Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

03:56 16.11.2019

Эхо тридцать седьмого

История о штурме 37 отдела полиции в мае 2013 года подходит к логическому завершению в виде приговора. В роли подсудимого - начальник боевого отделения СОБР. Потерпевшие — офицеры уголовного розыска. Свидетели — оперативники собственной безопасности и управления розыска главка. Интрига — в конфликте правоохранителей из-за сильно пьющего ранее судимого немолодого мужчины, оказавшегося собственником квадратных метров в престижном доме.

Эхо тридцать седьмого

История о штурме 37 отдела полиции в мае 2013 года подходит к логическому завершению в виде приговора. В роли подсудимого вместо ожидаемых похитителей людей в полицейских погонах и черных риелторов – начальник боевого отделения СОБР. Потерпевшие — офицеры уголовного розыска Василеостровского УМВД. Свидетели — оперативники собственной безопасности и управления розыска главка. Интрига — в конфликте правоохранителей из-за сильно пьющего ранее судимого немолодого мужчины, оказавшегося собственником квадратных метров в престижном доме.

Отдел полиции номер 37 на Карташихиной улице СОБР взял приступом утром 27 мая 2013 года. Главк доложил об успешном задержании пятерых полицейских, предполагаемых оборотней. По первоначальной версии, оперативники районного угрозыска, включая начальника ОУР, были захвачены по подозрению в причастности к похищению человека, связанном с попыткой завладеть его квартирой. К вечеру «похищенного» Николая Павлова освободили. На следующий день был задержан риелтор (как подразумевалось, «черный») Владимир Гарро, а к 29 мая следственная картина изменилась до неузнаваемости, в связи с предъявлением обвинения в мошенничестве самому как бы похищенному Павлову.

Напомним историю: сюжет был построен вокруг двухкомнатной квартиры в доме 37 по улице Шевченко. По словам риелтора Гарро, он собирался приобрести жилплощадь у непутевой петербурженки Людмилы Исламовой, и для простоты оформления недвижимости в собственность в дело был введен Николай Павлов, который летом 2012 года стал формальным мужем собственницы и номинальным собственником квартиры. В процесс оформления квадратных метров вмешалась судьба, в январе 2013 года Людмила Леонидовна скончалась, а её супруг Павлов потерялся в родной Гатчине, якобы попав под влияние какой-то не то родственницы, не то знакомой, известной в кругах неформальной риелторской общественности как Кузьминчиха. Обеспокоенный перспективой потери квартиры, которую уже считал своей, Владимир Гарро инициировал заявление в 37 отдел полиции с просьбой Павлова найти и от непрошеных покровителей оградить.

Уголовный розыск, включившись в поиски владельца недвижимости стоимостью около 5 миллионов рублей, Павлова обнаружил в Гатчине, где местная полиция по просьбе Василеостровского ОУР нашла его на почте в день получения пенсии 15 мая 2013 года и «пригласила» в отдел. Пока сыщики ехали за Павловым из Петербурга, его, по словам гатчинской полиции, пытался вырвать из рук закона некий «мужчина на темно-синем «Гелендвагене», который показывал удостоверение ГУ МВД, не давая его прочитать. Гатчинские Павлова не отдали, дождавшись коллег с Васильевского острова. После того, как Павлова опросили в 37 отделе и установили, что преступления нет, он вышел на улицу, где за него разыгралась битва между желающими приютить: с одной стороны выступал Владимир Гарро с друзьями, с другой – «собровец Андрей» с товарищем. СОБР тогда проиграл, но отыгрался 27 мая 2013 года, взяв 37 отдел приступом при участии Следственного комитета, управления уголовного розыска и службы собственной безопасности главка.


Похищенный ответил за всех

По скромным подсчетам, эпопея послужила основанием для возбуждения четырех уголовных дел, в результате которых по состоянию на апрель 2014 года вынесен один приговор. «Фонтанка» подсчитала.

Первое. Уголовное дело, возбужденное по статье 126 УК РФ (похищение человека). Ни подозреваемых, ни обвиняемых в этом деле нет и не было, судьба самого дела туманна. Насколько известно со слов Владимира Гарро (который являлся наиболее вероятным претендентом на роль обвиняемого) и его адвоката Евгения Кузнецова, ему претензий не предъявлялось.

Второе. Уголовное дело, возбужденное по статье 286 УК РФ (превышение власти или служебных полномочий). Потерпевшие — пятеро сотрудников Василеостровского уголовного розыска, избитые в 37 отделе полиции во время захвата «неустановленными сотрудниками СОБР». Как говорит представляющий интересы одного из потерпевших адвокат Юрий Очагов, состав отделения СОБР, принимавшего участие в «операции», известен поименно. Но СОБР работает в масках, так что единственный шанс установить превысившего — показания коллег. Бойцы давать показания друг на друга не спешат, а значит, шансы на появление в деле обвиняемых близки к нулю.

Третье. Уголовное дело, возбужденное по мошенничеству в отношении Владимира Гарро, Николая Павлова и покойной хозяйки квартиры Людмилы Исламовой. По мнению следователей, они, «вступив в преступный сговор, путем обмана совершили незаконное отчуждение недвижимости, завладев госимуществом на сумму более 1 миллиона рублей, то есть в особо крупном размере». Похоже, это дело отправилось туда же, куда и дело о похищении. Адвокат Евгений Кузнецов говорит, что с 31 мая 2013 года, когда Василеостровский суд отказал следователю в аресте Владимира Гарро и выпустил его из камеры, его подзащитного ни разу не вызывали ни для одного следственного действия. Дело в отношении второго живого фигуранта, Николая Павлова, было выделено в отдельное производство.

Четвертое. Единственное, закончившееся приговором. По иронии судьбы, Николай Павлов, для освобождения которого из плена «черных риелторов» развернулись практически боевые действия, сегодня единственный осужденный. В октябре 2013 года он, как признавший себя виновным и согласившийся на особый порядок, был Василеостровским райсудом приговорен к лишению свободы за мошенничество в особо крупном размере.

Пятое. Рассматривается в Василеостровском суде сейчас. Согласно материалам дела, трое из задержанных 27 мая оперативников, которых избивали в микроавтобусе СОБРа по дороге из 37 отдела в управление уголовного розыска, узнали в одном из применявших насилие того мужчину, который 15 мая пытался увезти с собой Павлова. Этот собровец единственный из всех был идентифицирован, что позволило предъявить ему обвинение. Начальник 3 боевого отделения Андрей Картынник.


В стилистике 37-го

На свидетельском месте 14 апреля побывали 28-летний оперуполномоченный по особо важным делам Управления собственной безопасности, начальник и дежурный 37 отдела, а также офицер, исполнявший в мае 2013 года обязанности начальника Василеостровского ОУР.

Если показания специалиста по собственной безопасности свелись к тому, что он был вызван руководством для участия в акции, про которую ничего не знал, а затем, запутавшись в улицах Васильевского острова, опоздал к началу операции, в которой ничего не понял и ничего не делал, да и помнит события, спустя почти год, плохо, то офицеры 37 отдела рисуют неприличную картину в стиле 1937 года. Не то арест товарища Ягоды товарищем Ежовым, не то захват украинской милиции «отрядами самообороны».

«Ко мне в кабинет зашли двое в пятнистом и в масках. Сказали оставаться на месте. Я, как начальник отдела, пытался узнать, кто старший, но безрезультатно». В коридоре уголовного розыска — оперативники, упертые головами в стенку. После окончания «следственных действий» их выведут на полусогнутых, заломив руки к затылку.

«Я выходил из кабинета начальника, когда увидел, как непонятные люди выламывают решетку на лестнице. Кто такие, не говорят, меня оттолкнули, впечатали в стенку, – рассказывает оперативный дежурный, – я хотел стрелять, но на линии огня были посетители. Боялся их зацепить, не решился».

Вспоминают и о предмете, напоминавшем бейсбольную биту, которая была в руках у одного из штурмующих. Каковой инструмент не является штатным спецсредством полиции.

Благоразумие или нерешительность позволили избежать жертв. Через некоторое время все-таки появился следователь с постановлением на обыск, что ввело ситуацию в более цивилизованное русло. Но наручники с оперативников не сняли.

Битва за потерпевшего

Владимира Гурецкого, весной 2014 года исполнявшего обязанности начальника Василеостровского ОУР, 27 мая в 37 отделе не было, что, как он считает, спасло его от наручников и ударов. Зато рассказанные им подробности «битвы за потерпевшего» были настолько фантасмагоричны, что защищающий Картынника адвокат Владимир Львов поинтересовался, не рассматривается ли Павлов как вещь. Владимир Гурецкий заверил, что Павлов — человек.

По воспоминаниям оперативника, после того, как 15 мая Павлов абсолютно свободным вышел из 37 отдела на крыльцо (где его ждали друзья Владимира Гарро), к нему подбежал ныне идентифицированный как начальник 3 боевого отделения СОБР подполковник полиции Андрей Картынник.

«Он, подбежав к Павлову, обнял его одной рукой за шею, второй подхватил под коленки и понес к автомобилю, на котором приехал», – рассказал свидетель на суде.

Друзья риелтора Гарро не допустили увоза теперь своего, как они считали, подопечного, и отняли Павлова у собровца, усадив в свою машину. Попытки догнать машину пешком и вытащить Павлова на волю, чтобы увезти в правильном автомобиле, успехом не увенчались.

Противостояние бойца спецподразделения и сотрудников уголовного розыска тогда ограничилось громкими словами. Точный ответ могла бы дать запись видеорегистратора, изъятая днем позже сотрудниками УСБ, но она якобы кем-то испорчена. Причем все стороны склонны намекать на то, что видеодоказательство затерто процессуальными противниками.

Работы суду предстоит ещё немало. На очереди допросы оперативников УСБ и управления уголовного розыска, бойцов СОБР.

Необязательный процесс

Как объяснили корреспонденту «Фонтанки», этого суда могло и не быть. Потерпевшие, подсудимый и свидетели принадлежат к одной системе. И если бы к сыщикам с острова подошли со словами, призывающими простить и понять, такое понимание было бы встречено. Говорят, разговор о некой материальной компенсации заводился, но слов извинения не прозвучало, что усугубило взаимное непонимание.

Адвокат Юрий Очагов, представляющий интересы пострадавших сотрудников Василеостровского УМВД, считает, что вопросы у следствия должны быть не только к Картыннику, но и к командиру СОБР.

«Мне непонятно, зачем вообще было силовое сопровождение обыска. Ещё 16 мая сотрудники УСБ посетили 37 отдел, им предоставили все запрошенные документы, сотрудники дали объяснения. Никто бы не препятствовал следователю, который пришел с постановлением на обыск. Над ещё разбираться, почему СОБР ворвался в отдел полиции, устроил разгром, и только потом вошел следователь и предъявил постановление.  Почему командир СОБР, который был на месте, дал такую команду, в результате которой избиты сотрудники полиции, а его подчиненный оказался под судом», – задается вопросами защитник.
 
Защищающий Андрея Картынника адвокат Владимир Львов говорит, что его главная задача в этом деле — не дать осудить невиновного.

«Были возбуждены уголовные дела. По похищению человека, когда похищения не было, потом по непонятному мошенничеству. Вместо того, чтобы разбираться и искать виновного, следствие вывело на суд сотрудника спецназа. Не СОБР возбуждал дела, не СОБР давал команду на штурм».

На вопрос о том, не имеет ли его подзащитный более тесное отношение к делу, так как именно он был одним из тех добрых ребят, которые опекали Павлова в Гатчине, а затем пытались его забрать от отдела полиции, Владимир Львов объяснил, что эти обстоятельства не имеют никакого значения: «В рамках данного уголовного дела этот вопрос не рассматривается».

Подсчитали — прослезились

Риелтор Гарро остался без квартиры, которую считал уже почти своей.

«Покровители» Николая Павлова, которые, видимо, тоже рассчитывали на эти квадратные метры, их не получили.

Павлов получил обвинительный приговор, не первый в своей непростой жизни.

Уголовный розыск Васильевского острова навсегда запомнит, как бьют свои.

Бойцы СОБРа рассматриваются как вероятные фигуранты дела о превышении полномочий.

СК, УСБ и руководство главка испытали конфуз.

Наверное, в выигрыше городская казна, в которую вернулась двухкомнатная квартира.

Денис Коротков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор