Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

18:01 20.11.2019

Киевский сирота ждёт письма из Смольного

История киевского 11-летнего парня, у которого на Украине умерли мама и папа и которого готова взять под опеку семья петербуржцев, окончательно превратилась в абсурд. К делу подключились уже не только детский омбудсмен Петербурга Светлана Агапитова и городская прокуратура: письмо с требованием немедленно покончить с безобразной ситуацией в органы опеки пришло из Смольного. Пришло, но ничего не изменило. "Я поскольку глава - я буду сам определять", - заявил "Фонтанке" глава МО № 72.

Киевский сирота ждёт письма из Смольного

Ян Сизов/Коммерсантъ

История киевского 11-летнего парня, у которого на Украине умерли мама и папа и которого готова взять под опеку семья петербуржцев, окончательно превратилась в абсурд. К делу подключились уже не только детский омбудсмен Петербурга Светлана Агапитова и городская прокуратура: письмо с требованием немедленно покончить с безобразной ситуацией в органы опеки пришло из Смольного. Пришло, но ничего не изменило. "Я поскольку глава – я буду сам определять", – заявил "Фонтанке" глава МО № 72.

Единственный путь, который, кажется, ждёт украинского мальчишку, всё-таки должен быть проделан на поезде в Киев. С транзитной остановкой в приюте для нелегалов-малолеток. Местные органы опеки по-прежнему отказываются отдать маленького украинца под опеку в питерскую семью, которая уже стала для него родной и давным-давно оформила все необходимые документы. Родственники на Украине от парня отказались, да он и не помнит там никого, кроме собаки.

Напомним, что история тянется больше полугода – с минувшей осени, когда петербурженка Ирина принесла в органы опеки пакет документов, чтобы взять в семью сына умершей подруги. Мама ребёнка жила в Киеве, сам он – гражданин Украины, но до осени 2013 года это не казалось проблемой муниципалам. Однако чиновники местного уровня, как выяснилось, зорко следят за международной обстановкой, и как только она поменялась – поменялось их отношение к 11-летнему ребёнку. В марте (через 2 дня после референдума в Крыму) они отказали Ирине в праве опеки над мальчиком. На том основании, что он, раз мать у него умерла, в России находится нелегально, его вообще давно пора депортировать.

В начале апреля прокуратура вынесла протест на решение органов опеки, но это ничего в судьбе ребёнка не изменило. В последнем "Фонтанка" убедилась после короткого телефонного разговора с главой МО № 72 Ильёй Бондаревым.


– Значит, послушайте, что я вам скажу, – вежливо начал он. – Что касается моих действий или бездействия относительно данной проблемы, то это госполномочия. Мы их исполняем. Уполномоченный орган, который нас курирует и проверяет, – это профильный комитет. Поэтому вот все вопросы – туда, пожалуйста.

Что интересно – "профильный комитет" уже снял "все вопросы": 18 апреля (через неделю после статьи "Фонтанки") в муниципальное образование № 72 обратился глава комитета по социальной политике Александр Ржаненков. И попросил господина Бондарева "незамедлительно принять меры в защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего ***, оставшегося без попечения родителей".

Фактически сегодня существует только один вид такого рода "мер": передача ребёнка в семью, которая собрала для этого уже все мыслимые бумаги. Но Бондарев в принципе отрицает, что ему что-либо известно о каком-то там письме из Смольного. Диалог у нас вышел просто фантастический.

– Я не понимаю, о чём вы говорите, – ответил муниципал на вопрос о письме из комитета по соцполитике. – Нам каждый день приходит масса писем, касательно того вопроса, о котором вы говорите, – тоже.

– Каждый день, и всё – про одного мальчика?

– Не каждый день. Но с определённой частотой.

– А на последнее письмо, от 18 апреля, у вас есть какая-то реакция?


– Последнее – не последнее, у меня нет такого. Вот и всё. Всё это находится в процессе.

– В процессе чего, если у опекуна два месяца как собраны все документы?

– Я поскольку глава – я буду сам определять, собраны они или не собраны.

По закону органы опеки действительно не подчиняются никому, кроме своего муниципального начальства. А оно (начальство) совсем свободно и независимо. И письма из Смольного до него, надо понимать, не доходят.

Ирина Тумакова,
"Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор