Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

14:27 22.10.2019

День «больших надежд» в Горизбиркоме

Утро 17 июля в Помпейском коридоре Мариинского дворца, где ждали кандидатов в губернаторы с собранными ими подписями муниципалов, было наполнено диккенсовскими настроениями. До прихода основного конкурента Полтавченко у некоторых собравшихся журналистов еще витали надежды, что подписи Оксана Дмитриева собрала, купила, что они пришли «свыше». Но опущенный взгляд не проигравшего, но побежденного депутата Госдумы говорил о многом. В первую очередь о том, что выборы фактически состоялись.

Говорят, во время дождя у Помпейского коридора на втором этаже Мариинского дворца, где 17 июля Горизбирком принимал у кандидатов в губернаторы Петербурга документы для регистрации, можно встретить призрак женщины в платье с турнюром. Но в четверг светило солнце, и журналисты ждали другую. Ее борьба с муниципальным фильтром была главной интригой досрочных выборов губернатора — сможет ли Оксана Дмитриева, второй по популярности политик в городе, собрать необходимые 156 подписей в 84 округах или нет. Интрига сохранялась до последнего, и даже если бы в этот солнечный день сквозь раскрашенные стены анфилады прошла полупрозрачная дама из начала ХХ века, она бы привлекла меньше внимания, чем розовая папка в руках депутата Госдумы.

Но интрига на то и интрига, что ее надо выдержать. Первым был Андрей Петров, руководящий петербургским отделением партии «Родина». Он появился в политике относительно недавно — в 2012 году. Его сторонники могли похвастаться лишь милитаристскими митингами, где призывали быстрее ввести войска на Украину, чтобы защитить ее граждан.  Петров открыл день выборов в Горизбиркоме в 11.40, появившись в стенах дворца явно в приподнятом настроении. В синей пластиковой папке он принес сброшюрованные подписные листы, согласия трех своих кандидатов в сенаторы, отчет о том, что если у политика-патриота «были счета за границей, они закрыты». 163 подписи в 84 округах для малоизвестного политика — чем не чудо российской демократии. Петров позже объяснил их наличие просто: планомерная работа. «Мы работали не один месяц и не два. Работа длилась не меньше года. Для нас не были новостью муниципальные выборы», – пояснил он.

Журналисты «Фонтанки» однажды стали свидетелями, как муниципальных депутатов организованно пригласили оставить свою подпись за одного из трех кандидатов: врио губернатора Георгия Полтавченко, Тахира Бикбаева, представлявшего экологическую партию «Зеленые», и самого Петрова. Впрочем, местные народные избранники могли выбрать любого претендента из трех — давление на них не оказывали. Петров, в общем-то, и не отрицал, что основной костяк его подписантов –  единороссы, но объяснил это по-математически – их просто большинство в муниципалитетах. «Вы верите в свою победу?» – последний вопрос, как по учебнику. «Безусловно».

Вслед за Петровым Помпейский зал покинули члены избиркома — Оксана Дмитриева обещала приехать в 13.00, до ее появления оставался еще час, а сидеть вместе с журналистами большинству из них явно не хотелось. Оставшиеся в кабинете гадали, что принесет ее визит, сколько подписных листов окажется в ее пластиковой папке. По большей части не разделяющие ее взгляды, они спорили, какими будут оставшиеся до выборов два месяца, но надеялись, что жаркими. Осознавая, что ресурс у Дмитриевой исчерпан, тем не менее, многие в этот раз желали, чтобы свершилась «воля свыше» и чтобы эта воля принесла настоящему публичному политику заветные голоса муниципальных депутатов.

– Как вы думаете, что предложил Смольный коммунистам, чтобы они выставили своих кандидатов?..
– Позиция «Яблока» совершенно непонятна...
– Если будет Дмитриева, не избежать второго тура...
– Нет, если будет много кандидатов, в том числе и Дмитриева, тогда не избежать, а если только Дмитриева и Полтавченко, то жители за женщину не проголосуют...
– Правильно, потому что в таком случае коммунисты и прочие отберут у него голоса.
– Я не понимаю, неужели нельзя позволить Дмитриевой участвовать, чего боится Кремль?

Появление Дмитриевой началось с конфуза. Несмотря на то, что она предупредила заранее о своем визите, члены комиссии вовремя не явились. Стоя у стола, за которым ей предстояло передать пакет документов, она разводила руками: «В принципе, это характеризует работу нашего Горизбиркома». Журналистам вспомнились все «исчезнувшие» избирательные комиссии муниципальных образований, которых отлавливали независимые и оппозиционные кандидаты. Кто-то пошутил, что избирком испугался Дмитриевой и сбежал. Кто-то предложил позвонить главе ГИК Алексею Пучнину, предупредить, что его ждут. И все бы это было очень смешно и обыгрывалась в новостях как шутка, если бы не полупрозрачная папка в руках депутата Госдумы, гораздо тоньше, чем у Петрова, и тяжелый взгляд, в котором угадывалась бессонная ночь. 10 минут молчаливого ожидания, и комиссия, которая является без извинений. «111 подписных листов», – произнес член избиркома от «СР» Михаил Воронков, которому отдали прошитую стопку. «111...» – повторяли еще минуту журналисты, уточняя, правильно ли они расслышали цифру. В эту минуту каждый мог спокойно сделать новость, что имя губернатора определено и 14 сентября горожане лишь его утвердят.

Второй по популярности политик в этой избирательной гонке, не сумевший преодолеть муниципальный барьер, и малоизвестный патриот, весело рапортующий о том, как он собрал 163 подписи, — выводы напрашивались сами собой. Дмитриева, которая всегда легко общается с прессой, выросшая в 1990-е, когда политические кампании были реальнее, а журналисты наглее, необычно молчалива. Она поблагодарит муниципалов, которые ее поддержали, «несмотря на шантаж», заявит, что власть лишила людей выбора.

После того, как «большие надежды» и Дмитриевой, и людей, интересующихся политикой, были разбиты, все стало восприниматься иначе. Практически никто не заметил во время спича Дмитриевой, что сдавать документы пришла коммунистка Ирина Иванова. Стандартный набор документов, стандартное число подписей (163). И даже ответы на вопрос – не помогал ли штаб «Единой России» в сборе – тоже стандартный: нет не помогал, сами договаривались.

Среди ее подписантов, заметила Иванова, есть и самовыдвиженцы, и единороссы, с которыми у депутата ЗакСа есть «личные контакты, в том числе и по линии малого бизнеса». Однако на прямой вопрос – обращалась ли она при сборе подписей за помощью к штабу «Единой России» – Иванова предпочла ответить уклончиво: «Я не понимаю, о чем вы говорите. Личных контактов со штабом у меня не было. Я с ним не знакома». Даже Тахир Бикбаев, о чьей избирательной кампании не слышал и очень подкованный в политике человек, утверждал, что собрал подписи силами своих сторонников: «У нас команда небольшая, но работает она эффективно».

По словам Константина Сухенко, депутата ЗакСа от ЛДПР, пришедшего следом, никакой другой штаб, в том числе и штаб Георгия Полтавченко, с его командой не делился подписями муниципальных депутатов. «Мы собрали 171 подпись, но по закону могли принести только 163. Что значит «кто-то передал подписи»? Мы сами собрали. Было трудно, но мы вышли на это магическое число», – заметил он. Дмитриевой же этого не удалось, потому что «за нее просто опасно подписываться, ведь они будут опубликованы», смело заявил он.

Полтавченко открыл эту избирательную кампанию, прибыв с уведомлением о выдвижении в Горизбирком первым. Полтавченко и закрывал ее промежуточный этап. Он должен был приехать в пять, но непривычно опаздывал уже на полчаса. Стучали нервно по столу пальцы сотрудника избирательной комиссии. Скучали и строили версии акулы пера. А вдруг опоздает и к шести вечера (крайний срок для подачи документов) не приедет? «Мы рассматривали разные возможности с юристами вчера. Комиссия в некоторых случаях может принять решение продлить свою работу. Главное, чтобы до 00.00 появился», – поспешил успокоить журналистов пресс-секретарь ГИК. «В законе сказано, что 18.00 — последний срок, и нигде нет про продление», – настаивали журналисты. «А вдруг реально опоздает? – иронизировали журналисты. – Представьте, какие тогда выборы будут».

Но он не опоздал. Он прибыл за 17 минут до конца. У него с улыбкой приняли все документы, привезенные в кожаном портфеле. И за 9 минут он получил статус «последнего кандидата». Конечно, он рассказал о трех своих сенаторах и возможности смены правительства города после выборов. Но снова и снова его возвращали к Дмитриевой, которой не удастся вступить в борьбу за губернаторское кресло. Во-первых, это якобы собранная тысяча подписей муниципальных депутатов, которые ему еще долго будут припоминать: «Что касается голословных утверждений, я могу сказать абсолютно искренне и честно, я ни у кого не вымогал подписи и тем более ни у кого их не покупал. Многие сами предлагали отдать подписи за меня, не надо было даже сильно агитировать», — пояснил врио главы города. Сам он как бы абстрагировался от последний событий и обвинения Дмитриевой, что якобы власть боится оппозиционеров: «Мне некого боятся — меня Господь пасет».

Уже после того, как все разошлись, стало известно, что Горизбирком посетил седьмой кандидат — когда журналисты разошлись, а сотрудники избирательной комиссии поднялись на третий этаж, с одним финансовым отчетом явился Анатолий Голов. Пусть яблочник заявил, что снимается, однако, пока ему не вынесли официального отказа в регистрации, он продолжает числиться кандидатом в губернаторы. Но какое это имеет значение, когда имя градоначальника известно заранее?

Ольга Мясникова, "Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру