Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

17:55 22.10.2019

Поработать свидетелем

Создаётся впечатление, что дорожно-транспортное предприятие содержит «дежурных свидетелей», готовых в любой момент прибыть на место ДТП и дать показания в пользу водителя автомобиля, принадлежащего этому предприятию. Такое предположение высказал адвокат Юрий Новолодский в связи с процессом о смертельном ДТП с участием грузовика ОАО «Коломяжское», который слушается сейчас в Приморском суде.

Поработать свидетелем

Создаётся впечатление, что дорожно-транспортное предприятие содержит «дежурных свидетелей», готовых в любой момент прибыть на место ДТП и дать показания в пользу водителя автомобиля, принадлежащего этому предприятию. Такое предположение высказал адвокат Юрий Новолодский в связи с процессом о смертельном ДТП с участием грузовика ОАО «Коломяжское», который слушается сейчас в Приморском суде. 

Смертельный «таран»

5 ноября 2007 года вечером на углу Комендантского проспекта и Долгоозёрной улицы из буквально разорванной машины «ВАЗ-2109» вытаскивали четверых молодых людей. Один из них был мёртв, второй умер в скорой помощи, двух других, несмотря на тяжёлые травмы, удалось спасти. Об этом страшном ДТП мы недавно писали – столь тяжёлые последствия в нём наступили из-за того, что в передней части столкнувшегося с «жигулями» грузовика имелась подвеска для плуга, представляющая собой клинообразный стальной таран. Уголовное дело в отношении бригадира автоколонны ОАО «Коломяжское» Сергея Артёмова, выпустившего в таком виде автомобиль в город, слушается сейчас в Приморском районном суде Петербурга. 

Но по поводу данного ДТП в Приморском суде слушается и второе дело – оно возбуждено в отношении водителя грузовика Виктора Моторина. Следственный комитет обвиняет его в совершении преступления, предусмотренного частью 5 статьи 264 УК РФ («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц»). По версии следствия, Моторин на скорости до 37,2 км/ч совершил левый поворот с Комендантского проспекта на Долгоозёрную улицу, не пропустив двигавшиеся со скоростью до 79,8 км/ч по встречной полосе Комендантского проспекта «Жигули», из-за чего и произошло смертельное ДТП. По версии следствия, водитель грузовика вполне мог предотвратить аварию, а водитель «Жигулей», напротив, не имел такой возможности. 


В этом деле интересны совсем не технические подробности – то, с чем столкнулись родственники погибших и защищающий их президент Балтийской коллегии адвокатов Юрий Новолодский, лежит совсем в другой сфере. 

Странные свидетели

Объективно те события можно восстановить только со слов инспекторов ДПС, прибывших на место происшествия и оформивших там первичные документы: рапорт и справку о ДТП. В рапорте, подписанном инспектором ДПС Ильёй Клейменовым, указано: заявку о ДТП он получил по рации в 20.40 5 ноября 2007 года, обнаружил на месте происшествия то, что описано выше, про наличие очевидцев аварии в рапорте ничего не сказано. Восстановить картину происшедшего с помощью двух выживших пассажиров «жигулей» не удалось – от полученных травм они потеряли сознание, а позже, когда вылечились, ничего путного вспомнить не смогли.

Зато не получивший вообще никаких травм водитель грузовика с «тараном» Виктор Моторин отрицает свою вину, он утверждает, что начал медленное (со скоростью не более 10 км/ч) движение с середины перекрёстка через несколько секунд после того, как для двигавшихся по Комендантскому проспекту машин включился красный сигнал светофора, в связи с чем появление мчавшихся на большой скорости «Жигулей» стало для него неожиданностью, на которую он не успел среагировать. 

А для родственников погибших неожиданностью стало появление в материалах дела двух свидетелей ДТП – Юрия Заха и Андрея Михайлова, давших показания, полностью подтверждающие показания Виктора Моторина. 

Они якобы ехали в машине по Долгоозёрной улице, куда собирался поворачивать с Комендантского проспекта на своём грузовике с «тараном» Виктор Моторин. Они якобы остановились на красный свет, дождались включения зелёного, начали движение в сторону перекрёстка и в этот момент якобы увидели, как с Комендантского проспекта, где уже несколько секунд горел красный свет светофора, на большой скорости вылетели «Жигули» и столкнулись с ЗИЛом. А ЗИЛ, по их словам, в этот момент со скоростью около 10 км/ч начал совершать левый поворот. 

Из показаний Заха и Михайлова следует, что «Жигули» не пропустили грузовик, а не наоборот – как это указано в версии обвинения. Именно данное обстоятельство позволило следователям УРППБД 14 раз отказываться возбуждать уголовное дело в отношении работников дорожного предприятия «Коломяжское». Причём показания этих свидетелей выглядели вполне правдоподобными – ведь Михайлов, как следует из его показаний, сам с места ДТП вызвал с мобильного телефона скорую помощь. И этот звонок документально подтверждается. Из материалов дела следует, что свидетель позвонил по номеру «03» в 20.50.


Кроме того, Юрий Зах заявил следователю, будто они с Михайловым подошли к оформлявшему ДТП инспектору и оставили свои координаты. 

Что-то напутали

Понятно, что Андрей Михайлов мог вызвать скорую помощь только после того, как увидел аварию и понял, что требуются услуги врачей. Всё это могло произойти только на месте происшествия – следовательно, в 20.50 он должен был находиться там. 

Но вот незадача: оба инспектора ДПС, прибывших тогда на угол Комендантского проспекта и Долгоозёрной улицы, утверждали: заявка поступила им по рации в 20.40, на место происшествия они прибыли не позже чем в 20.50, а само ДТП, по их мнению, произошло примерно в 20.35. Более того, инспектора заявили, что никакие очевидцы ДТП к ним не подходили, были только понятые, которые удостоверили план-схему происшествия.

Вывод: похоже, Андрей Михайлов и Юрий Зах что-то напутали, что само по себе странно, потому что они описали картину ДТП с привязкой к конкретным автомобилям и конкретному перекрёстку – а других аварий в тот вечер в этом месте не было. Опять же, вызов скорой помощи – он тоже немного странный – в частности, потому, что во время звонка по «03» Михайлов немного ошибся в адресе места ДТП. Волновался, наверное.

И, судя по всему, на все эти странности обратил внимание и следователь Управления по расследованию преступлений против безопасности движения ГСУ тогда ещё ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области подполковник юстиции Иванов.

10 минут

14 июня 2010 года датируются протоколы допросов инспекторов ДПС Ильи Клейменова и Сергея Павлова, проведённых подполковником Ивановым. В этих протоколах содержатся совершенно неожиданные вещи: оба инспектора вдруг вспомнили, что вызов на ДТП поступил им по рации не в 20.40, а в 20.50, а на месте происшествия к ним подошли два человека, которые представились очевидцами – нетрудно догадаться, кем оказались эти люди. И разница в 10 минут прекрасным образом подтверждала слова Андрея Михайлова о том, как он с места ДТП вызвал скорую. 

Судя по всему, следователь Иванов не учёл лишь трёх нюансов: упорства родственников погибших парней и простой человеческой порядочности инспекторов ДПС. Родственники погибших написали в Следственный комитет заявление с требованием привлечь следователя Иванова к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств, а опрошенные в рамках доследственной проверки по данному заявлению инспекторы заявили: они не только не давали таких показаний, но и не могли их давать, потому что 14 июня 2010 года находились в отпусках. Кроме того, оба инспектора подтвердили свои первичные показания, в которых мест для Юрия Заха и Андрея Михайлова не нашлось. 

А ещё в рамках уголовного дела в отношении водителя грузовика с «тараном» Виктора Моторина следователь следственного отдела по Приморскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу заказал детализацию сотового телефона Михайлова, с которого в 20.50 5 ноября 2007 года он вызывал скорую помощь. Выяснилось, что, скорее всего (анализ азимутов базовых станций сотовых операторов никогда не даёт стопроцентный ответ), в момент звонка по «03» Андрей Михайлов находился в нескольких сотнях метров от перекрёстка, где произошло ДТП, хотя и двигался в его направлении…

Следственный комитет отказал родственникам погибших ребят в привлечении следователя Иванова к уголовной ответственности с железобетонным аргументом: раз дело слушается в Приморском суде, то у Следственного комитета отсутствует возможность истребовать показавшиеся заявителям сфальсифицированными протоколы допросов для проведения почерковедческого исследования. Таково последнее на сегодняшний день процессуальное решение, которое родственники погибших собираются обжаловать. Между тем адвокат Юрий Новолодский высказал предположение, что на этих нюансах вскрылась серьёзная коррупционная схема, которой могут пользоваться автотранспортные предприятия Петербурга, чтобы избежать материальных претензий в случаях ДТП, виновными в которых будут признаны их работники. 

Комментарий президента Балтийской коллегии адвокатов Юрия Новолодского:

«Общество обязано изучать тенденции, проявляемые следственной властью. Каждый факт злоупотребления властью со стороны следователей должен немедленно становиться объектом общественного внимания. При обнаружении признаков сокрытия подобных фактов, к этим незаконным действиям «следственного начальства» должно привлекаться внимание прокуратуры.

В статье описан именно такой случай. Следователь в отсутствие двух важных свидетелей составил два протокола о том, что якобы эти свидетели были им допрошены и дали показания, подтверждающие позицию следователя. Оба свидетеля категорически отрицают сам факт их допроса и возможность сообщения ими сведений, зафиксированных в протоколах. Заявление потерпевших о необходимости возбуждения в отношении следователя уголовного дела было оставлено без должных последствий под откровенно нелепым предлогом: якобы нахождение в суде материалов уголовного дела (включающих «липовые» протоколы) является непреодолимым препятствием для возбуждения уголовного дела в отношении следователя–фальсификатора.

Надеюсь, прокурор Санкт-Петербурга и руководитель Главного следственного управления СК РФ по Санкт-Петербургу всё-таки примут меры к организации должной проверки содержащейся в статье информации о преступлении».

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру» 

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор