18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
00:35 17.12.2018

Георгий Полтавченко: «Новый Генплан, соответствующий "Стратегии-2030", появится в 2018 году»

Врио губернатора Петербурга Георгий Полтавченко в интервью "Фонтанке" рассказал о том, какие проекты должны быть реализованы в ближайшее время, а какие - дело будущего. Как воспользоваться чемпионатом мира по футболу для развития города? На каких принципах следует основывать развитие Петербурга? «Оплачено по Договору № 14-20 от 03.09.2014г. из средств избирательного фонда кандидата на должность высшего должностного лица Санкт-Петербурга – Губернатора Санкт-Петербурга Полтавченко Георгия Сергеевича».

Георгий Полтавченко: «Новый Генплан, соответствующий "Стратегии-2030", появится в 2018 году»

Фотография предоставлена предвыборным штабом Полтавченко Г.С

Врио губернатора Петербурга Георгий Полтавченко в интервью "Фонтанке" рассказал о том, какие проекты должны быть реализованы в ближайшее время, а какие – дело будущего. Как воспользоваться чемпионатом мира по футболу для развития города? На каких принципах следует основывать развитие Петербурга? 

Главное – готовить взвешенные градостроительные решения

- Георгий Сергеевич, в ходе своей избирательной кампании вы опирались на "Стратегию-2030" как на свою предвыборную программу. А недавно на урбанистическом форуме «Будущий Петербург» эксперты ее критиковали и говорили о необходимости доработать стратегию в соответствии с городскими реалиями. В частности, она сейчас не стыкуется с Генеральным планом развития Петербурга.

– Не вижу тут предмета для спора. Все городские программы, все документы развития Петербурга должны быть и будут приведены в соответствие со "Стратегией-2030". Я заявил об этом еще в ежегодном отчете Законодательному собранию весной 2013 года, когда разработка стратегии только начиналась. И в первую очередь это касается Генплана. Именно по этой причине мы приняли решение перенести сроки принятия нового Генерального плана развития Петербурга на 2018 год. Таким образом, планировочный период охватит не 2015 – 2035 годы, как предполагалось ранее, а 2018 – 2038 годы. Это своего рода «привязка» стратегии к пространству, к петербургскому ландшафту.

Но, кстати, это не значит, что мы вообще не собираемся корректировать стратегию – конечно, при необходимости и с согласия петербуржцев. Стратегическое планирование всегда ведется в трех измерениях – время, пространство и ресурсы. Если меняется что-то на одной оси, приходится что-то менять и на других.     

- Сегодня у Петербурга нет ясности с ресурсами, конкретно – с кредитами международных банковских организаций под крупные проекты. Есть ли смысл что-то планировать в такой ситуации?

– Главное – готовить взвешенные градостроительные решения. Если они соответствуют интересам развития города на перспективу, то сохраняют свою актуальность на много десятилетий вперед или даже столетий. Дамбу в Финском заливе для защиты Петербурга от наводнений предлагали строить еще императору Александру I. Почти двести лет спустя реализация этого проекта была завершена при активном участии федерального центра и личном участии Владимира Владимировича Путина.

В общем, идет ли речь о развитии исторического центра Петербурга, какого-то другого района или города в целом, наш подход остается неизменным. Мы не знаем, кто и когда завершит эту работу, наши дети или наши внуки. Но мы знаем, что начать ее сегодня – наш долг, потому что завтра уже будет поздно. 

А поиск финансовых ресурсов мы продолжим. Только в других направлениях. В том числе – внутри страны.

Проект закона по историческому центру отправится в Думу в начале 2015-го  

- Вы упомянули Программу сохранения и развития исторического центра. Плохие новости про нее приходить перестали. А хорошие есть?

– К техническому обследованию домов в двух пилотных кварталах привлечены три новые компании с квалифицированными специалистами. Обследование завершится к концу 2014 года. С 2015 года начнется следующий этап – социально-экономическое обследование территорий и историко-культурная экспертиза. Также предстоит оценить параметры и состояние объектов, находящихся в федеральной собственности, после чего мы попросим включить эти объекты в федеральные программы ремонта и реставрации. Параллельно работаем над изменением территориальных строительных норм: если мы хотим сохранить историческую застройку Петербурга, к ней нельзя предъявлять те же требования по перекрытиям, санитарии, инсоляции и т. д., что и к новым районам. В 2016 году рассчитываем приступить к подготовке проектов планировки территорий. Таким образом, реализация Программы сохранения исторического центра перешла в плоскость очень конкретных действий, с понятной продолжительностью и предусмотренными для каждого этапа результатами. 

- Какова судьба проекта федерального закона, призванного урегулировать все юридические аспекты программы и вызвавшего прошлой осенью так много шума?

– Проект согласован практически всеми заинтересованными сторонами, включая наших бывших оппонентов. Сейчас экспертная группа готовит его к общественному обсуждению. Мы планируем этой осенью передать его на рассмотрение депутатам Законодательного собрания и в начале следующего года внести в Государственную думу.

Очень важно, что подходы, наработанные в ходе наведения порядка в историческом центре, позволяют нам сейчас формировать прообраз новой системы управления развитием города в целом. Когда мы обследовали историческую застройку в пилотных кварталах, то обнаружили, что сегодня полную информацию ни о каком здании Петербурга в одном месте получить нельзя. Какая-то ее часть находится в КГИОП, какая-то у жилищников, какая-то – у энергетиков, какая-то – в Росреестре и т. д. Есть порядка 30 различных характеристик, и по каждой из них информация хранится в разных организациях, многие из которых не подчиняются городу. Будем сводить все эти данные и создавать на базе Региональной геоинформационной системы (РГИС) электронные свидетельства, или паспорта, для каждого объекта. Это исключительно важный шаг для повышения качества управления. Прежде всего – для устранения существующих дисбалансов в социальной инфраструктуре Петербурга. 

Строительная пауза пошла на пользу городу

- Но ведь планы по строительству новых детских садов, школ, поликлиник и т. д.на ближайшие годы уже закреплены в отраслевых схемах развития.

– В том-то и дело, что объекты в отраслевых схемах, как правило, планируются без учета демографических и половозрастных характеристик. Грубо говоря, там, где их удобно строить, а не там, где они нужны людям.Есть кварталы, в которых средний возраст жителей, условно говоря, составляет 65 – 70 лет, при том что в соседнем квартале – 30 – 35 лет. Отраслевая схема этой разницы не видит, и в среднем по району или микрорайону социальная «температура» получается нормальная, как в больнице «средняя по палате». А когда у нас появится настоящая «температурная» карта города, станет понятно не только где лучше расположить новые объекты, но и как финансировать их строительство. Например, так добровольные взносы на социальную инфраструктуру в Петербурге сегодня делают те застройщики, которым на своих кусках земли детский сад или школу построить уже нельзя. Но на эти деньги можно обеспечить инфраструктурой соседние территории.

- Георгий Сергеевич, не жалеете, что три года назад устроили своего рода «каникулы» для девелоперов и застройщиков?

– У нас не было другого выхода. Иначе пришлось бы остановить все строительные программы города и лет 10 подводить к розданным бизнесу участкам инженерные сети, дороги и т. д.

Древние китайцы считали «совершенно мудрым» человека, который побеждает, когда его к этому вынуждают. Наверное, мы проявили мудрость – нас вынудили, и мы победили. А мы, я считаю, действительно победили.Мы установили понятные правила игры, которые принял бизнес. На намывных территориях Васильевского острова и на ряде других территорий девелоперы уже согласились строить инженерные сети за собственный счет. Частные инвесторы сами берутся строить социальные объекты и передавать их городу. Каждый месяц проводятся совещания с основными застройщиками, где отслеживается выполнение этих договоренностей.      

Самое главное, что мы нисколько не потеряли в темпе, не допустили резкого уменьшения предложения на рынке жилья и, как следствие, резкого роста цен. Свои 2,5 миллиона квадратных метров петербургские строители каждый год на-гора выдавали. И недавно объем предлагаемого нового жилья в Петербурге достиг исторического максимума – 4 млн квадратных метров.  В общем, с какой стороны ни глянь, взятая нами пауза пошла на пользу городу. Мы изучили опыт предыдущих лет, поняли, где были допущены ошибки, проанализировали их и приняли необходимые решения.

Деловой район ждет до лучших времен

- Уже известно, где в нашем городе будет создаваться петербургский Де Фанс, новый деловой центр?

– Есть два полюса развития. Один формируется на юге, в районе аэропорта Пулково, другой – на северо-западе, вокруг Лахта-центра. Думаю, что заявленных объемов офисных площадей на двух этих полюсах в ближайшие годы будет более чем достаточно для всех транснациональных корпораций, которые захотят разместить в Петербурге свои штаб-квартиры. Проблемы, скорее, могут возникнуть с заполнением новых площадей.

- Девелоперы ждут, когда город определится с планами по развитию промышленного пояса. В прошлом году вы сказали, что лучше потерять время, но выиграть пространство и не окружать исторический центр каменными джунглями.

– Лично я с принципами застройки «серого пояса» уже определился. Треть – под жилье, треть – под зеленые насаждения, треть – под создание рабочих мест. Но менять функциональное назначение этих земель можно не раньше, чем мы законодательно закрепим на уровне города приоритеты территориального развития. После этого можно будет предоставить бизнесу возможность управления той или иной территорией путем создания корпорации развития или управляющей компании.

Петербургу всегда помогали развиваться проекты государственной важности

- Как вы считаете, какие большие проекты будут обязательно реализованы в Петербурге в ближайшие 5 лет, а какие – при благоприятном стечении обстоятельств?

– Я считаю, что правильнее разделить все проекты не на две, а на три группы. Первая группа – то, что появится в любом случае, несмотря ни на какие внешние факторы. Причем именно в те сроки, которые мы для себя наметили. Помимо Западного скоростного диаметра, развития аэропорта «Пулково» и достройки стадиона на Крестовском острове это, в частности, развитие транспортной структуры Колпино, строительство новых выездов из Приморского района. В группу этих безусловно исполняемых проектов, конечно же, входит развитие петербургского метро – строительство до 2020 года 13 новых станций на четырех линиях и полный цикл подготовки к следующему этапу 2020 – 2025 годов.

Такой же безусловный приоритет сегодня и у проекта транспортного обхода центра  (ТОЦ) по Обводному каналу и набережной Макарова со строительством моста через остров Серный и подключением магистралей непрерывного движения к ЗСД. Правда, при реализации этого проекта мы в значительной степени рассчитываем на софинансирование из федерального бюджета. Интересы Петербурга здесь совпадают с государственными интересами, связанными с проведением чемпионата мира по футболу.

- Иначе говоря, город намерен воспользоваться подготовкой к ЧМ-2018 в своих целях?

– Вообще-то мы уже включились в программу подготовки к чемпионату. Развязка на пересечении Дунайского проспекта и Пулковского шоссе сейчас строится в том числе и на деньги федерального бюджета, полученные в рамках подготовки  к ЧМ-2018. А в принципе я не вижу тут ничего предосудительного. Петербург и своим рождением, и своим бурным развитием в качестве столицы Российской империи обязан проектам государственной важности. И если вспомнить совсем недавнее прошлое, то подготовка к 300-летию, благодаря которой наш город получил КАД и восстановил разорванную Кировско-Выборгскую линию метро, тоже была государственной программой.

- Какие проекты вы относите к двум другим группам и что это за группы?     

Вторая группа – это проекты, которые тоже будут реализованы в обязательном порядке, но не любой ценой, а когда на них появятся деньги. Например, строительство линии «Аэроэкспресса» или развитие нового транспорта – легкорельсового трамвая. Город в них заинтересован, но в одиночку мы их, что называется, просто не потянем. Сюда же, кстати, я бы отнес и новые переправы через Неву, в частности – новый мост в створе улицы Коллонтай. Хотя на них мы вряд ли получим федеральное софинансирование.

- Разве следующий большой мост в Петербурге появится не в створе Фаянсовой и Зольной улиц?

– Окончательное решение пока не принято. Но с учетом геополитических реалий есть понимание, что новая широтная магистраль в створе Фаянсовой – Зольной с выходом на КАД возможна только при участии частного капитала. По объемам сносов и выкупа земли она слишком затратна для бюджета и поэтому относится уже к третьей группе проектов. Они желательны и очень полезны для города, но реализуются исключительно на основе частно-государственного партнерства. А мост в створе улицы Коллонтай нужен в любом случае – для улучшения транспортной связанности двух берегов Невы. Интервал без переправ между мостом Александра Невского и Володарским мостом слишком велик по меркам современного мегаполиса.

Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы прорывными темпами развивались все проекты, а не только петербургское метро. Но я понимаю, что достигаются такие прорывы исключительно за счет концентрации сил и средств. Этим и отличается стратегический подход от нестратегического. Мы направляем усилия не на максимизацию результата, а на оптимизацию ресурса. Только в этом случае возможен не единичный (локальный), а долгосрочный успех.

«Оплачено по договору № 14-20-ГД от 03.09.2014 г. из средств избирательного фонда кандидата на должность высшего должностного лица Санкт-Петербурга – губернатора Санкт-Петербурга Полтавченко Георгия Сергеевича» 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор