18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
00:40 17.12.2018

Прокуратура об оправдании Барсукова: слово и дело

Генеральная и петербургская городская прокуратуры будут обжаловать оправдательный приговор легендарному Владимиру Барсукову и его бывшим подельникам в Верховном суде. Генеральная прокуратура недовольна Барсуковым и судьёй, петербургская ссылается на манипулирование чувствами верующих и на давление на присяжных средствами массовой информации.

Прокуратура об оправдании Барсукова: слово и дело

Елена Яковлева, "ДП"

Генеральная и петербургская городская прокуратуры будут обжаловать оправдательный приговор легендарному Владимиру Барсукову и его бывшим подельникам в Верховном суде. Генеральная прокуратура недовольна Барсуковым и судьёй, петербургская ссылается на манипулирование чувствами верующих и на давление на присяжных средствами массовой информации.

Генеральная прокуратура: виноваты Барсуков и судья

Апелляционное представление, подписанное государственным обвинителем Генеральной прокуратуры РФ Ириной Шляевой, занимает ровно 2 страницы. Представитель высшей надзорной инстанции просит отменить вынесенный 24 июня 2014 года Владимиру Барсукову, Александру Меркулову, Вячеславу Дрокову и Александру Корпушову приговор Санкт-Петербургского городского суда по делу о покушении на фактического совладельца Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева, ссылаясь на две позиции.

Во-первых, по мнению Ирины Шляевой, подсудимые Барсуков и Дроков, а также их адвокаты неоднократно нарушили Уголовно-процессуальный кодекс, когда вслух в присутствии присяжных ставили под сомнение законность получения следственными органами доказательств, которые исследовались в суде. В частности, представителя Генеральной прокуратуры не устроили попытки подсудимых и их защитников донести до присяжных мысли о том, что эти доказательства якобы получены под принуждением и якобы частично сфальсифицированы.

Кроме того, прокурор Шляева «бросила камень в огород» и председательствовавшей на процессе судьи Санкт-Петербургского городского суда Ирины Тумановой.

«Председательствующий не принял всех мер, предусмотренных … УПК РФ, к участникам процесса, нарушившим требования закона», – написано по этому поводу в апелляционном представлении Ирины Шляевой.

«Похищение сана Бога»

Старший прокурор отдела государственных обвинителей уголовно-судебного управления прокуратуры Санкт-Петербурга Надежда Мариинская уместила своё апелляционное представление на 8 страницах. Кроме, по её мнению, предпринятых защитниками подсудимых попыток вызвать у присяжных сомнения в законности получения доказательств, которые были признаны судом допустимыми и исследовались в процессе, она сослалась на ещё несколько весьма неожиданных для прокурорских представлений факторов.

В частности, Надежда Мариинская немалое место в своём апелляционном представлении уделила высказываниям участников процесса, касавшимся религиозности Владимира Барсукова и его благотворительной деятельности по отношению к Русской православной церкви. В документе, в частности, написано:

«В соответствии с нормами … закона, данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в которой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Между тем, сам подсудимый Барсуков В.С. и свидетели стороны защиты неоднократно в присутствии присяжных заседателей сообщали данные о его личности: «длительной и блестящей» деятельности в сфере благотворительности и восстановлении церквей…».

Гособвинитель привела даже цитату из выступления Владимира Барсукова: «Хочу сказать про Бога. Кто первым попал в царствие небесное? Разбойник, признав Христа Богом. Только Бог мог молиться за своих обидчиков. Только Бог может судить. А не как вчера прокурор бесстыдно раздавала кому ад, а кому рай. Это похищение сана Бога…».

Фактически, данную часть апелляционного представления Надежды Мариинской можно трактовать как обвинение Владимира Барсукова и его защитников в манипулировании чувствами верующих с целью расположить присяжных к подсудимым.

Давление СМИ

«Досталось» в апелляционном представлении Надежды Мариинской и журналистам. Прежде всего, речь идёт о публикации в одном маленьком интернет-издании, которое незадолго до вынесения присяжными вердикта опубликовало полный текст выступления Владимира Барсукова в прениях. Не текст того выступления, которое было на самом деле, а текст, который Барсуков подготовил для прочтения в прениях (они существенным образом различаются). Эта публикация с красноречивым заголовком «Спецправосудие. Суд особой важности» по ходатайству адвоката Константина Кузьминых была приобщена к материалам дела.

Надежда Мариинская в своём апелляционном представлении заявляет: «Представленный материал содержит в себе прямое обращение к присяжным заседателям с изложением информации, которую в ходе судебного процесса председательствующий не разрешил Барсукову В.С. доводить до сведения присяжных заседателей… С учётом изложенного, считаю, что опубликование последнего слова Барсукова В.С. в средствах массовой информации с призывами к присяжным заседателям не уподобляться «коррумпированному и продажному» профессиональному суду за несколько дней до вынесения вердикта является прямым и грубым воздействием на присяжных заседателей, повлекшим вынесение оправдательно приговора».

Фактически, прокуратура Санкт-Петербурга впервые официально заявила об ответственности СМИ за вынесение вердикта присяжными заседателями.

А о том, насколько это влияние вкупе со всеми остальными действиями подсудимых и их защитников, оказалось эффективным, пишет сама же Надежда Мариинская: «Подсудимый Меркулов А.В. в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства давал признательные показания, изобличающие себя и других. Ни о каком давлении с чьей-либо стороны Меркуловым А.В. никогда заявлено не было. В ходе прений сторон и в последнем слове подсудимый просил … признать его заслуживающим снисхождения … То обстоятельство, что присяжные заседатели признали недоказанным участие Меркулова А.В. в совершении преступления, является наглядной демонстрацией результативности незаконного воздействия … на присяжных …».

Адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Сергей Афанасьев:

«Отменить вердикт присяжных можно только при нарушении каких-то норм уголовно-процессуального законодательства. Процессуальные нормы на этом процессе не нарушались, но кто-то себе позволял высказывания и всегда председательствующий прерывал, делал замечания и говорил присяжным, чтобы они не принимали это во внимание. Это совершенно точно. Причём в нашем деле таких эмоциональных высказываний было намного меньше, чем во многих других. Например, никого не удаляли с процесса. У нас в этом деле, в отличие от многих других, всё было корректно.

Что касается процессуальных упрёков – то мы можем сказать о том, что это обвинение довело до присяжных лично и через своих свидетелей, что речь идёт о тамбовской преступной группировке, что Барсуков – якобы лидер этой группировки, что Барсуков осуждён за рейдерский захват предприятий. Это всё было доведено до присяжных! Но до присяжных не было доведено, что многие показания покупались – а мы считаем, что незаконно не было доведено.

А уж прикладывать статьи из средств массовой информации и говорить, будто там что-то не так было написано о Барсукове, про которого в любом СМИ отрицательных статей миллионы – просто смешно. И это к процессу не имеет никакого отношения…».

Константин Шмелёв,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Справка:

24 июня 2014 года Санкт-Петербургский городской суд вынес приговор на основании вердикта присяжных, которые оправдали Барсукова и двоих других подсудимых – известных в деловых кругах предпринимателей Вячеслава Дрокова и Александра Меркулова 8 голосами против 4. Четвертого подсудимого Александра Корпушова присяжные единодушно признали виновным как в соучастии в организации нападения на кортеж Васильева, так и в незаконном обороте оружия, которое при этом использовалось. При этом присяжные решили, что Корпушов заслуживает снисхождения – что интересно, тоже единодушно. Корпушову суд назначил наказание в виде 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Кроме того, суд удовлетворил гражданский иск потерпевшего Тихонова (бывший охранник Васильева) и взыскал в его пользу с Корпушова 500 000 рублей.

Напомним, покушение на Сергея Васильева произошло 5 мая 2006 года на пересечении Левашовского проспекта и Ординарной улицы. Киллеры использовали два автомобиля: на одном Вячеслав Ежов заблокировал кортеж Васильева («Роллс-ройс» с самим Васильевым за рулём и «Шевроле-Тахо» с охраной). Братья Михалёвы, по версии следствия, в этот момент подбежали к кортежу и открыли шквальный огонь из двух автоматов Калашникова, которые за пару часов до того доставил на место преступления Алексей Игнатов. Автоматы «ждали» киллеров в специальном тайнике в заднем сиденье машины.

Сергея Васильева, судя по всему, спасло только то, что он сумел выехать с линии огня, пересек перекресток и врезался в припаркованную примерно в ста метрах на Левашовском «Ниву». Стрелки без машины не смогли его догнать и убить. Зато охранники Васильева пострадали серьёзно: один из них погиб, еще трое были ранены.

В октябре 2006 года милиционеры задержали братьев Андрея и Олега Михалёвых, которым сегодня предъявлено обвинение в совершении этого преступления.

В сентябре 2007 года обвинение в организации покушения на Васильева было предъявлено Владимиру Барсукову, который к тому времени уже находился «под прицелом» правоохранительных органов из-за многочисленных рейдерских захватов петербургских предприятий. По версии следствия, Барсуков потребовал от Васильева крупную сумму компенсации за свой вклад в создание бизнеса, который на момент тех событий уже фактически принадлежал Васильеву. Тот якобы в категоричной форме отказался.

2 июня 2010 года Санкт-Петербургский городской суд признал виновным в соучастии в убийстве охранника Ухарова и в покушении на убийство Сергея Васильева и 3-х других его охранников, а также в незаконном перемещении оружия водителя ООО «Леонис-тур» Алексея Игнатова. Игнатов полностью признал свою вину, дал показания на других участников преступления, благодаря чему дело слушалось в особом порядке. Игнатов получил 7 лет лишения свободы в колонии строгого режима. 12 августа 2010 года Санкт-Петербургский городской суд признал виновным в совершении того же самого преступления уроженца Рязани Вячеслава Ежова — непосредственного участника обстрела кортежа Васильева. На тех же условиях, что и Игнатов (признание и сотрудничество со следствием), он получил такое же наказание — 7 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор