Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

04:42 21.11.2019

Город

11.07.2014 00:23

Картинки с выборов

10 июля - очередной день, когда кандидаты на участие в муниципальных выборах пытались попасть в свои ИКМО. Пока в одном из муниципалитетов кандидаты дрались с главой избиркома, а в другом члены комиссии похищали документы друг у друга, «Фонтанка» отыскала «Звездную газету», в которой ИКМО «Звездное», где выборов в этом году не планировалось, объявила об их назначении. А затем наблюдала, как разогретые многочасовой очередью «кандидаты» спортивного вида в рунических татуировках врывались внутрь ИКМО "Оккервиль".

Картинки с выборов

Олег Мясоедов

10 июля – очередной день, когда кандидаты на участие в муниципальных выборах пытались попасть в свои ИКМО. Пока в одном из муниципалитетов кандидаты дрались с главой избиркома, а в другом члены комиссии похищали документы друг у друга, «Фонтанка» отыскала «Звездную газету», в которой ИКМО «Звездное», где выборов в этом году не планировалось, объявила об их назначении. А затем наблюдала, как разогретые многочасовой очередью претенденты на муниципальные мандаты спортивного вида в рунических татуировках врывались внутрь ИКМО "Оккервиль".

10 июля – последний день для приема документов для регистрации на выборах местных депутатов в целом списке муниципалитетов: №7, №21, Васильевский, Гавань, Дачное, Дворцовый округ, Лиговка-Ямская, Литейный округ, Морской, Малая Охта, Оккервиль, Остров Декабристов, Полюстрово, Пороховые, Правобережный, Северный, Ульянка, Финляндский округ, Шушары и Юго-Запад. Нервы у кандидатов накаляются до предела, и уже несколько дней подряд «Фонтанка» принимает сообщения с криминальным душком о потасовках в помещениях избирательных комиссиях.

«Звездное» спокойствие

А вот в ИКМО «Звездное», где в отличие от большинства муниципалитетов Петербурга выборы вовсе не должны были проходить в этом году, царят тишина и покой. До обеденного перерыва еще четверть часа. Объявление о времени работы избирательной комиссии висит на двери муниципального образования, стенд напротив кабинета главы ИКМО Нины Сергеевой украшен информационными распечатками для кандидатов. Самих кандидатов не видно. Те, кто в последние дни побывал в ИКМО «Пулковский меридиан» и «Московская застава», поймут: корреспондент «Фонтанки» в компании с оператором попали в идиллию. Нина Сергеева на месте и охотно отвечает на вопросы, предусмотрительно ознакомившись с содержанием пресс-карты.


Никто из кандидатов, уведомивших комиссию о своем выдвижении, пока не успел пройти вторую стадию регистрации: сдать подписи в свою поддержку и финансовый отчет. На 13 часов 10 июля заявили о намерении участвовать в выборах 39 человек: 7 – от ЛДПР, 19 – от «Единой России» и 14 самовыдвиженцев.

«Из-за того, что, когда мы назначали выборы, были выходные и мы начали работать позже, с 23 июня мы начали принимать документы, – говорит Нина Сергеева. – Комиссия завтра работает с 11 до 17. Мы решили, что последний день приема документов завтра». По словам председателя, очередей в ИКМО не было, а на оформление одного кандидата в зависимости от расторопности сотрудника окружной комиссии может уйти час, «может побольше».

– Бывает, что человек приносит паспорт и переснял не все листы, а это важно, – объясняет Сергеева. – В принципе, если что, мы снимаем копию на ксероксе. Пакет документов — это паспорт, заявление по форме, сведения о доходах и подписной лист — все формы берутся из федерального закона.

Утром в «Звездное» приходили представители партии «Родина», у них прошла конференция, но в документах неправильно были проставлены наименования избирательных округов. В ИКМО им посоветовали переоформить документы. Кстати, ошибка выдвиженцев «Родины» неудивительна: в июне муниципальное образование «Звездное» изменило число избирательных округов: вместо 10 двухмандатных округов в уставе прописали 4 пятимандатных. Между тем ИКМО «Звездное» со вчерашнего дня — в зоне пристального внимания Горизбиркома и лично Алексея Пучнина, который заявил, что проверит назначение выборов в «Звездном».

– Вы уже почувствовали, что вас проверяют? – интересуюсь я.

– Над нами есть вышестоящая комиссия — территориальная, номер 19, их проверяют, – говорит Сергеева. – И мы ждем проверку.

– А если сегодня после обеда придут кандидаты, они успеют открыть избирательный счет и собрать подписи?


– Банки у нас работают до 20 часов, должны успеть. Отделение банка находится на Московском проспекте, 133.

– Местный муниципальный совет идет на перевыборы в полном составе?

– Ну да, уж конечно. Не все от «Единой России», но практически все.

Пойди туда и принеси то

Тем временем в коридоре у стенда появляется женщина. «Кандидат!» – я практически делаю охотничью стойку, но это член местной УИК. Жительница муниципального образования Татьяна Кондраткова – член координационного совета Московского района и, как член УИК, не может баллотироваться на этом участке. Но о специфике выдвижения знает не понаслышке: беспартийная Кондраткова выдвигается по спискам «Гражданской платформы» в МО «Гагаринское».

– Этот стенд появился недавно, еще вчера на него довешивали информацию, – говорит Татьяна Кондраткова. – Люди ходили и смотрели. На сайте информации нет. И избиратели, и политические партии узнали о выборах в этом округе только вчера, когда информация появилась в системе "ГАС-Выборы", после того, как это проконтролировал Пучнин (глава горизбиркома. – Ред.). Но здесь все равно не хватает объявления о том, сколько подписей нужно собрать кандидату для выдвижения, и формы представления сведений о доходах и имуществе кандидатов. Эту форму утверждает ИКМО.

У члена УИК есть свое объяснение того, зачем МО «Звездное» рвануло на выборы именно сейчас, хотя депутатам, сложившим полномочия ради переизбрания, предстояло трудиться еще два года.

– Сейчас, когда выборы идут в 106 муниципалитетах города, партии не могут выдвинуть своих кандидатов на всех участках, – говорит Кондраткова. – А через два года здесь были бы все партии, и не одна сотня конкурентов зарегистрировалась бы.

Жительница муниципального образования подчеркивает, что выпуска «Звездной газеты», в котором ИКМО должно было объявить о назначении выборов, физически никто не видел. Последний выпуск №4, выложенный на сайте муниципального образования, датирован 26 мая.

– И вряд ли вы найдете такого человека. Наверное, у них есть где-то сигнальный экземпляр, – говорит Кондраткова.

Уточняем судьбу объявления о выборах у Нины Сергеевой.

– Объявление о назначении выборов – это номер 5 от 20 июня, – уверенно говорит председатель ИКМО.

– У вас не сохранилось экземпляра?

– Нам обещали сегодня довезти. Мы все раздаем, у нас не осталось ни одного номера. Но в библиотеках газета есть.

В библиотеках — так в библиотеках. Ближайший храм знаний — на Московском шоссе, 2. Работник читального зала Елена Степанова нашему напору не слишком рада.

– Мы отправили все экземпляры «Звездной газеты» в библиотеку на Благодатной, 20, – говорит Степанова. – Недели две назад поступило распоряжение все экземпляры отправить туда.

Кто именно отдал распоряжение, Елена Степанова уточнить затрудняется. Как и дать определенный ответ на вопрос, видела ли она в глаза искомый номер «Звездной газеты». Ясно одно: нужной подшивки на Московском шоссе нет.

Раритет

Бешеной собаке семь верст не крюк, и мы отправляемся на Благодатную.

– Все равно эту газету никогда люди не спрашивают, – доносится нам вслед.

В пути гадая, на кого похожи мы, раз спросили «эту газету», мчимся в библиотеку на Благодатной, которая, как следует из вывески, специализируется на правовой литературе. Перед нами помещение, состоящее практически из одного стекла и книжных полок. Спрашиваем «Звездную газету» в правом крыле. После легкого замешательства нас отправляют в левое крыло. Там библиотекарь не глядя кивает на стойку в притворе храма знаний, но среди прессы, представленной там, искомого нет. Вызывают заведующую библиотекой. Заведующая Надежда Мартынова явно недовольна нашим интересом, попытку записать ее слова на диктофон воспринимает в штыки, но прочь не гонит.

– Мы единственная библиотека, в которой хранится обязательный экземпляр муниципальных газет, – говорит Мартынова. – Мы не получали газеты из других библиотек. Мы получаем их из типографии. Человек, который за это отвечает и может рассказать подробнее, сейчас в отпуске. Связаться с ней нельзя, она за границей.

После непродолжительных переговоров выясняется, что «Звездная газета» в библиотеке была, и в больших количествах. Но все разобрали граждане. Где-то что-то, возможно, осталось. Мы идем за заведующей в ее кабинет.

Кабинет закрыт на ключ. У самого входа на тумбочке покоятся несколько неприметных газетных листочков — это она, «Звездная газета», №5 за 16 июня и №6 за 20 июня. На четвертой, последней полосе «номера шесть» в узкой черной рамке объявление о выборах в ИКМО «Звездное». Номер подписан в печать 20 июня, в 20 часов 30 минут. Отпечатано в Первой образцовой типографии. Заявленный тираж – 50 тысяч экземпляров, я даже боюсь представить себе, сколько это будет в кубометрах. Я тут же пытаюсь присвоить раритет — в подшивке такой номер наверняка давно должен быть. Заведующая смотрит на меня с опаской. Идем изучать подшивку.

И тут выясняется, что муниципальные газеты в библиотеке хранятся, как Кощеева смерть, — в бумажной папочке, папочка в сейфе, сейф в специальном помещении, запирающемся на замок. Сейфовых ячеек шесть. В каждой — газеты районных муниципальных образований. Например, ИКМО «Гагаринское» хранит свой печатный орган здесь же. В папочке «Звездного» кроме газет лежит на газету совершенно не похожий мартовский выпуск бюллетеня муниципального образования. Над «шапкой» каждой единицы хранения стоит голубая прямоугольная печать: «Обязательный экземпляр документов Санкт-Петербурга». Последних двух выпусков «Звездной газеты» среди них нет. Те, что мы принесли с собой из кабинета заведующей, без всяких голубых печатей тут же определяют в папочку.

– Посмотрите газеты остальных муниципальных образований? У нас их пять, – вкрадчиво предлагает заведующая. – Нет? Ну, это получается какой-то политический заказ. А почему вы именно к нам пришли, а не в библиотеку на Варшавской улице?

Газета с объявлением о «звездных» выборах за 20 июня существует — на то, чтобы в этом убедиться, у нас ушло около часа. Лишь одно обстоятельство обесценивает этот факт: на дворе 10 июля, и до окончания приема документов от кандидатов осталось чуть больше суток.

А спустя еще час Татьяна Кондраткова сообщает мне по телефону, что в ИКМО «Звездное» привезли около трех тысяч экземпляров «Звездной газеты» с объявлением о выборах. Номер седьмой. Да-да, мы не ослышались – №7 за 3 июля, такого еще даже в библиотеке на Благодатной не видели. На шестой полосе для всеобщего обозрения красуется оно — объявление о выборах в ИКМО «Звездное».

За комментарием «Фонтанка» обратилась к члену Горизбиркома с правом решающего голоса от «Справедливой России» Михаилу Воронкову. «Повторное опубликование объявления о выборах в местной газете само по себе нарушением не является, – говорит Воронков. – Но в этой истории подозрительно все».

Алексей Пучнин, кстати, ИКМО «Звездное» все же проверит — председатель Горизбиркома посетит младших коллег 11 июля, в последний день приема документов от кандидатов в муниципалы. А пока он изучает пакет документов о назначении выборов в «Звездном». На вопрос, есть ли среди них «Звездная газета», Алексей Пучнин ответил уклончиво: «Точно не помню, может быть, и была». Завтра в ИКМО придут регистрироваться 20 кандидатов от «Справедливой России». Глава партийного отделения в Московском районе Людмила Пушкарева рассчитывает на успех. «Впечатления от ИКМО «Звездное» сегодня были самые благоприятные, это не «Пулковский меридиан» и не «Московская застава», – говорит она.

«Оккервиль» татуированный


Смотреть в новом окне Олег Мясоедов

Сполна насладившись хеппи-эндом в истории со «Звездной газетой», отправляемся в ИКМО «Оккервиль». Там кандидаты, которым до регистрации осталось только сдать подписи и финансовые отчеты, накануне составили список для упорядочения хаоса. Но хаос все равно наступил: уже в 9 утра у дверей ИКМО образовалась живая очередь, которая не захотела признавать права кандидатов из списка. К моменту открытия ИКМО в 14 часов все успели перессориться. К нашему приезду атмосфера в коридоре ИКМО такая, что об воздух можно порезаться. Вдоль стен сидят и стоят три десятка человек. Вход в ИКМО охраняют полицейские: двое по краям двери, третий — напротив нее. Еще двое прогуливаются по коридору, а у стены стоит страж порядка в бронежилете и с автоматом.

Среди тех, за кем присматривают с автоматом, много молодежи. Причем молодежи спортивной, с мускулистыми икрами, торчащими из-под шорт, и руками, от запястья до ключиц разукрашенными татуировками. Татуировки красочные. Здесь и паутина на локте, и рогатые руны в окружении сложных орнаментов, и девизы типа «Добро должно быть с кулаками». Под татуировками играют мышцы. Уши одного из кандидатов поражают формой и толщиной. Сразу видно — последние лет двадцать их не раз ломали в бою.

Появление журналистов никого не радует. Сначала нас даже принимают за каких-то новых кандидатов и смотрят свирепо.

На руках у всех шариковой ручкой написаны номера. Это уже новая очередь, сформированная после того, как составленный накануне список был разорван.

– Кандидаты из живой очереди стали спорить с кандидатами из списка, – рассказывает нам очевидец. – Потом кто-то заявил: раз вы не можете договориться, я буду первым — и пошел в кабинет. Его оттуда вынесли. Сотрудники ИКМО вызвали полицию.

Кандидаты никому не доверяют, неохотно идут на контакт, просьба назвать партию, которая их выдвинула, или свое имя воспринимается как требование раскрыть какую-то очень интимную информацию. Одни боятся нарушить хрупкое равновесие и разозлить членов ИКМО, другие глядят нагло и отвечают вопросом на вопрос: «А зачем это вы спрашиваете?», «А ты что, прокурор?», «А какая разница?». У меня тут же обнаруживается поклонник, который с равными интервалами в десять минут, как удар колокола, говорит мне одну и ту же фразу: «Напиши про меня статью». И еще: «У, какой у тебя почерк неразборчивый».

Удается выяснить лишь, что почти все здесь — самовыдвиженцы. Высокий мужчина в благообразном бежевом костюме подпирает стену. Но и от него не добиться внятной истории.

– Я свои документы уже давно подал, теперь вот пришел зарегистрировать товарища, он не смог сегодня подойти, – говорит Бежевый Костюм. Назвать свое имя он отказывается, но заметно, как время от времени он о чем-то тихонько беседует то со спортсменами, то с крепенькой девицей в черных шортах и белой футболке-поло. Она тоже самовыдвиженец, ее номер 13.

«По закону — до 18!»

Постояв под дверью ИКМО около часа, мы увидели двух кандидатов, которые вышли из кабинета зарегистрированными. Один — молодой крепыш в обтягивающей футболке с густой вязью татуировок на руках. В вязи прочитываются руны, размашистое слово «Бобер» и еще какие-то слова про то, как надо «любить людей» – конец фразы убегает в подмышку. Кандидата зовут Антон Бобров. На вопрос, что он сделает для родного муниципального округа, если его изберут, отвечает четко: «Сначала надо освободить район от наркоманов и ч...» (далее следует просторечное обозначение гостей из солнечных республик). Второй зарегистрированный — самовыдвиженец Артем Ларионов. Он весело заявляет, что общаться готов, но подальше от ИКМО, так как он не любит «полиционеров».

– Почему?

– Тяжелое прошлое, – признается без пяти минут кандидат. За моей спиной тут же раздается басовитое: «Да он шутит!». Товарищи из очереди шуткой явно довольны.

Среди очередников — действующий депутат муниципального совета «Оккервиль» Роман Шайхайдаров. С каждым часом он становится все печальнее. Это он составил накануне список, который порвали граждане из живой очереди. Теперь его номер — 28. Более того, этот номер депутат делит с одним из крепких молодых людей.

– Вы что, вместе регистрироваться пойдете? – не понимаю я.

– Нет, просто номер один, – следует ответ.

До конца приема остается меньше двух часов. У меня возникает идея: надо спросить у председателя ИКМО «Оккервиль», будет ли он принимать документы и после 18 часов. И сослаться на председателя ЦИК Владимира Чурова. Чуров же сказал, что у местных комиссий «не существует распорядка дня". А вдруг председатель не знает? Идея не находит у кандидатов понимания.

– Давайте вы не будете мешать комиссии работать, – сердится спортсмен с тоненькой папкой-файлом в руках.

Попытка войти в кабинет ИКМО с пресс-картой наперевес ни к чему не приводит: полиция меня не пускает. Но председателю обещают передать, что у журналистов есть вопрос. Поговорить с председателем удается только тогда, когда он сам зачем-то выходит из кабинета. «Вот он, вот, ловите!» – подбадривает меня пожилой кандидат от «Справедливой России». Ловить приходится уже в лифте.

– Вы собираетесь принять сегодня всех кандидатов, которые ждут в коридоре?

– У нас до 18 часов сегодня прием по закону, – сухо говорит председатель ИКМО «Оккервиль» Александр Кольцов.

– Но ведь Чуров говорит, что….

– Подождите. У нас до 18 часов прием осуществляется по закону. В законе написано, что прием осуществляется до 18 часов. Период выдвижения кандидатов был 20 дней. Как обычно, кандидаты дотянули до последнего.

Удается выяснить лишь то, что на данный момент успели выдвинуться больше 40 кандидатов, из них 20 – от «Единой России», несколько от «Справедливой России» и ЛДПР.

Времени остается все меньше. К заходу готовится только седьмой номер из очереди. Люди нервничают. «Если время приема документов не продлят, будет драка», – говорит кто-то.

 «Упорхнула птичка»

За 20 минут до окончания приема окончательно впавший в уныние Роман Шайхайдаров покидает место действия. За 15 минут до окончания приема полицейские, повинуясь едва заметному знаку капитана, аки ангелы отлетают от двери ИКМО. Внутрь тут же устремляется поток кандидатов. Спортсмены и Бежевый Костюм — впереди. Зарегистрированный кандидат Антон Бобров тоже каким-то чудом оказывается в кабинете и встает у стола. В общей сложности он входил и выходил раза четыре. На вопрос: «Что вы там делаете, если вас уже зарегистрировали?» – Антон сначала скромно улыбался, а потом сказал: «Зашел поддержать друга». За моей спиной тут же раздается хамоватое: «Это что, жена твоя? А чего она вопросы такие задает: что ты там делал, а? Прям как прокурор». И уже привычное: «Напиши про меня статью. Что, не хочешь? Гля, не хочет писать».

Тем временем в коридоре у одного из «кандидатов» с капризными интонациями, Сергея Зверева, в голосе открывается ораторский дар. «Давайте-уже-закончим-прием-закрывайте-икмо-но-дайте-мне-гарантии-что-никто-не-зарегистрируется-когда-я-уйду-и-что-я-могу-спать-спокойно», – нудно тянет он. Никто, конечно, никаких гарантий не дает, и «кандидат» приходит к неожиданному выводу: «Упорхнула птичка из клетки. Все».

В кабинете, куда набилось с десяток желающих сдать документы, уже разговаривают на повышенных тонах. Председатель Кольцов требует, чтобы внутри остался кто-то один — его еще успеют принять. Толпа во главе с Бежевым Костюмом требует, чтобы приняли всех. Кольцов заявляет, что в ИКМО полторы недели не было желающих зарегистрироваться. Из коридора доносятся заунывные призывы проявить справедливость и не принимать больше никого, всех прогнать и опечатать дверь. В пять минут седьмого около ИКМО вновь появляется наряд полиции. Куда и зачем уходили стражи порядка, не ясно, но порядок возвращается вместе с ними. В двадцать минут седьмого ИКМО покидает последняя сотрудница. Она опечатывает дверь. Два десятка кандидатов покидают место действия с непригодившимися папками и листочками. Искренняя печаль наблюдается лишь в глазах пожилого эсера.

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Хроника муниципальных выборов

Третья неделя избирательной гонки добавила работы полиции. Органам внутренних дел придется разбираться с МО «Балканский», где якобы у помощника депутата ГД украли документы, с МО «Северный», где без предварительного следствия не разберешься, кто кого ударил и кто кого оскорбил; с МО «Шувалово-Озерки», где за два дня случилась одна массовая драка и одно минирование, с МО «Морские ворота», где якобы подписантам звонили с угрозами. Практически нигде из перечисленных муниципалитетов не удалось зарегистрироваться оппозиционным кандидатам – таким образом, муниципальная кампания находится под угрозой срыва.

Начнем с МО «Северный», где потенциальный кандидат в муниципальные депутаты от «Гражданской платформы» Мариана Бакан обвинила главу муниципального образования Сергея Романовского в нападении. Обстановка там уже и так несколько дней неспокойная — приходящие сдать финансовый отчет кандидаты в течение нескольких дней не могли этого сделать из-за очередей и неких списков. 9 июля комиссия, несмотря на наплыв посетителей, вовсе закрылась не в 18.00, а в 16.30, сославшись на наличие другой работы. 10 июля женщина вновь пошла в избирком. Причем сделала она это в 9 утра, за несколько часов до открытия дверей, чтобы точно успеть. Компанию ей составляла лишь одна девушка. Но когда ИКМО открылась, оказалось, что прием будет вестись по заранее утвержденному списку.

В помещении образовалось две очереди — одна «живая», другая – «списочная». Люди стали переругиваться, началась перепалка. Как рассказала Бакан, один из кандидатов из списочной очереди в тот момент, когда она пыталась сесть, выдернул из-под нее стул, из-за чего она упала и ударилась головой. Жару добавило появление главы МО Сергея Романовского, который также баллотируется в депутаты. По словам Бакан, он попытался пролезть в кабинет ИКМО без очереди, по его словам, «ему очередь заняли».  Между ними завязалась перепалка, и как рассказывает девушка, он начал ее выталкивать в сторону выхода. Все это время, утверждает Бакан, ИКМО отказывалось принимать какие-либо действия, а потом и вовсе заявило, что она мешает работе комиссии. В какой-то момент ссоры Романовский якобы обозвал свою оппонентку «кухаркой, которая только вышла из кухни».

Сам Романовский утверждает, что Бакан никто «пальцем не тронул». «Она устроила скандал, саботировала работу комиссии. Сказала, что должна пройти внутрь. Я не без очереди шел. Мне занимали. Позвонили, сказали, что подошла моя очередь. А она устроила истерику. У нас завязалась словесная перепалка. Нет, кухаркой я ее не называл, это кто-то в очереди. Я понимаю, сегодня последний день подачи документов, люди нервничают. Тем более она. Мне кажется, она психически неуравновешенный человек. Я, конечно, не врач, так говорить», – заявил он «Фонтанке». Оба оппонента утверждают, что у них есть записи — у Бакан фотографии, а Романовский предлагает посмотреть видео. Разобраться, кто на самом деле кого оскорбил, предстоит полиции — Бакан написала жалобу на Романовского, а ИКМО – на нее за саботаж работы.

Обменялись заявлениями также в МО «Балканский». По словам помощника депутата Госдумы Оксаны Дмитриевой Павла Швеца, глава муниципального совета Савелий Лебедев украл у него документы. Но по заявлениям членов ИКМО, это у них пропали бумаги во время визита Швеца. По версии Швеца дело было так: в течение нескольких дней ему поступило несколько жалоб на работу избирательной комиссии «Балканского» от однопартийцев, которые никак не могли зарегистрироваться. Якобы ИКМО не справлялась с очередями, принимало слишком долго документы у одного кандидата. Тогда Швец решил зарегистрироваться в качестве члена комиссии с правом совещательного голоса, тем самым проконтролировать работу ИКМО.

Однако, когда сегодня он пришел в ИКМО, члены избиркома сначала отказались признавать его право присутствовать в помещении. «Я показал им документы о том, что я член ИКМО. Один из них попытался разорвать документы, выхватил их из рук и кинул их в угол. В какой-то момент подбежал глава МО Лебедев, поднял документы и убежал с ними». По его словам, после инцидента ИКМО запретила ему сидеть в кабинете, сославшись на то, что у него нет документов, подтверждающих его полномочия. Он поехал в полицию писать заявление о краже. Когда же заявление было подано, то узнал от трех кандидатов из очереди и одного представителя ИКМО, что, по версии избиркома, это он украл документы. Версию ИКМО и Лебедева узнать, к сожалению, не удалось — несмотря на просьбы «Фонтанки» прокомментировать случившееся, в комиссии не отреагировали.

Посетить полицию в ближайшие дни придется главе муниципального совета МО «Пороховые» Валерию Литвинову. 9 июля, по заявлению петербургского представителя навальновского ФБК Сухарева, Литвинов попытался отобрать смартфон борца с коррупцией, который в этот момент снимал объяснения председателя избирательной комиссии МО по поводу долгого приема документов. Телефон Сухарев отбил, заявление написал. Однако в целом на данный момент счет боя 1:0 в пользу Литвинова, ведь Сухарева так и не зарегистрировали на выборах. Сухарев обещает взять реванш в суде.

Полиция Выборгского района будет изучать причины массовой потасовки в МО «Шувалово-Озерки» 8 июня. Напомним, как писала «Фонтанка», драка произошла перед кабинетом ИКМО в результате столкновения двух очередей – «живой», состоящей из кандидатов «Справедливой России», КПРФ, «Гражданской платформы» и самовыдвиженцев, и «списочной», представители которой отказывались представиться. Комиссия, отметим, желала принимать по списку, однако в какой-то момент живая очередь решила пропустить в кабинет женщину пожилого возраста. Это не понравилось мужчине характерного спортивного телосложения по имени Юрий, который кинулся вытаскивать кандидатку из кабинета. Завязалась драка, в результате которой один эсер получил от Юрия удар в солнечное сплетение, один прохоровец был опрокинут на пол, несколько человек получили легкие удары и толчки. Сами кандидаты тоже без дела не сидели, пытаясь угомонить мужчину, хватая его за руки. В итоге Юрия увезли в 58-й отдел полиции, где он пожаловался на разбитую губу и головокружение. Оттуда его направили в больницу с подозрением на сотрясение мозга.

Помимо этого полиции предстоит расследовать инцидент с ложным минированием избиркома «Шувалово-Озерки» 9 июля, в последний день работы комиссии. Как сообщили «Фонтанке» в полиции, им поступил анонимный звонок. Из-за начатой проверки работа ИКМО прервалась. История напомнила корреспонденту о школьных годах, когда, желая сорвать контрольную, одноклассники срывали уроки сообщениями о минировании. Правда, над школьникам конца 90-х не висел штраф до миллиона рублей или лишение свободы сроком до 5 лет. А если звонок был сделан специально, чтобы сорвать работу ИКМО, то дополнительно нарушителю грозит обвинение по ч. 2 статьи 141 УК РФ (Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий), предполагающее до 5 лет лишения свободы.

Но чемпионом по количеству заявлений является ИКМО «Светлановское», чье противостояние со школьным учителем Даниилом Кеном войдет в историю петербургских выборов. Всего у активиста партии «РПР-Парнас» лежит 4 заявления в полиции, написанные в пору его попыток выдвинуться в депутаты по этому округу. 3 июля на него до обеда с огнетушителем напал сотрудник МО Павел, заявивший, что он бухгалтер; после обеда также с огнетушителем на Кена накинулся замглавы администрации Григорий Ревякин. Пострадал также корреспондент «ЗАКС.ру» Артем Александров, которого Павел ударил в глаз. «Я понимаю, что это смешно звучит, но это правда», – прозвучал в телефоне корреспондента «Фонтанки» звонок Кена 4 июля. Разговор с журналистом проходил сразу после того, как на Кена и его соратника по партии «РПР-Парнас» Льва Гудкова напали около ИКМО. По словам Гудкова, на него напал неизвестный мужчина, который убежал, а на Кена – местный охранник Анатолий Неберекутин, заявивший, что он казак. Теперь у Кена лежит уже 4 заявления в полицию из-за нападений на него в "Светлановском".

Можно ожидать, что в ближайшие несколько дней МО «Морские ворота» посетит Следственный комитет. Поводом послужило обращение коалиционной группы активистов, которые утверждают, что замглавы местной администрации Любовь Филькова позвонила одной из их сторонниц, которая подписалась за их выдвижение, и раскритиковала оппозиционеров. Как заявил один из кандидатов, Андрей Давыдов, в ее действиях прослеживаются, возможно, сразу четыре нарушения. Во-первых, это раскрытие и использование персональных данных, во-вторых, агитация против соперника (она по закону запрещена). «Возможно, там еще будут основания для обвинения ее в клевете. Сейчас мы проверим еще, с какого телефона она звонила — если с рабочего, то это уже злоупотребление своим служебным положением». Несколько дней «Фонтанка» пыталась получить пояснения самой Фильковой, но на рабочем месте ее не оказалось.

Ольга Мясникова, "Фонтанка.ру"

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор