Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

13:08 16.10.2019

Генконсул Израиля в Санкт-Петербурге Эдуард Шапира: «Мы не хотим голодного и злого соседа»

Эдуард Шапира, оставляющий пост генерального консула Израиля в Петербурге, в прощальном интервью директору Агентства журналистских расследований Андрею Константинову и главреду «Фонтанки» Александру Горшкову - о нашем городе, своей стране, войне в Газе.

Генконсул Израиля в Санкт-Петербурге Эдуард Шапира: «Мы не хотим голодного и злого соседа»

Эдуард Шапира, оставляющий пост генерального консула Израиля в Петербурге, в прощальном интервью директору Агентства журналистских расследований Андрею  Константинову и главреду «Фонтанки» Александру Горшкову  – о нашем городе, своей стране, войне в Газе.

видеоверсия интервью в программе "ИНСАЙД"

А.Г.: Эдуард, один из поводов для нашей встречи…


А.К.: Печальный!

А.Г.: Да, печальный. В августе заканчивается срок Ваших полномочий в нынешней должности в Петербурге. С марта 2011 года вы работали здесь и создавали генеральное консульство. К сожалению, подходит смена. Вам, судя по биографии, не дают долго задерживаться на одном месте, и теперь предстоит поработать немножко в Израиле. У вас в послужном списке дипмиссии в Ташкенте, Киеве, Бангкоке, Москве, Белоруссии, Минске и Петербурге – на Ваших глазах на постсоветском  пространстве прошла целая эпоха:  с 90-х годов прошлого века по середину 10-х. Как изменилась Россия за это время? Как изменилось постсоветское пространство?

– Ленинград и Санкт-Петербург занимал особое место в этом процессе. Здесь всегда все шло немножко по-другому. Все-таки он всегда был и является культурным центром. Я здесь бывал в рамках моей предыдущей должности в Москве. И могу сказать, что он изменился в хорошую сторону. Изменения очень существенны во всех сферах, начиная с самых простых ежедневных вопросов и вплоть до отношений с Израилем, если хотите. Во всех направлениях произошли фундаментальные изменения.

А.К.: Как бы вы охарактеризовали изменение отношения к Израилю? Что изменилось за последние, скажем, 10 лет?

– Возьмем количество встреч между высшим руководством. Раньше это была ежегодная встреча, протокольная. Теперь такие встречи стали интенсивными, постоянными – они проходят, как минимум, два раза в год. Существует постоянный диалог между МИДами наших стран, который охватывает все возможные направления сотрудничества. Существует механизм экономического и торгового взаимодействия.

А.Г.: Вы совсем как дипломат отвечаете! Ну, собственно говоря, вы так и должны отвечать. Но объясните простому человеку, насколько просто сейчас израильскому бизнесмену в Петербурге?

– Во-первых, израильский бизнесмен приезжает сюда без виз, чего не было 10 лет назад.


А.К.: Но и россияне без виз приезжают в Израиль.

– Да, у нас подписан в 2008 году безвизовый режим, который удвоил или утроил количество туристов и сделал бизнес намного проще. Во-вторых, это механизм, о котором я говорил, – смешанная комиссия, которая постоянно работает, которая встречается ежегодно, которая тоже решает проблемы, связанные с развитием бизнеса. У нас есть крупные проекты, в том числе и в Петербурге, давайте не будем забывать договор, который был подписан на последнем экономическом форуме.

А.Г.: «Планета-Град», напомню, что это  строительство огромного жилого массива неподалеку от Пулковских высот.

– Если он будет реализован, то станет самым большим инвестпроектом Израиля в России – более 3 миллиардов долларов. Более 600 000 российских туристов, которые посещают Израиль, – это второе место после американских туристов. Поэтому нельзя сравнить отношения, которые были 10 лет назад, и нынешний уровень политического общения и характер бизнеса – он перешел на более стратегический этап, чем просто «импорт – экспорт». С израильской стороны – это очень много  технологий, интерес колоссальный к России. Если преодолеть определенные трудности, которые мы все знаем, товарооборот может вырасти в разы.

А.К:  Каков масштаб «заворачивания» российских граждан в Израиле, когда им отказывают во въезде? Безвизовый безвизовым, но могут все-таки вернуть. И с нашей стороны, соответственно, есть ли такие случаи?

– Есть. Но это считанные случаи, десятки, может быть, в год. Когда человек, приезжая в Израиль, не может доказать ту цель поездки, которую декларирует, или когда он вызывает какие-то сомнения у пограничников Израиля. То же самое в России. Мне кажется, в России еще меньше таких инцидентов, как-то так получается, что из России меньше депортируют.

А.Г.: Как сказывается нынешняя тревожная обстановка в Израиле вокруг сектора Газа на турпотоке?

– Пока рано говорить. Естественно, были люди, которые отменили поездки. Но мы не видим тенденции, во всяком случае с Россией, тенденции изменения планов, в том числе летнего отдыха. Надеемся на прекращение войны в ближайшее время, на прекращение огня. К нашему счастью, количество пострадавших гражданских лиц в Израиле от последней войны минимальное. Принимаются все меры безопасности. Существует и технологический ответ, и часть ракет не долетает. Также проводится образовательная программа с населением, и оно себя ведет очень спокойно, очень сдержанно. Израиль был и остается островом стабильности даже сейчас, несмотря на все происходящее на Ближнем Востоке. Я надеюсь, что после прекращения огня он останется самым тихим и самым спокойным местом для российских туристов.

А.Г.: Напомню, что Израиль начал операцию в отношении сектора Газа «Нерушимая скала», затем последовала наземная операция. Предыстория последних событий: 12 июня пропадают три израильских подростка, ученика ешивы, 18 дней спустя их находят убитыми. Еще через день в окрестностях Иерусалима пропадает палестинский подросток, находят его сожженные останки. Израиль заявляет об обстреле ракетами со стороны сектора Газа и наносит ответный удар... Правильно я изложил?

– Более или менее да, но надо сказать, что так, как вы рассказали, – это выглядит как симметрический обмен обстрелами, а это не так, разница очень существенная. Израиль отвечает на обстрел мирного населения в то время, когда со стороны сектора Газа идет слепое обстреливание. Понимаете, это оружие очень непростое, и оно не позволяет быть точным, оно слепым образом обстреливает мирное население. Самые большие города Израиля обстреливаются со стороны сектора Газа.

А.Г.: До Тель-Авива практически не долетают?

– Долетают-долетают, до Тель-Авива и даже севернее Тель-Авива, к сожалению. В то время как Израиль отвечает именно по источникам огня. Израильский обстрел, он точечный.

А.Г.: Но, к сожалению, во время таких обстрелов тоже гибнут люди.

– Да, к сожалению, гибнут и мирные люди.

А.Г.: Более двухсот палестинцев погибло еще до начала наземной части операции, а сейчас число жертв в Газе превышает 1000.
 

А.К.:  Вы говорите, что стабильность и безопасность будут, когда наступит прекращение огня. Но ведь это же не решение проблемы. Это не ситуация, когда куда-то исчезнет ХАМАС, куда-то денутся палестинцы. Пройдет год, пройдет полтора года, пройдет два года – будет то же самое. Ведь здесь нужно искать, как мне кажется, какое-то системное решение проблемы. Иначе ничего не изменится, многие годы уже мы по новостям видим: от одной военной операции к другой военной операции.

– К сожалению, вы знаете, для танго нужны двое. Израиль, по-моему, доказывал не раз – например, заключением мира с Египтом и с Иорданией, – что готов идти на компромиссы, на очень существенные уступки. Израиль хочет жить в мире, Израиль готов протянуть руку нашим соседям-палестинцам. У последних 5 – 6 израильских правительств были определенные договоренности с палестинским руководством. Но проблема в том, что палестинцы не говорят одним голосом, там произошел определенный раскол. В то время как ФАТХ ведет более или менее конструктивную политику, сектор Газа консолидируется с террористической организацией ХАМАС, которая, исходя из ее поступков, соответствует именно этому определению. Мировое сообщество признает ее террористической организацией. Она контролирует и использует мирное население самого сектора Газа как живой щит. И таким образом совершает двойное преступление: не только обстреливает мирное население Израиля, но и использует свое мирное население для самозащиты. Происходит действительно что-то уникальное, чего не происходит нигде больше в мире. Я более или менее знаю и слежу за конфликтами в мире, но такой ситуации, как с сектором Газа, по-моему, аналога нет нигде. Вы знаете, принято и в России, и не только, что военные структуры – они, в принципе, защищают мирное население, правильно? Для чего армия, военные для чего? Для того, чтобы защищать мирное население. Там наоборот: там мирное население используется для того, чтобы защищать военные структуры, – уникальная ситуация.

А.Г.: Но при этом вряд ли была бы возможна такая ситуация без определенной поддержки ХАМАС со стороны населения сектора Газа.

– Они взяты как заложники. Посмотрите, что они говорят. Знаете, я не самый объективный. Читайте сегодняшнюю прессу, все ведущие западные газеты: что пишут, кого критикуют. Да, критикуют Израиль за непропорциональную войну. Скажите, а что значит пропорциональная? Если в тебя стреляют? Только за один день более 120 ракет было выпущено по территории Израиля. Вы более или менее имеете представление, что такое Израиль. Представьте себе более 120 ракет из сектора Газа. И что же должно быть пропорционально? Тоже слепой обстрел сектора Газа?

А.К.: У меня вопрос вот какой, к вам как к дипломату: вы упомянули Египет, и действительно, был период блестящих побед израильской дипломатии, можно сказать. И это в том числе комплекс соглашений с Египтом. Но, допустим, сегодняшняя дипломатия израильская или, скажем, вчерашняя, она не только победоносная, я имею в виду серьезное осложнение отношений с Турцией. Турция – это не ХАМАС и не сектор Газа. Турция для Израиля – это очень близко, это очень важно. Как вы собираетесь выходить из этой ситуации? У нас в России о ней не очень хорошо знают, но она существует, вплоть до таких серьезных оскорблений: на уровне художественных фильмов, которые там снимаются.

– Смотрите, нам надо войти в детали ситуации с Турцией. У нас на протяжении десятков лет были замечательные отношения. Мы и сейчас, я надеюсь, считаемся союзниками формально. В принципе, террор угрожает и Турции, как и Израилю. И Турция, как региональная держава, понимает, что сотрудничество с Израилем в этой сфере кардинально важно для нее. И  есть несколько других сфер. Есть позиция премьер-министра Турции, у которого свои приоритеты, в том числе и политические, касающиеся регионального влияния на Ближнем Востоке. Он в данный момент считает нужным использовать израильско-палестинский конфликт в рамках своих целей, и очень сильно, очень иногда даже грубо, высказывается против Израиля. Недавно мы видели в турецкой прессе ужасную статью, которая носит абсолютно антисемитский характер и поддерживается турецким руководством. Надо понимать, что это не турецкий народ, это не вся Турция. Надо надеяться, что мы урегулируем наши разногласия. Могут быть разные взгляды, естественно, Турция, как мусульманская страна,  поддерживает палестинское стремление к решению конфликта и к улучшению ситуации. Мы тоже, поверьте мне. Мы не хотим голодного и злого соседа. Это не наша цель, это вне наших приоритетов. Но (я отвечаю на предыдущий вопрос) должна сформироваться политическая воля. Политическая воля в палестинском народе, который демократическим путем должен выбрать то руководство, которое поймет, что Израиль победить невозможно, и насилием нельзя навязать какое-то решение.

А.Г.: Но ХАМАС пришел к власти демократическим путем или нет?

– А Гитлер тоже пришел демократическим путем! Демократия – это не залог всего. Должна быть политическая воля, чтобы решить эту проблему. Сектор Газа, может быть, действительно, Сингапуром Ближнего Востока.

А.Г.: Напомню, 360 квадратных километров всего лишь.

– Да, и мы обеими руками за. Когда я работал в экономическом департаменте МИДа, лет 12 назад, в Газе действовал международный аэропорт с поддержкой израильской армии, так, чтобы обеспечить международный выход для сектора Газа. Он был закрыт, потому что его использовали в террористических целях. Поэтому он был уничтожен, этот аэропорт. Мы обеими руками за то, чтобы Газа процветала, больше, чем центр Тель-Авива, как центр высоких технологий. Мы обеими руками за, мы хотим такого соседа как Сингапур, а не такого соседа, как ХАМАС. Но для этого недостаточно только решения Израиля. Мы же вышли оттуда, у нас нет ни одного поселенца в секторе Газа. Кто мешает палестинцам, кто мешает  сектору Газа использовать все эти миллиарды, которые они получают, для строительства школ и университетов? Израиль мешает? Ради бога, стройте! Но это все куда идет? Это идет на строительство тоннелей, на приобретение ракет, на приобретение оружия против Израиля – с таким соседом трудно договориться. О чем мы должны с ними договариваться? О том, какой величины будет гроб, в котором будет похоронен Израиль? О чем здесь говорить? Какой конструктивный договор, пока нет политической воли? Вот будет политическая воля, придет разумное руководство, как это было с другими нашими соседями, тогда будет о чем говорить. Израиль доказал уже не раз свое желание жить в мире и процветании со своими соседями. И такие намерения у нас есть и с палестинцами. Не забудьте и тот путь, который Израиль прошел в плане палестинской проблематики. Израиль сегодня признает право Палестины на независимость, на самостоятельность. И готов протянуть руку для строительства палестинского государства. 10 лет назад, 12 лет назад этого всего не было, Израиль сделал несколько существенных шагов вперед, что нельзя сказать о палестинцах.

А.К.: Скажите, пожалуйста, чтобы уже завершить с этим ближневосточным перекрестком, все-таки как с Египтом? Я так понимаю, когда Мурси пришел к власти, серьезные проблемы на Синае возникли с контролем этой территории. И у нас были сведения, что достаточно большое количество и грузов, и оружия, и вооруженных боевиков на этой закрытой по прежней договоренности территории стало появляться. Решается ли эта проблема сейчас и насколько Египет в состоянии контролировать и держать в безопасности Синай, потому что это ключ к очень многим проблемам: это трафик оружия и до Сирии, и до Ирака.

-  Во-первых, надо сказать, говоря о Египте, следующее: мир с Египтом, несмотря на все коллизии, все проблемы, которые охватывали Ближний Восток, и в том числе последние годы в Египте, несмотря на это, мир с Египтом существует и мирный договор полностью исполняется обеими сторонами. Египет – это ключевая сторона для решения арабско-израильского конфликта, у нас были всегда договоренности и понимание проблем безопасности. И Мурси это понимал, и Ас-Сиси это понимает, у нас постоянные переговоры, несмотря на то что характер отношений должен быть более искренним и более обширным. Что касается безопасности Синайского полуострова, он используется для беженцев, и не только беженцев, для людей, которые собираются перейти через Египет в Израиль, с целью найти в Израиле работу, потому что очень много людей из Судана, из Эритреи использовали Синайский полуостров именно для этих целей. За последние годы был выстроен серьезный барьер, который полностью перекрывает южную границу Израиля с Египтом, и ситуация стала намного лучше, в принципе она теперь абсолютно не используется ни беженцами, ни террористами, потому что барьер, созданный Израилем, останавливает это. Также существует военное сотрудничество и в данный момент, которое обеспечивает безопасность Синайского полуострова, но это не решает всех проблем. Ведь ракеты не знают границ! Ракеты, которые запускаются из какой-то палатки или шалаша на Синайском полуострове, попадают в южный город Эйлат. Поэтому военное сотрудничество должно укрепляться, но укрепляться оно должно через понимание. Египет отлично понимает угрозы своей безопасности, понимает необходимость бороться с мировым терроризмом. Для этого есть только один путь – это международное сотрудничество. Поэтому у нас с Египтом есть взаимопонимание в этом в направлении. То же самое с Турцией и другими странами, теми странами, которые хотят обеспечить безопасность и жить в мире, а не в хаосе и беспорядке.

А.Г.: Я предлагаю переместиться на постсоветское пространство. Для вас ведь Украина не чужая страна, так как вы работали в Киеве. Что вы думаете о происходящем сейчас на юго-востоке: увеличилось или не увеличилось число обращений за израильским гражданством со стороны граждан Украины? Что вы думаете о попытке разыграть антисемитскую карту? Такие попытки были со стороны определенных сил в самом начале конфликта, как здесь, в России, так и на Украине – давайте не будем это отрицать.

– Да, я работал на Украине, и естественно, у меня есть свое мнение. Но я не полностью владею ситуацией. Насилие, которое мы видим, – исходя из той информации, которую я вижу в СМИ, – это, конечно, ужасно. И конечно, в это трудно поверить. Я был во всех этих местах, и мне трудно верить тому, что я вижу с телевизионного экрана. Разыгрывание еврейской темы иногда очень быстро переходит в антисемитизм. Да, такое есть, никто этого не отрицает. Израиль знает отлично политические мотивы, которые за этим стоят, и спекуляция на еврейской тематике абсолютно не поддерживается официальным Израилем на Украине. Естественно, есть немало задач, которые нужно решить обществу для формирования новой власти. Я должен сказать, что количество антисемитских выступлений или инцидентов было минимальным на Украине, это тоже надо учесть. Во Франции, например, было больше антисемитских инцидентов, чем на Украине.

А.К.: Большой поток репатриантов, насколько я понимаю, из Франции.

– Да, вот только на днях приехало 430 репатриантов, несмотря на ситуацию в Израиле, именно из-за антисемитской волны во Франции. Что же касается Украины, да, мы видим повышенный интерес к вопросу репатриации в Израиль.

А.Г.: Сейчас Франция на первом месте стоит по репатриации?

– В процентном отношении – да. В еврейской общине Франции спрос на получение израильского гражданства самый высокий, больше чем, например, на Украине. Но на Украине тоже, обращаю внимание, количество желающих проверить свою возможность получить израильское гражданство растет. И естественно, это связано с ситуацией на Украине и желанием улучшить свое положение, переехав в более стабильный Израиль к своим родственникам.

А.Г.: По-прежнему действуют все программы помощи репатриантам, социальные условия?

– Естественно, все в силе. Суть еврейского государства в том, что оно принимает любого человека в мире, который доказывает свои еврейские корни. Вне зависимости от образования, профессии, состояния здоровья и т.д.

А.Г.: На сегодняшний день население страны около восьми миллионов человек.

– 8,1 миллиона, из них евреев больше 6 миллионов. 75 процентов – это еврейское население, остальное – это арабское, христианское и другие.

А.Г.: На четверть наш народ, как в песне…

– Да, примерно 1,2 миллиона – русскоязычное население. И что более интересно – это естественный рост. У нас в прошлом году население выросло на 1,8 процента – это один из самых высоких показателей среди развитых стран.

А.Г.: Знаете, когда я оказался в Израиле, меня больше всего поразил подлинный, настоящий патриотизм людей. Это был очень хорошо заметно, когда я оказался у Стены Плача, где юноши и девушки принимали воинскую присягу. Было удивительно смотреть на искренние эмоции молодых ребят. Надеюсь, что и в нашей стране когда-нибудь будет примерно так же.

– Да, я помню, как я принимал присягу много-много лет назад. Действительно очень трогательная церемония. И да, у нас ребята принимают присягу именно у Стены Плача, которая считается самым святым местом для евреев. В эмоциональном плане это, действительно, очень трогательная ситуация. Что касается патриотизма, не думаю, что в Израиле люди настроены более патриотично, чем в других странах. Просто наша страна находится в состоянии постоянной угрозы.

А.Г.: При этом есть удивительные вещи. Я на днях читал в прессе про выступление ультраправых в Иерусалиме, говоря нашей терминологией, неонацистов. Неонацисты и Израиль – казалось бы, несовместимые вещи.

– В каждом обществе, в том числе в израильском, есть силы, которые абсолютно не соответствуют стандартам цивилизованности. В отличие от других стран, в том числе и России, где тоже есть такого рода силы, в Израиле это – считаные люди, и их преступления расследуются правоохранительными органами. Эти преступления на почве межнациональной ненависти полностью отслеживаются властями, это абсолютно недопустимо, и люди, их совершившие, несут за это полную ответственность. Если вы имели в виду убийство арабского подростка – моментально эти преступники были найдены, они предстанут перед судом и получат, без сомнения, самую высокую меру наказания, которая в Израиле существует. От них отказались 99,9% процентов израильского населения.

А.Г.: Давайте вернемся в Петербург. Израильская компания рассматривала возможность строительства здесь своего фармацевтического предприятия. В итоге построила в Ярославле. Почему? Что у нас не так?

– Это было несколько лет назад, и я уже был в Петербурге. Интерес, колоссальный интерес российских компаний и российской экономики лежит именно в сфере высоких технологий, инноваций. И естественно, одна из таких тем – фармацевтика. Израильская компания, одна из лидирующих в мире, собиралась открыть свое предприятие в России. Они рассматривали несколько предложений. Одно было из Петербурга, другое предложение из Ярославля. Компания приняла решение строить там и уже реализовала этот проект. Это говорит о том, что, наверное, предложение, которое поступило из Ярославля, было более приемлемым или более привлекательным – тут нет никакой политики. Что касается Санкт-Петербурга, я думаю, что с приходом генерального консульства возможности для бизнеса улучшились. Мы, между прочим, нашли место для постоянного здания консульства.

А.Г.: Странно, что в Петербурге не было генерального консульства Израиля.

– Да, мы пришли с опозданием в 20 лет: мы открылись в 11-м году и только в 15-м году переедем в постоянное здание.

А.Г.: За последние годы, кстати, заметно увеличился культурный обмен, очень много приезжает выступать из Израиля артистов, музыкальных коллективов.

– Мы стараемся участвовать во всех крупных мероприятиях, будь то конференции, соревнования, фестивали или концерты. Мы стараемся содействовать тому, чтобы приезжали израильские специалисты, спортсмены, артисты, группы, и мы также участвуем во всех мероприятиях, связанных с экономической сферой. Мы считаем, что с открытием постоянного консульства интерес израильского бизнеса к северо-западу России вырастет существенно.

А.Г.: Одновременно, очевидно, есть интерес нашего бизнеса к Израилю, потому что известный российско-израильский бизнесмен Михаил Мирилашвили, насколько я понимаю, покупает стартапы не здесь, а в Израиле.

– Но он живет в Израиле, поэтому он покупает там, но тем не менее развивает свой бизнес и в Санкт-Петербурге тоже. Сегодня мир стал глобальным. Сегодня сфера деятельности не зависит от места жительства. Если говорить о Мирилашвили, то у него большой интерес к России. Он содействует связям между двумя странами. Но есть очень много компаний, которые следят за развитием отношений между нашими странами и с северо-западом России. Как я уже говорил, открытие генерального консульства и начало его работы в полном объеме будет способствовать приходу на северо-запад новых израильских компаний. И в сфере технологий, связанных с поставками воды, и в области туризма, и в области строительства, и в области энергетики – все эти направления будут более активно развиваться с приходом нового генконсула, который является профессиональным дипломатом.

А.Г.: А вы же не собирались становиться дипломатом, судя по всему?

– Это действительно так получилось случайно, как получается все в жизни. Я об этом ничуть не жалею, это – самая интересная профессия, во всяком случае для таких людей, как я, которые любопытны, интересуются другими культурами, другими странами. Мой преемник – дважды бывший посол – в Азербайджане и в Казахстане, так что он имеет шикарный дипломатический опыт, в том числе и в экономической сфере, поэтому, я думаю, экономическое сотрудничество будет более интенсивно развиваться.

А.Г.: Но он-то придет практически на все готовое! В отличие от вас. Скажите, пожалуйста, напоследок, если к вам кто-то обратится из ваших знакомых в Израиле, кто никогда не был в Петербурге, чтобы вы бы ему посоветовали здесь? Где побывать? Что посмотреть? Я не говорю про Эрмитаж, Петродворец, которые знает весь мир, а вот есть ли у вас какие-то свои любимые места, уголки? Где надо обязательно посоветовать побывать своему другу.

– Во-первых, я ему скажу, что он сделал большую ошибку, если еще не был здесь. Немедленно надо ее исправлять. Очень много зависит от погоды, несмотря на то что Петербург красивый и уникальный город в любую погоду. Но особенно стоит побывать здесь в период белых ночей… Нет одного конкретного места, если не говорить о крупных музеях и достопримечательностях. Мне кажется, это набережная, набережные Фонтанки, Мойки… Просто потеряться в этом городе – это я порекомендую. Просто постарайся походить без карты, потеряйся в городе в районе набережных или Невы. Мне кажется, Санкт-Петербург выглядит абсолютно естественным, он выглядит натуральным, он сдержанный и он страшно эстетичен. Та эстетика, которую видно с первого взгляда и которая тебя сопровождает на протяжении всего визита. Между прочим, эта тема, архитектура, она тоже одна из приоритетных для нашего сотрудничества. У нас налажено сотрудничество с вузами по архитектуре.

Мне в какой-то мере очень легко в этом городе, несмотря на то что я упомянул трудности. Знаете, почему легко? Потому что нет ни одного израильтянина, которому я предложил бы побывать с профессиональным визитом здесь и получил бы отказ. Это ваша очень серьезная карта, которую мы в консульстве разыгрываем для такого человеческого обмена. И у нас, между прочим, это двойной обмен. Едут и в Израиль. Ближайшее мероприятие, которое тоже уникально, в сфере, в которой Петербург доминирует, – это научная конференция, которая пройдет в Израиле в августе. В ней будут участвовать 20 лауреатов Нобелевской премии, в том числе и Жорес Алферов. В рамках этой конференции будет встреча с тремястами молодыми учеными. Делегация из России состоит из девяти человек, семь из них из Петербурга. Они будут общаться с лауреатами Нобелевской премии для того, чтобы открыть какие-то новые сферы в науке, так, чтобы у нас завтрашний день был еще более успешным.

А.Г.: Мы вам желаем чаще возвращаться сюда, как к себе домой, и продолжения столь стремительной и блестящей карьеры в министерстве иностранных дел Израиля.

– Спасибо.


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор