0

«Наружка» как аргумент при разводе

Адвокат бракоразводного процесса петербургского бизнесмена попытался использовать в качестве доказательства против его собственной супруги видеозапись наружного наблюдения, которую осуществили частные детективы. Беспрецедентному для российского судопроизводства событию не позволил состояться суд.

ПоделитьсяПоделиться

Адвокат бракоразводного процесса петербургского бизнесмена попытался использовать в качестве доказательства против его собственной супруги видеозапись наружного наблюдения, которую осуществили частные детективы. Беспрецедентному для российского судопроизводства событию не позволил состояться суд.

Молодой петербургский бизнесмен Артемий Владимирович Михайловский мало известен в бизнес-сообществе. Зато заслуженным уважением пользуется выступавший на процессе в качестве свидетеля Владимир Михайловский – он член совета некоммерческого партнёрства «Ассоциация по техническому регулированию» и директор НП «Центр по сертификации «Респект». «Ассоциация» является федеральной структурой, объединяющей компании, которые специализируются в области стандартизации, сертификации и метрологии. На ее сайте перечислены 8 задач организации. Первая из них – организация сотрудничества с органами государственной власти.

Яна Михайловская в разговоре с «Фонтанкой» заявляет: она боится потерять ребёнка. Ведь в бракоразводном процессе, который слушается сегодня в Выборгском районном суде Петербурга, решается вопрос, в том числе, и о том, с кем из родителей останется их годовалая дочь. А некоторое время назад уже были инциденты, когда мама и папа по очереди увозили девочку и по очереди обращались в полицию.

«Жучок» и «наружка»

Яна Михайловская проживает сейчас в Краснодаре – она работает там помощником руководителя крупной государственной корпорации, подведомственной администрации Краснодарского края. Деятельность корпорации не то, чтобы засекречена, но основания для повышенной бдительности у её службы безопасности имеются.

По словам Яны, некоторое время назад она обнаружила за собой слежку. Утром, говорит женщина, она подходила к окну и видела припаркованный автомобиль, который весь день ездил за ней, и перед тем, как лечь спать, видела, что этот автомобиль стоял под окном. Женщина написала заявление в отдел полиции «Калинино» Управления МВД России по Краснодару, откуда получила лаконичный ответ: в результате проведённой проверки «материал … был списан в номенклатурное дело, так как в нём отсутствуют признаки какого-либо преступления…».

Между тем служебным кабинетом Яны Михайловской заинтересовалась, по её словам, служба безопасности её корпорации в связи с пикантным обстоятельством: там якобы обнаружилось техническое средство негласного съёма информации, называемое в народе «жучком». Техническое средство было оборудовано СИМ-картой. Этот, надо полагать, первый в истории данной организации случай, по словам Яны, огласке не предавался и правоохранительными органами не исследовался, потому что её руководство решило, что это нецелесообразно. Но женщина говорит, что стала чаще оглядываться.

А в конце мая 2014 года на одном из заседаний в Выборгском районном суде Петербурга представляющая интересы Артемия Михайловского адвокат Полина Мощинская предприняла уникальную для российского судопроизводства попытку. Она заявила ходатайство о приобщении к материалам дела результатов негласного наружного наблюдения, которое частный детектив осуществлял в Краснодаре.

Месяц наблюдения

В протоколе судебного заседания от 22 мая 2014 года представляющая интересы Артемия Михайловского адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Полина Мощинская заявила: «Просим приобщить к материалам дела наблюдение частного детектива на протяжении месяца, из которого следует, что весь день ребёнок…» Мы специально не пишем, что именно увидел частный детектив – любые действия ребёнка и с ребёнком можно трактовать по-разному, в зависимости от конкретных обстоятельств. Пусть в этом разбирается суд.

Но перед нами первый ставший известным журналистам случай, когда результаты частной «наружки» предлагаются в качестве доказательства в гражданском процессе в суде. Вице-президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Андрей Савич по этому поводу заявил «Фонтанке»:

– Негласное наружное наблюдение – это оперативно-разыскная деятельность, которую закон разрешает осуществлять исключительно правоохранительным органам – и то при условии получения ими предусмотренных законом разрешений. Всё остальное – это противозаконное вторжение в частную жизнь и нарушение законных прав граждан на тайну персональных данных. Такие доказательства не могут быть использованы в суде.

Адвокат Полина Мощинская с законодательством, судя по всему, отлично знакома и немного по-другому видит произошедшее.

– Папа ребёнка заключил легальный договор с лицензированной детективной фирмой в Краснодаре, – заявила она «Фонтанке». – И речь шла о наблюдении за его несовершеннолетней дочерью, на что он дал разрешение как её законный представитель. О наблюдении за супругой речи не было…

Очень жаль, что краснодарская полиция не сочла возможным отреагировать на заявление матери и разобраться в происшедшем – ведь в Петербурге трудно понять, за кем именно следили детективы в Краснодаре. Но тот факт, что видеосъёмку частной «наружки» попытался использовать в суде адвокат, – это что-то новенькое в петербургской судебной практике.

Естественно, судья Выборгского районного суда Петербурга Николаева в удовлетворении данного ходатайства отказала, равно как и в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам дела негласной аудиозаписи некоего разговора, которую адвокат Мощинская хотела использовать как аргумент в пользу своего клиента. Но новое слово в судебной практике Михайловский и его адвокат Мощинская произнесли.

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...