Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

18:03 23.05.2019

Иностранная доля в СМИ пошла на первое чтение

23 сентября Госдума рассмотрит в первом чтении законопроект об ограничении участия иностранного капитала в СМИ двадцатью процентами. Всего неделю назад он был внесен в парламент, а уже через неделю его собираются оформить в трех чтениях. Эксперты называют это продолжением давления на частные медиа, переделом рынка (компании с иностранным участием издают большую часть глянцевых журналов) и ещё одним ответом на санкции. Что выиграет Россия, если всё-таки убьёт одним законопроектом сразу трёх зайцев, разбиралась "Фонтанка".

Иностранная доля в СМИ пошла на первое чтение

23 сентября Госдума рассмотрит в первом чтении законопроект об ограничении участия иностранного капитала в СМИ двадцатью процентами. Всего неделю назад проект был внесен в парламент, а уже через неделю его собираются оформить в трех чтениях. Эксперты называют это продолжением давления на частные медиа, переделом рынка (компании с иностранным участием издают большую часть глянцевых журналов, собирающих значительную долю рекламы) и ещё одним ответом на санкции. Причём – одновременно, потому что три мотива не противоречат друг другу. Что выиграет Россия, если всё-таки убьёт одним законопроектом сразу трёх зайцев, разбиралась "Фонтанка".

Законопроект, внесённый в Госдуму, предполагает дополнение закона "О средствах массовой информации" новой статьёй 19.1: "Иностранное государство, международная организация, а также находящаяся под их контролем организация, иностранное юридическое лицо, российское юридическое лицо с иностранным участием, иностранный гражданин, лицо без гражданства, гражданин Российской Федерации, имеющий гражданство другой страны… не вправе выступать учредителем (участником) периодического печатного издания, сетевого издания, телеканала, радиоканала, теле-, радио-, видеопрограммы, а также являться редакцией таких средств массовой информации". Собственником СМИ, как следует из дальнейшего текста, может быть компания, в которой иностранцы владеют не более чем 20 процентами долей (акций).

Согласно проекту, закон должен вступить в силу с 1 января 2016 года. В течение года, до февраля 2017, все СМИ с иностранным капиталом должны будут привести учредительные документы в соответствие с новой статьёй. Вполне возможно, что Госдума примет закон своими стахановскими темпами. А в том, что она его примет, мало сомнений: инициативу трёх депутатов, Вадима Деньгина (ЛДПР), Владимира Парахина ("СР") и Дениса Вороненкова (КПРФ), уже устно поддержал спикер нижней палаты Сергей Нарышкин. Дело за малым – проголосовать в трёх чтениях.

Иностранные агенты





– Задача власти – ограничить участие иностранцев в наших СМИ так же, как они ограничивали участие иностранцев в некоммерческих организациях законом об "иностранных агентах", – замечает экономист Дмитрий Травин.

Идея о том, чтобы СМИ с иностранным участием, как и НКО, писали у себя "на лбу" слова "иностранный агент", уже не раз звучала из уст законотворцев. Но была, надо понимать, признана неэффективной: критики инициативы опасались, что для журналистов клеймо "иностранных агентов" не станет такой антирекламой, как для правозащитников. Или станет, чего доброго, вообще рекламой. Поэтому, видимо, шли поиски более действенного шага.

Авторы проекта открыто декларируют как раз те цели, которые на поверхности и лежат. Сегодня, напоминают они в пояснительной записке, участие иностранного капитала в СМИ ограничено 50 процентами (касается только эфирных медиа), это позволяет "иностранным лицам… оказывать влияние на принятие стратегических решений" и "может угрожать информационной безопасности государства и наносить вред правам и свободам российских граждан".

В действующем законе "О СМИ", отметим, есть отдельный абзац, по которому "учредитель не вправе вмешиваться в деятельность средства массовой информации" (ст. 18). Эта норма соответствует законодательствам тех стран, откуда в Россию шли с 1991 года иностранные учредители. Но депутаты не верят, что американцы и прочие немцы соблюдают российский закон, они хотят, чтобы пресса, отягощённая иностранным капиталом, получила такую же независимость, как наши государственные СМИ.

– Один из двух мотивов, которые могут сливаться при лоббировании этого законопроекта, очевиден: придушить некоторое количество политических изданий, – считает политолог и журналист Сергей Шелин. – И список известен. Что касается таких изданий, как "Ведомости" или ваша "Фонтанка", то наверняка существует раздражение от того, что им трудно что-то приказать. Смысл даже не в том, что они сегодня кого-то вывели из себя. Смысл в том, что когда пробьёт час приказывать, это трудно будет сделать.

Чаще всего, если верить базе СПАРК, иностранные собственники СМИ корнями уходят в офшоры (как у холдингов "Коммерсант" и РБК), а это всё-таки другая история. Хотя русский Forbes издаёт "Алекс Шпрингер Раша", принадлежащая на 95 процентов немецкой компании, газету "Ведомости" – финский медиахолдинг Sanoma Independent Media. Однако в целом в прессе, которой, говоря языком Сергея Шелина, "трудно приказать", затаилось не так много "иностранных агентов", чтобы ради них принимать целый новый закон. Гораздо проще воздействовать с помощью законов уже принятых.

Поэтому не исключено, что законодательная инициатива тройки депутатов будет иметь продолжение: возможно, скоро в Госдуму внесут ещё один законопроект – о приравнивании социальных сетей (целиком) к СМИ. Так, чтобы учредители "Фейсбука" и "Твиттера" тоже побежали "приводить в соответствие" свои учредительные документы.

Однако Сергей Шелин видит у законопроекта ещё один мотив – меркантильный. Который не противоречит первому – идеологическому, а вполне удачно его дополняет.

– Захватить прибыльные, чисто коммерческие глянцевые издания, – предполагает политолог.

Только бизнес

Законопроект в том виде, в каком он внесён в Думу, должен будет касаться не только новых СМИ, которые, может быть, захочет в будущем, несмотря ни на что, учредить какой-нибудь иностранец. В первую очередь, закон будет распространяться на уже существующие издания.

По данным TNS Media Intelligence, сегодня в первой десятке лидеров по доходам от рекламы в СМИ – газета "Антенна-Телесемь", журналы Cosmopolitan, Elle, Vogue.

"Антенну-Телесемь" издаёт медиахолдинг Hearst Shkulev Media, один из ведущих в России. Он же выпускает и журнал Elle, а также – Maxim, Marie Claire, "Счастливые родители", Psychologies, Starhit, "Домой. Строительство и ремонт" и другие – такие же влиятельные в смысле большой политики. Совокупный тираж изданий, по данным TNS Russia, – 11 миллионов экземпляров, общая аудитория бумажного глянца – 16,2 миллиона человек, интернет-изданий – больше 19 миллионов в месяц. С 2011 года, как сказано на сайте компании, её партнёр – американская фирма Hearst Corporation.

Hearst Shkulev Media вместе с финским издательским домом Sanoma Independent Media (SIM) выпускает журнал Cosmopolitan. Группа SIM объединяет 4 юридических лица, одно из которых издаёт газету "Ведомости", остальные – глянцевые журналы Women’s Health, Men's Health, Esquire, "Домашний очаг", "Вкусно и полезно", Harper's Bazaar, Grazia, National Geographic и другие издания. В такой же степени влияющие на национальную безопасность, как Cosmopolitan.

Журнал Vogue, а ещё – GQ, Glamour, AD, Tatler, CN Traveller, Brides и Allure выпускает Издательский дом "Конде Наст". Его собственник – компания "Конде Наст Раша Л.Л.К", зарегистрированная в американском городе Уилмингтоне.

Валовая прибыль каждой из упомянутых компаний, по данным СПАРК, в 2013 году составляла примерно 1,5 – 2,5 миллиарда рублей. Это скромно по сравнению с доходами, скажем, "Башнефти", которой касается дело о хищении акций, стоившее домашнего ареста Владимиру Евтушенкову. Но для отечественных медиахолдингов – вполне неплохо.

– У нас по многим признакам начался большой передел сфер владения в бизнесе, – полагает Сергей Шелин. – И, может быть, нашлись желающие заполучить глянец. Денег в стране всё меньше, ценность отъёма чужих активов всё выше, желания сделать это всё больше.

Повторим, что прессе отведён год на то, чтобы привести учредительные документы в соответствие с переменами в законе. Это означает: либо издание с более чем 20-процентным иностранным участием перестанет существовать, либо иностранцы должны будут уменьшить свою долю до тех самых 20 процентов.

– Видимо, эти "излишки", как предполагают авторы законопроекта, должны быть реализованы на рыночных условиях, – предполагает адвокат Юрий Новолодский, которого "Фонтанка" попросила разъяснить возможный механизм снижения иностранного участия. – Насколько условия будут действительно рыночными – сказать очень трудно. Но реакция авторов закона будет состоять в том, что то, что продаётся, стоит ровно столько, за сколько его покупают.

Продавать, видимо, придётся в условиях цейтнота. В короткий временной промежуток на рынок могут быть выброшены акции (доли) большого числа издательских компаний. Что это может означать в смысле стоимости пакетов – объяснять не нужно: вряд ли сегодняшние владельцы смогут выручить за доли хотя бы столько же, сколько вложили в бизнес. Зато кто-то при желании сможет скупать "глянец" оптом за копейки. Другое дело – получит ли он прежний доход. Cond? Nast Publications выпускает Vogue 122 года, и не факт, что «отечественный производитель», получив контроль над журналом, сделает точь-в-точь такой же.

Авторов законопроекта может вдохновлять и третий мотив, который, впрочем, хорошо уживается с двумя упомянутыми: изгнание западных магнатов с нашего медиарынка – это ещё один наш ответ на санкции. Такой же обоюдоэффективный, как ограничение импорта рыбы и сыра.

Наш ответ Обаме

В 2005 году издание Open Media News отмечало, что за 2003 год медиарынок вырос в полтора раза за счёт иностранных инвестиций. А в 2004-м (добавим – после ареста Михаила Ходорковского) рост замедлился и составил 20 процентов. Правда, тогда он всё-таки не остановился и в минус не пошёл.

Новый законопроект эксперты считают очередной "чёрной меткой" бизнесу. Такой же, как арест главы АФК "Система" Владимира Евтушенкова.

– Этот законопроект – явление одного порядка с уголовным делом Евтушенкова, – считает Сергей Шелин. – Евтушенков – не второй Ходорковский, никакой политической роли он не играет, он всегда был абсолютно лоялен. Однако у него есть один врождённый недостаток: он изначально "не свой". И когда сужается сфера получения денег, а денег нужно всё больше, наши "магнаты" активнее ищут, кого бы раскулачить. По той же логике может пойти атака на глянец.

Экономист Дмитрий Травин считает, что инвестиционной репутации России "атака на глянец" не навредит. По той причине, что ей уже практически невозможно навредить.

– Да, это может стать очередным нарушением прав собственника и ударом по инвестиционному климату, – признаёт Травин. – Но от него и так уже остались одни ошмётки. Есть несколько африканских стран, в которых инвестиционный климат хуже, чем у нас, а так…

Следствием может стать усиление оттока капитала из России. Хотя если Дума пойдёт такими темпами и дальше, то к 2016 году может оказаться уже нечему утекать.

Судебные перспективы

Юристы видят в будущем законе (если он будет принят в том виде, в каком внесён в Думу) прямое нарушение прав собственников.

– Авторы законопроекта исходят из той логики, что это – проблема самого бизнеса, как он будет продавать активы, пусть ищет покупателя или дарит, – говорит глава Юридической конторы Гессена, эксперт по корпоративному праву Андрей Тындик. – Это ещё один признак того, что у нас существует приоритет публичного права над частным правом. С точки зрения защиты денег в России, это очень плохой признак. И это уже – к вопросу об оттоке инвестиций из России.

По мнению Андрея Тындика, у медиапредпринимателей ещё есть шанс, что законопроект будет оспорен в Конституционном суде: адвокат видит в нём принуждение к отчуждению собственности. Он надеется, что в итоге здравый смысл всё-таки победит.

Адвокат Юрий Новолодский, напротив, не верит, что наш Конституционный суд поможет.

– Посмотрите: идёт нагнетание ситуации, – объясняет он. – В частности – обсуждение закрытия Интернета. То есть идёт подготовка к неким вещам, которые сопровождают неблагоприятное развитие исторических событий. Вы понимаете, о чём я, да? И если вы после этого наденете мантию конституционного судьи, то трудно будет отдать приоритет несоответствию Конституции и сказать, что государство не может использовать такие механизмы. Всегда можно будет сказать, что во имя высших ценностей, закреплённых в Конституции, такое возможно, что закон обеспечивает реализацию высших ценностей, в ней заложенных.

Юристы сходятся на том, что если западные предприниматели действительно понесут ущерб от утраты бизнеса, они смогут выиграть у России в международных судах.

– Если Стокгольмский арбитраж установит, что имущественные права заявителя нарушены, то ему наплевать – соответствует это Конституции Российской Федерации или нет, – говорит Юрий Новолодский. – Будут приведены в действие механизмы исполнения этого решения.

"Механизмы исполнения" – это, допустим, взыскание на российскую собственность за рубежом. А потом, возможно, и лишение этой собственности. Государству придётся платить цену, которая многократно превысит предполагаемый выигрыш бизнеса от "оброненных" иностранцами СМИ.

Примером может послужить история немецкого предпринимателя Франца Зедельмайера. В 1991 году он разворачивал бизнес в России, арендовал для своего предприятия на 25 лет особняк на Крестовском острове, вложил порядка 2 миллионов долларов в ремонт. Но через 4 года тогдашний глава комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга уведомил Зедельмайера о расторжении договора в одностороннем порядке. Немец потребовал возместить ему хотя бы вложения в ремонт, но его предприятие просто выставили из особняка со спецназом. Он подал иск в Стокгольмский арбитраж – и выиграл: на тот момент суд обязал Россию выплатить Зедельмайеру около 8 миллионов долларов компенсации. Почти 10 лет ушло у немца на попытки добиться исполнения решения. В 2006 году ему удалось через суд добиться снятия дипломатического иммунитета со здания бывшего советского торгпредства в Кёльне, потом – в Стокгольме. Первое здание уже продано в пользу Зедельмайера, второе, к огромному возмущению представителей российского МИД, было продано на днях. Вместе они стоят в несколько раз дороже, чем даже особняк на Крестовском.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Ранее по теме

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор