачек.

По мнению Юлии Вымятниной, логично использовать деньги, накопленные от нефтяных сверхдоходов, на развитие инфраструктуры, на улучшение инвестиционного климата – то есть на проекты, которые дали бы улучшение экономического роста в будущем.

«К сожалению, на такое использование средств рассчитывать не приходится. Использование же средств резервного фонда так, как предполагается сейчас, будет просто затыканием дыр и приведет к истощению фонда без реального улучшения ситуации в экономике», – продолжает эксперт.

Третий способ: девальвация

Впрочем, у правительства есть еще один инструмент по борьбе с дефицитом в бюджете на следующий год. Причем для его использования ничего не нужно делать – он работает сам по себе. За последние недели доллар поставил сразу несколько исторических рекордов и преодолел психологически важный рубеж в 40 рублей. Таким образом, одновременно наблюдаются две тенденции: с одной стороны – резкое укрепление американской валюты, с другой – падение цены на нефть.

«А ближе к зиме они встретятся», – шутят в соцсетях.

Однако для государственного бюджета такая ситуация выгодна: добывающие компании получают прибыль в долларах, но налоги уплачивают в рублях.

При этом до последнего времени Центробанк практически никак не вмешивался в ситуацию на валютном рынке. Регулятор начал скупать рубли только в начале октября, потратив уже в общей сложности свыше 10 млрд долларов. Отметим, что, по оценке Центра развития Высшей школы экономики, текущий объем резервов Центробанка составляет 300 млрд долларов, что, по мнению руководителя центра Натальи Акиндиновой, не позволяет ему проводить масштабные интервенции. При этом официально банк России по-прежнему не отказывается от политики плавающего курса, что, при столь серьезных колебаниях цены на нефть, чревато постоянными и резкими изменениями стоимости валюты.

«Удешевление рубля в таких условиях выгодно, – говорит Александр Ходачек. – А зачем удерживать национальную валюту, понимая, что рубли нужны внутри? А создавать условия для спекуляций невыгодно. Зачем валютные интервенции, если эти деньги еще пригодятся?»

Впрочем, в долгосрочной перспективе такая экономическая тактика наносит вред.

«Обесценение рубля ведет к деформациям в структуре экономики, к проблемам в реальном секторе. Растут издержки, рвутся установившиеся связи с иностранными партнерами. Ни одна здравая экономическая теория не утверждает, что обесценение выгодно экономике. Обесценивается труд, стоимость конечного продукта», – эмоционально замечает профессор кафедры общей экономической теории Петербургского экономического университета Сергей Дятлов, который, как и советник президента Сергей Глазьев, выступает за фиксацию курса.

Кроме того, эксперты указывают, что у правительства и Центробанка есть более точечный и щадящий по отношению к экономике инструмент – предоставление дешевых валютных кредитов внутри страны.

«Возросший спрос на валюту связан не только с оттоком капитала на фоне сложной геополитической обстановки, но и с необходимостью возвращать кредиты, взятые в валюте, при ограничении возможности рефинансировать кредиты на внешнем рынке. Логичнее было бы часть резервов ЦБ направить на предоставление возможности дешево "перекредитоваться" в валюте внутри страны, чем поддерживать курс, который раскачивается, в том числе, при участии банков», – отмечает Юлия Вымятнина.

Добавим, что Министерство финансов уже заявило о намерении провести депозитные аукционы на общую сумму в несколько миллиардов долларов, с помощью которых банки смогут пополнить запасы валюты для проведения текущих операций. Это заявление успокоило рынок и на какое-то время приостановило рост курса американской валюты.

Альтернативные способы

Дополнительным источником доходов могло бы стать повышение налогов, однако принять все законодательные акты нужно до 1 декабря, как того требует Налоговый кодекс. Ранее, напомним, федеральное правительство рассматривало возможность ввести для регионов налог с продаж, однако впоследствии от этой идеи отказались. Кроме того, премьер Дмитрий Медведев высказал предложение установить различные сборы с малого бизнеса – например, сбор за оказание услуг такси или общественного питания, но законодательно оно пока не закреплено.

Как отмечает Юлия Вымятнина, есть также возможность покрыть дефицит бюджета через увеличение государственного долга, то есть привлечь кредит.

«У России уровень государственного долга небольшой, его вполне можно увеличить без угрозы для платежеспособности. Однако это требует обдуманного решения – в какой валюте, где размещать, с учетом того, что рынки капитала для нас частично закрыты, и санкции вряд ли будут быстро отменены», – говорит профессор Европейского университета в Петербурге.

Добавим, что на 1 октября внешний долг России, по данным Центробанка, составлял 48 млрд долларов.

Наконец, у любого правительства есть такая мера, как печатный станок, которая в краткосрочной перспективе решает проблему с дефицитом бюджета. А затем уносит инфляцию туда, откуда нынешние 8% – именно таким ожидается рост цен в 2014 году – покажутся статистической погрешностью.

Андрей Захаров,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор