Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

12:25 16.10.2019

Новые "русские поневоле" ищут обход Украины

В Кировском районе Петербурга обустраивают быт 74 украинских беженца, еще 30 — в Красносельском. Треть из них — дети. Едва ли не каждый второй говорит, что хочет покинуть Петербург, но точно не хочет вернуться на родину. Как живется гостям с Украины в Северной столице, их первые впечатления и переживания узнавала «Фонтанка», побывав в пункте временного размещения.

Новые "русские поневоле" ищут обход Украины

В Кировском районе Петербурга обустраивают быт 74 украинских беженца, еще 30 — в Красносельском. Треть из них — дети. Едва ли не каждый второй говорит, что хочет покинуть Петербург, но точно не хочет вернуться на родину. Как живется гостям с Украины в Северной столице, их первые впечатления и переживания узнавала «Фонтанка», побывав в пункте временного размещения.

В Охотничьем переулке, 9, расположен доходный дом 20-х годов прошлого века постройки, отремонтированный лет пять назад Смольным для размещения иностранных рабочих. 4-этажное здание, бежевая краска, скамейки рядом. Внутри – квартирного типа общежитие, в комнатах – по 6-8 коек. Сейчас у дома бурлит совершенно обычная жизнь, такую же картину можно увидеть в любом областном санатории. Во дворе дети играют в бадминтон и догонялки. Седой мужчина в тапочках медленно, чтобы не пролить, несет тарелку супа из микроавтобуса Управления соцпитания. Полная женщина что-то помешивает в огромной кастрюле. Воланчик пролетает совсем близко от тарелки с желтым супом с черными крапинками фасоли. Обладатель тарелки хмурится, но ничего не говорит детям. Тут же, во дворе у скамеек, курят женщины лет 40. Одна из них поворачивается, отрываясь от оживленной беседы, и кричит веснушчатому парню, чтобы тот был осторожней.

Отличить беженцев можно по разговору. Не будучи его участником, ловлю отрывки: «под Лисичанском школу разбомбили... », «Порошенко сказал... ополченцы... », «... это все американцы».

Подхожу ближе, представляюсь. «А, журналист... – протягивает одна из женщин. – Нас снимать не надо, вы дальше спросите».


На скамейке сидят мужчина и женщина пенсионного возраста. У них усталый вид, но при моем появлении в глазах загорается огонек: «Садитесь, – говорит мужчина. – Нет, не с краю, между нами. Сейчас вам все расскажем, как там на самом деле». Я спрашиваю, готов ли он поговорить со мной на камеру.

Вынужденные переселенцы: "Район где мы жили, сейчас бомбят"


Смотреть в новом окне Олег Мясоедов

«Вы что? Конечно, нет. У меня в Луганске никого, а у Марины — мать и родственники там. Вы разве не знаете, какие они звери, эти силовики? В Славянске ребенка от матери отняли и распяли прямо у нее на глазах. Представляете? А в Одессе пожилую женщину избивали», – начинает пересказывать Борис все то, что крутили по российским официальным телеканалам последние полтора месяца. Супруги склонны винить во всем произошедшем с ними и их страной американцев, а начавшееся осенью 2013 года стояние на майдане объясняют все-таки недовольством молодежи. «Они хотели лучшей жизни, им пообещали безвизовый въезд, молодые в это верили. К сожалению, Янукович — не Путин. Разве умный человек бросит все так резко на полпути? Это же дипломатия», – рассуждает Борис.

В разговор вступает Марина, скромная строгая женщина, по образованию — экономист. В ее словах меньше пассажей о политике и больше фактуры: голосовали на референдуме за отделение, потом началась война, надеялись переждать, но в начале июля поняли, что надо уезжать, купили плацкарты на 18 июля, но уже 12-го поняли — не успеют. «Знаете, как в войну заклеивали окна? Я стояла на лестнице и клеила так крест на стекло, когда где-то рядом упала бомба. Осколки до меня не долетели, но взрывная волна опрокинула лестницу, и я упала, повредив ногу, – Марина показывает забинтованное бедро, накануне в соседней больнице ей сделали операцию. – Мы купили втридорога (за 400 гривен, а билеты на поезд на двоих стоили 180) билеты на маршрутку в Симферополь и уехали. Через несколько дней узнали, что наш район полностью разгромлен. Дома больше нет».

В глазах у Бориса появляются едва заметные слезы, он сухо кашляет: «Климат у вас не очень — влажность. Второй день ком в горле стоит. Мы попросили, чтобы нас куда-нибудь в сельскую местность переселили, там лучше, и огород можно организовать», – добавляет он. Перед посадкой на самолет в Симферополе, как говорят пожилые люди, их не спрашивали, в какую часть России они хотят попасть — так получилось, что привезли в Петербург.

Уехать, кстати, хотят многие из сотни беженцев, эвакуированных в Северную столицу 18 июля. Основной причиной называют вовсе не климат, а высокие цены и невозможность получить хоть какие-нибудь соцпакеты от российского государства. «Я понимаю, что нам здесь ничего не должны, жаловаться некому. У нас, например, действовал закон, по которому нельзя выселять из квартир зимой. А здесь.. придут «крутые» и выгонят. Была бы программа какая-нибудь для нас...» – делится своими переживаниями другая моя собеседница, Ольга из Лисичанска. Она рассказывает, что накануне к ним приходили сотрудники УФМС и предложили воспользоваться программой возвращения соотечественников. Правда, ни на Петербург, ни на Москву она не распространяется. Чтобы получить какие-то бонусы и жилье, надо выбрать один из 49 нестоличных регионов. «Я звонила подруге в Новосибирск, она куда-то сходила, там ей сказали, что беженцев не принимают. А в Мурманске я видела, что дают домик на окраине, совсем без всего, деревянный», – добавляет Ольга. Она пытается проверить и разузнать как можно больше, собирая отовсюду даже крупицы слухов. «У меня маленький ребенок, – объясняет она. – Когда мы приехали в Симферополь и он увидел самолеты, стал кричать: «Мама, бах-бах!». Я не хочу, чтобы его психика больше страдала».


Пока мы разговариваем, рядом на скамейку садится молодой человек. «Вы журналист? Ну, записывайте!» – командует он. «Меня зовут Андрей Мастер. Я из Горловского района. Руководство НГМЗ-БУР (Новогорловский машиностроительный завод) в мае уехало в Швейцарию и управляло заводом по skype, а потом и вовсе зарплату не выдали. У меня два высших. Работу не нашел и 9 июля уехал. Все». Отчитавшись, Андрей Мастер поспешил в автобус, который только что подали, — гостей Петербурга собрались везти на экскурсию в Петергоф. Комендант доходного дома зазывала желающих посмотреть город ничуть не хуже, чем это делают на Фонтанке или канале Грибоедова, разве что напористости у нее было все-таки меньше.

Тем временем я подошла к еще одному обитателю дома в Охотничьем переулке. Александр (один из немногих, кто согласился говорить на камеру) по образованию программист, говорит, что уезжал из Донецка прячась – электричками, автобусами, маршрутками. Боялся, что его, человека призывного возраста, не выпустят из страны. Добравшись до базы МЧС в Симферополе, он, как и другие, изъявил желание стать беженцем. Попасть в Петербург он был не против, говорит, уже разослал несколько резюме по своей специальности.

Как уверяют чиновники в аппарате вице-губернатора Ольги Казанской, выходцам с Украины сразу предложили ряд вакансий с официальной биржи труда http://www.fontanka.ru/2014/07/18/195/.

"Люди с Украины ни в чем не нуждаются, здесь чисто и кормят на убой", – сотрудник Госжилфонда


Смотреть в новом окне Олег Мясоедов

Судя по всему, не отстают в инициативе и частные предприниматели. Пока меня буквально засыпали историями беженцы, во двор зашел мужчина средних лет в очках и футболке. «Я пришел работу предложить, как найти администратора?» – спросил он у кого-то. Подошедшему коменданту мужчина поведал: держит две парикмахерские неподалеку, готов взять к себе на работу 3-4 человека. «Вы понимаете, что им жилье нужно?» – подозрительно переспросила заведующая общежитием. «Готов несколько месяцев снимать им квартиры», – поразмыслив, сказал бизнесмен.

Петербуржцы несут украинским беженцам телевизоры и предлагают работу


Смотреть в новом окне Олег Мясоедов

Не успел он уйти, оставив свой номер, как во двор наведались новые гости. Помочь беженцам решили бывшие жильцы Наставников, 6, — дома, где год назад произошел взрыв газа. «Мы просто жили в этом же помещении. В газете прочитали, вспомнили, как здесь все было, решили помочь, – сказала девушка, развязывая пакет. – Здесь тарелки, это для стиральной машины, горячая вода в 20-й комнате включается знаете как? Мы там и жили, да. Все знаем, чего не хватает. Кстати, привезли вам телевизор». Беженцы радостно приняли ценные подарки. Взяв пакеты и коробку, две женщины с Восточной Украины повели женщин и мужчину с проспекта Наставников показывать быт.

На улице никого не осталось, кроме полноватого мужчины азиатской внешности из другого конца здания, он курил, сидя на скамейке, покачивая ногой. По-видимому, это был дворник — доходный дом находится в ведении жилищного комитета, и зачастую в него заселяют именно работников ЖКХ. Из открытого окна административного помещения на улицу смотрели с портретов врио губернатора Полтавченко и вице-губернатор Лавленцев.

Также смотрите:  Новые русские. "В теме" Ксения Клочкова

Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор