17:55 23.05.2018
Особое мнение / Дмитрий Травин все авторы
Сквер перед посольством России в Вильнюсе назвали именем Бориса Немцова
МЧС: В карты метеорологов вкралась ошибка, в Петербурге нет оранжевого уровня опасности
Помощник Путина рассказал, как президент будет работать на ПМЭФ-2018
В Ломоносове продали деревянный региональный памятник
СМИ: Белых собирается работать в колонии библиотекарем
У аэропорта Пулково сделали бесплатную парковку
Госдуму просят ввести наказание за сексуальные домогательства депутатов
В Новой Голландии спилят все клены
Петербургский автопром вырос в апреле на 11% после провала в марте
Верховный суд признал законным проект планировки «Планетограда»
Россия хочет упростить доступ к портам для стран ЕАЭС
В Помпеях обнаружили новые «дельфиньи» фрески
Петростат: петербуржцы снова начали экономить на еде
Памятные купюры к ЧМ-2018 показали петербуржцам
Путин приехал в Петербург на турнир по дзюдо в память о своем тренере
Володин: Депутаты не поедут отдыхать туда, где к ним плохо относятся
Греция хочет организовать круизную линию с Россией
Краснопутиловскую подтопила холодная вода, движение ограничено
Пресс-секретарь Навального арестована на 25 суток
Лунев назвал ерундой ситуацию с главным тренером «Зенита»
Невнимательный водитель сбил байкера в Колпино
В Петербурге и области ввели оранжевый уровень опасности
Десятки тысяч париков и шапок болельщиков к ЧМ не пустили в Россию
В Купчино труба с кипятком не прошла испытаний на прочность
Полиция подала в суд на петербургского оппозиционера, раскрывшего преступление вместо нее
СК не счел преступным «турецкий плен» петербургской школьницы
СМИ: Сарри летит в Петербург — знакомиться с инфраструктурой «Зенита»
Компания Марины Сечиной пожаловалась в Центробанк на рейдеров
Генштаб РФ: Дамаск освобожден от боевиков
Петербургская «Ночь музеев» раскрыла число посетителей
Застройщик отрицает проблемы в домах-памятниках у Литейного моста
В Петербурге наркоторговцев обвиняют в легализации 11 млн рублей
В Sberbank CIB продолжаются увольнения из-за отчета с критикой «Газпрома»
В Госдуме склоняются к тому, чтобы не наказывать ВТБ из-за отказа работать с Дерипаской
Лев Лурье 8 сентября запустит городскую акцию памяти о блокаде
Северные страны пообещали запустить коммерческую сеть 5G к 2019 году
Греф: Сбербанк ждет притока амнистированных денег из-за рубежа
Специалиста по долговому рабству нашли убитым в Лисьем Носу
На сайте «Госуслуги» вместо документов о захоронении предлагают ознакомиться с «прикольными тостами»
Минкульт: Работе Booking.com в России ничего не угрожает
Петербургским бизнесменам хотят запретить называться именем города
Внутреннее кольцо КАД остановлено: гости ПМЭФ едут
В официальный портрет финского президента «затесалась» щека беженца
«Союзмультфильм» переделает блудного попугая Кешу в стендап-комика
Министры РФ и Финляндии на полях ПМЭФ обсудят циркулярную экономику
Ещё трое артистов Мариинки попали в больницу с отравлением
Российский союз туриндустрии: Booking.com не заблокируют, потому что он удобный
Фестиваль болельщиков ЧМ-2018 на месяц закроет движение в центре Петербурга
Кудрин: В нашей стране не нужно наращивать репрессивные полномочия
В пятизвездочных отелях заканчиваются свободные номера на ПМЭФ-2018
Суд отменил итоги одного из двух конкурсов по выбору регионального оператора по отходам
В Петергофе медбрата санатория подозревают в надругательстве над мальчиком
ВТБ подчинился американским санкциям и отказался сотрудничать с Дерипаской
Почти 100 машин «Петровича» попали под «санкции» за невыплату 70-тысячного штрафа
На Большой Морской тушили пожар в Доме архитектора
В Башкирии будут судить гаишника, уничтожавшего протоколы ради друзей
В Петербурге суд впервые признал незаконными действия по «омоложению» дореволюционного дома
Эксперты предрекают проблемы с полисом ОСАГО летом
15.08.2014 13:03
Возможен ли у нас дворцовый переворот?
Владимир Путин за последнюю пару лет выстроил совершенно иной режим, чем тот, который существовал с 2003 по 2012 год. Нынешняя жесткая политическая система – это попытка сохранить любовь масс в ситуации, когда реальные доходы населения расти перестанут по причине деградации экономики. В недавней статье «Путин-таврический» я попытался обосновать этот тезис.

Владимир Путин за последнюю пару лет выстроил совершенно иной режим, чем тот, который существовал с 2003 по 2012 год. Нынешняя жесткая политическая система – это попытка сохранить любовь масс в ситуации, когда реальные доходы населения расти перестанут по причине деградации экономики. В недавней статье «Путин-таврический» я попытался обосновать этот тезис.

Новый режим пока функционирует неплохо. Путинский электорат пребывает в такой эйфории, как будто у нас не ввоз закуски сократился, а всерьез расширился импорт выпивки. Однако в этой новой «таврической» системе существуют важные встроенные ограничители. Эйфория масс неотделима от разочарования элит.

Старый путинский режим, функционировавший по принципу «живи сам и жить давай другим», был удобен практически для всех россиян. Для феноменально разбогатевшей элиты. Для среднего класса, который мог удовлетворить свои основные потребности. И для широких слоев населения, существовавших довольно бедно, но радовавшихся уже тому, что миновали лихие 90-е. Недовольны были лишь те, кто по принципиальным соображениям отвергал авторитарное правление. Но большинство этих людей (как правило, хорошо образованных и хорошо зарабатывавших) в практическом плане трудностей не испытывало, а потому готово было терпеть моральные неудобства и дальше.

Новый путинский режим будет для многих весьма неудобен. Причем не просто из-за объективно возникающих проблем, вызванных стагнацией нашей экономики. Стремясь превратить Россию в осажденный лагерь, сплотившийся вокруг вождя, Путин неизбежно начинает создавать трудности субъективного толка.

Во-первых, к числу таких трудностей относятся введенные западными странами визовые ограничения для представителей правящей верхушки. Теперь всякий крупный чиновник, находясь на подступах к этой верхушке, будет думать о том, что, преданно служа режиму и пробиваясь на самый верх, он может лишиться главного – возможности свободно наслаждаться жизнью и деньгами в наиболее комфортабельной части мира. Так не лучше ли в какой-то момент перескочить в частный бизнес, бросив режим на произвол судьбы?

Во-вторых, еще более широкие ограничители ввел сам Путин, фактически запретив разного рода силовикам отдыхать за рубежом. Понятно, что силовики службу по этой причине не бросят, поскольку в среднем очень хорошо зарабатывают. Однако в трудный для Путина момент у них уже не будет твердой уверенности в необходимости защиты этого режима. Они, скорее всего, станут ждать прихода такой новой власти, которая сохранит все плюсы старой, но избавится от тех глупостей, которые мешают наслаждаться жизнью и деньгами.

В-третьих, наши собственные ограничения на импорт продовольствия из США, Евросоюза и ряда других стран будут создавать некоторые (порой существенные) перебои на рынке и разгонять инфляцию, что повлияет и на элиту, лишающуюся французских сыров, и на широкие массы, для которых весьма неприятно ускорение роста цен. Это, конечно, не вызовет массовых протестов, однако сделает проживание в России все менее удобным для многих влиятельных людей, благодаря которым Путин сегодня правит страной.

Скорее всего, в течение нескольких месяцев список значительных неудобств существенно расширится, поскольку конца соревнованию в санкциях между Россией и Западом пока еще не видно. Принцип «живи сам и жить давай другим» постепенно перестает действовать. Мы начинаем существовать по принципу «живи вопреки трудностям». Он, конечно, неплохо работает на фоне военных и внешнеполитических побед, однако требует, чтобы эйфория постоянно чем-то подпитывалась. То ли радостью наших побед, то ли страхом перед вторжением коварных врагов. Если нет ни того, ни другого, люди все чаще начинают задумываться о неудобствах такой жизни. Причем наиболее информированная и наименее поддающаяся психозу элита гораздо быстрее приходит ко всяким неудобным для существования режима мыслям.

В этой ситуации будущее России оказывается в зависимости от соотношения двух факторов.

С одной стороны, пока Путин сможет пробуждать патриотическую эйфорию и поддерживать свой высокий рейтинг, он остается нужен российским элитам, которые при сохранении авторитарного режима будут богатеть, даже несмотря на экономическую стагнацию.

С другой стороны, по мере нарастания неудобств, связанных с сохранением режима, элиты будут все чаще подумывать о необходимости трансформировать политическую систему, сделать ее такой же прагматичной, как раньше. И соответственно, они будут задумываться о том, насколько им необходим Путин.

Если Кремлю удастся долгое время поддерживать патриотическую эйфорию, несмотря на экономические трудности, Путин сможет сохранять свою власть еще много лет. Если эйфория выдохнется и люди станут все чаще задавать себе вопросы о том, действительно ли мы находимся в кольце врагов, рейтинг вождя пойдет вниз, и Путин перестанет быть по-настоящему нужен элитам. А ведь именно тогда, когда вождь больше не нужен элитам, возникает опасность дворцового переворота и выдвижения нового лидера, способного пробуждать любовь масс без ущерба для привилегированного меньшинства.

Впрочем, даже если переворота не произойдет, поддерживать существование режима станет труднее. Понадобятся откровенные фальсификации на выборах, однако даже среди профессиональных политических жуликов будет все меньше людей, стремящихся качественно обслужить режим. Понадобится больше силовых акций, однако силовики будут давить протесты без особого энтузиазма, а то и вовсе станут уклоняться от выполнения неприятных приказов.

Скорее всего, профессионалы, умеющие что-то делать и заработавшие благодаря этому много денег, просто расстанутся с госслужбой и отправятся жить за границу. А на их место придут неумехи-провинциалы из числа всяких «наших» и «молодогвардейцев», которые для приобретения первоначального капитала вынуждены будут какое-то время худо-бедно обслуживать власть.

Чтобы избежать многочисленных трудностей подобного рода, Путину придется прикладывать максимум усилий для поддержания рейтинга и репутации спасителя отечества. Однако это может обернуться новым обострением отношений с соседями и очередным дискомфортом для элит, желающих сытой и благоустроенной жизни.

Президенту понадобится весьма умело маневрировать для того, чтобы еще лет десять-пятнадцать сохранять эйфорию народа, у которого не растет благосостояние, и практическую поддержку элит, со всех сторон обложенных санкциями. Путин, конечно, мастер политического маневрирования. Однако на этот раз у него чрезвычайно сложная задача.

Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

добавить комментарий
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.