18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:00 13.11.2018

Корсет не выдержал торгов

Инвалиды, которым по закону полагается получать бесплатно протезы и разного рода средства реабилитации, начали сталкиваться с проблемой качества. К "Фонтанке" обратилась женщина, получившая, как она утверждала, "дешёвую китайскую подделку" вместо поддерживающего корсета, какими до сих пор её обеспечивало вполне уважаемое петербургское предприятие. Казалось, что некто, получив бюджетные деньги, сэкономил на инвалидах. Но, как выяснила "Фонтанка", история оказалась куда более грустной: проблема "внедрена" законодательно. И дешёвые корсеты, фиксаторы и прочие средства реабилитации ещё не раз могут "аукнуться" инвалидам.

Корсет не выдержал торгов

ФГУП «Санкт-Петербургское Протезно-Ортопедическое Предприятие»

Инвалиды, которым по закону полагается получать бесплатно протезы и разного рода средства реабилитации, начали сталкиваться с проблемой качества. К "Фонтанке" обратилась женщина, получившая, как она утверждала, "дешёвую китайскую подделку" вместо поддерживающего корсета, какими до сих пор её обеспечивало вполне уважаемое петербургское предприятие. Казалось, что некто, получив бюджетные деньги, сэкономил на инвалидах. Но, как выяснила "Фонтанка", история оказалась куда более грустной: проблема "внедрена" законодательно. И дешёвые корсеты, фиксаторы и прочие средства реабилитации ещё не раз могут "аукнуться" инвалидам.

Инвалидом I группы Галина Василевич стала 13 лет назад – после тяжелейшего лечения рака. Вместо ноги у неё – протез. Позвоночник, как она говорит – из-за химиотерапии, нуждается в поддерживающих средствах – корсетах. Рассказывая об этом, она разворачивает передо мной это изделие: добротный широкий пояс с металлической пластиной сзади, на липучках спереди, по бокам – дополнительный поддерживающий слой ткани, очень плотный, почти негнущийся. Такой пояс она раньше получала каждый год. Изготавливали его индивидуально.

Фото: Ирина Тумакова

– Приезжал человек с завода, где их делают, снимал с меня мерки, а через неделю-две привозил готовый корсет, – объясняет Галина.

Минувшей весной, в марте, как обычно, она позвонила на "завод". Так Галина называет Санкт-Петербургское протезно-ортопедическое предприятие Минтруда. Оно уцелело с советских времён, сохранив свои цеха, в частности – мастерскую по пошиву корсетов. И до недавних пор корсеты там шили каждому, кто в этом нуждался, индивидуально.

– Но вместо того, чтобы снять, как обычно, мерки, в этот раз приехал молодой человек с большим мешком, – продолжает Галина. – Порылся в этом мешке, достал оттуда готовый корсет – оказался не по размеру. Достал другой – по размеру подошёл. Попросил расписаться.

Фото: Ирина Тумакова

Корсет показался ей каким-то хлипким. Да и странно было, что всё произошло без обмерки, что нет больше "индпошива". Но дело было, говорит Галина, 7 марта. Курьер спешил, она тоже готовилась к празднику. Поэтому она расписалась. И только потом поняла, что совершила ошибку: корсет из тоненькой ткани на ней просто сложился пополам. То есть выполнять свою функцию – поддерживать – не мог.

– То есть вместо того, чтобы, как обычно, пошить людям всё индивидуально, они накупили каких-то дешёвых, наверное – китайских! – возмущается женщина.

И она выкладывает второе изделие. Внешне этот корсет, конечно, красивее: светло-серый с бордовыми полосочками, тоненький, лёгкий… Эта тонкость и лёгкость делают его действительно непригодным к употреблению. Забегая вперёд, скажем – для Галины.

В пятницу, 3 октября, в НИИ протезирования имени Альбрехта по требованию Галины Василевич провели экспертизу второго корсета – "красивого", так его условно назовём. Комиссия признала, что свою функцию он в целом может выполнять, то есть изделие, как записали в акте, является именно ортопедическим корсетом. Однако Галине, учитывая её телосложение, он не подходит.

С одной стороны, у корсета есть только один "индивидуальный" размер – обхват талии. Поэтому теоретически можно закупать их по дешёвке целыми партиями у тех, кто поставил производство на поток. С другой стороны, конструкция корсета должна учитывать особенности человека. Именно поэтому на протезно-ортопедическом предприятии их шьют индивидуально – дорого, небыстро и хлопотно. Как получилось, что это же предприятие вдруг с "индпошива" перешло на конвейер?

Без лицензии

Обеспечением инвалидов средствами реабилитации, в том числе и злополучными корсетами, занимается Фонд социального страхования, он организует госзакупки, он же для тендеров готовит техническое задание – каким параметрам должно соответствовать, например, изделие под названием "корсет полужёсткой фиксации нижнегрудной". До недавнего времени, рассказал "Фонтанке" директор Санкт-Петербургского протезно-ортопедического предприятия (ПРОП) Олег Прокопчук, никакого ажиотажа на торгах не было. Потому что торговать было особенно некому: "осуществление деятельности по изготовлению протезно-ортопедических изделий по заказам граждан" подлежало лицензированию.

– Когда мы получали эту лицензию в последний раз, у нас только проверка тут проходила 3 дня, – говорит Олег Прокопчук.

Но в 2012 году, если точнее – 25 июня, вышло постановление правительства РФ, отменившее лицензирование в этой сфере. То есть с июня 2012-го делать "протезно-ортопедические изделия" может каждый желающий. И такие желающие моментально нашлись. Потому что речь идёт не столько об "изготовлении по заказам граждан", сколько об освоении миллионов рублей: протезы и поддерживающие средства инвалидам полагаются бесплатно, их оплачивает Фонд соцстрахования.

С последствиями этого законодательного нововведения петербургское предприятие столкнулось в конце 2013 года, когда проходил очередной тендер, организованный фондом. По закону цена – решающий критерий. Если претендент на госконтракт к торгам допущен по формальным признакам, если он готов поставить товар, соответствующий техзаданию, всё остальное заказчика, по большому счёту, не должно интересовать. И вот на торгах, говорит Олег Прокопчук, у их предприятия появился неожиданный конкурент, который начал сбрасывать и сбрасывать цену.

– Начальная максимальная цена предполагала, что один корсет стоит примерно три с половиной тысячи рублей, это нормально при индивидуальном изготовлении, – рассказывает директор ПРОП. – Но вторая фирма, которая участвовала в торгах, начала стоимость контракта понижать. Мы тоже начали отступать по цене. Отказаться сразу мы не могли: нам нужно сохранять производство. Но потом мы поняли, что вот-вот выйдем за пределы рентабельности. И решили, что сдаёмся. Но тут та фирма остановилась – и мы выиграли.

Так предприятие получило госконтракт, по которому изделие стоило вдвое дешевле, чем должно бы стоить.

– Мы начали думать, как минимизировать потери, – продолжает Олег Прокопчук. – И поняли, что всю партию пошить по индивидуальным меркам уже не сможем. А люди уже начали звонить и требовать корсеты, у них ведь направления на руках. Большую часть мы всё-таки пошили у себя, как раньше, а меньшую вынуждены были закупить у фирмы, где производство поставлено на поток. Один из таких корсетов и достался этой нашей пациентке.

После того как комиссия признала, что Галина Василевич нуждается именно в корсете индивидуального производства, ей пообещали его пошить. Десятки других инвалидов тоже получили корсеты из той части госзаказа, которую ПРОП не шил, а покупал у своего партнёра.

– И жалоб от других пациентов у нас не было, – подчёркивает Олег Прокопчук.

Но дальше ситуация может развиваться в худшую сторону. ПРОП – не монополист в Петербурге, есть и другие компании-изготовители протезов и средств реабилитации, которые конкурируют друг с другом, в том числе – и на торгах при госзакупках. Среди них есть и те, кто выпускает те же корсеты не индивидуально, а на конвейере. Общее у всех этих компаний в том, что когда-то они все получали лицензии на эту деятельность, и у них отлажены технологии, которые в итоге приводят к некой известной цене каждого экземпляра. Если технологии вынести за скобки, то цену можно сбить и вдвое. Тогда инвалиды получат "скорошвейную" продукцию, и уже гораздо большему количеству людей средства реабилитации просто не подойдут.

– Если сохранится эта тенденция, когда выпускать средства реабилитации сможет кто угодно, нам придётся тоже закрыть цех индивидуального пошива, – добавляет Прокопчук.

Конкурсные торги проходят на электронной площадке, и конкуренты друг друга не знают, известно становится только имя победителя. По информации "Фонтанки", противником ПРОП на тех торгах минувшей зимой было некое ООО "Гарант", основной профиль которого – строительство. Отчего эта компания вдруг решила побороться за освоение бюджетных денег ещё и на протезно-ортопедическом поприще – можно лишь догадываться. Препятствий к этому нет с тех пор, как отменено лицензирование.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор