Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

05:40 20.11.2019

Формула любви: я тебе подарил половинку себя

Фаина Раневская в своем известном высказывании четко обозначила только два предмета, у которых в этом мире есть вторая половинка. Себя же назвала изначально целой. Более романтично скроенные натуры находят в такой позиции черствость и самообман. Так что есть половинки? Умение любить или внутренняя пустота?

Формула любви: я тебе подарил половинку себя

Фаина Раневская в своем известном высказывании четко обозначила только два предмета, у которых в этом мире есть вторая половинка. Себя же назвала изначально целой. Более романтично скроенные натуры находят в такой позиции черствость и самообман. Так что есть половинки? Умение любить или внутренняя пустота?

Разобраться в том, кто в этом споре прав, а кому следует провести серьезный пересмотр своих внутренних убеждений, нам помогал Антон Несвитский, психолог, руководитель круглосуточной службы психологической помощи «Точка опоры», руководитель психологического центра «Зеркало Души».

- В нашем обществе существуют две распространенные концепции восприятия отношений мужчины и женщины. Первая из них – приукрашенно-романтическая, которая говорит о неких половинках, о частях единого целого. В таких отношениях подразумеваются разного рода зависимости. Вторая концепция – об отношениях двух самодостаточных людей, которые, в общем-то, и друг без друга живут прекрасно, а вдвоем образуют сильный, творческий союз. А существует ли вообще формула любви, которую можно было бы назвать правильной? Имеем ли мы вообще право говорить о какой-то универсальной модели?

– Я бы не стал говорить о правильной и неправильной модели. Все люди находятся на совершенно разных этапах развития. Для того, чтобы прийти к своему идеалу, человеку порой необходимо пройти через разные крайности. Например, сначала почувствовать себя в зависимости от кого-то, затем уйти из этих отношений, начать выстраивать свою целостность и искать новые отношения уже с этой позиции. Если в поисках самодостаточности человек перегибает палку – он сталкивается уже с иными проблемами. А иногда все эти стадии человек может проживать и в одних отношениях. Поэтому я не склонен считать, что есть одна какая-то правильная система восприятия отношений, но, наверное, у меня есть представление о том, какая из них наиболее гармонична.


Дело в том, что каждый человек представляет собой систему, состоящую из тела, ума и чувств. И при этом он всегда вовлечен в какую-то внешнюю систему: природную, общественную, партнерскую, родовую и так далее. И без развития внутренней целостности человек не может гармонично строить отношения в системе. При этом взаимодействие между системами, внешней и внутренней, всегда двустороннее, их нельзя разорвать. То, что описали вы, я считаю проявлениями крайностей. Нет абсолютно самодостаточных людей. Как человек может выпасть из системы? Никак. Но и тотальная зависимость от партнера – тяжелое бремя. Поэтому, если пытаться выстроить какую-то середину между этими двумя крайностями, получится, что наиболее гармоничное существование человека происходит тогда, когда он, с одной стороны, занимается выстраиванием своей личностной системы, при этом не отрицает свое присутствие в какой-то другой системе, в том числе и в партнерской.

- А как человек вообще приходит к таким крайностям? Начнем с половинок. Половинчатое восприятие зачастую отличает отчаянное стремление к спасению или к тому, чтобы кто-то наконец-то принял и понял. Какие причины толкают человека на то, чтобы отношения воспринимались как спасательный круг?

– Ну, это, собственно, классический вариант созависимости, когда в детстве не происходит психологического отделения от матери. У ребенка просто не наступает стадия психологического взросления. В нормальном, здоровом варианте в возрасте примерно двух-трех лет ребенок, убедившись в своей базовой безопасности (которую ему опять же может дать только мама), приступает к самостоятельному исследованию мира. Здесь важно дать ребенку почувствовать свою самостоятельность, отпустить его. Это не значит бросить его на произвол судьбы. А лишь перестать удовлетворять все его потребности на опережение. Многие матери обычно тормозят этот процесс, потому что им страшно: вдруг ребенок не справится? Такие «тревожные матери», как правило, сами испытывают сильный дефицит любви и чувствуют потребность в постоянной подпитке собственной нужности. То есть ребенок привыкает жить, взрослеть в той ситуации, когда его постоянно кто-то дополняет, контролирует, вмешивается в его жизнь. В результате он вырастает с ощущением, что он – ноль без палочки, если рядом нет кого-то, кто будет его контролировать и тревожиться о нем. Ведь именно такая ассоциация у него с материнской любовью, именно в таком формате он привык ее получать.

Далее человек понимает, что надо начинать самостоятельную жизнь. Мама больше не может исполнять тех функций, которые были актуальны в детстве, потому что уже нужен половой партнер, нужна какая-то своя реализация в продолжении рода и так далее. И находится партнер, который, по сути, замещает маму. Этот партнер чаще всего оказывается точно с такой же семейной историей. Так развиваются созависимые отношения, в которых люди уверены, что они без этой половинки вообще никто.

- Вот выросла, допустим, такая половинчатая личность. С какой вероятностью она вступит в отношения с человеком гармоничным? Или такой союз в принципе невозможен?

– Эта вероятность стремится практически к нулю. Я понимаю, что это категорично, но я не видел таких случаев. Как правило, и это подтверждает практика, пара складывается из такого взаимного дополнения неврозов. Вопрос только в степени. Один может быть несколько более целостным, чем другой.

- Какие типичные проблемы возникают в созависимых парах?


– Начать стоит с того, что у нас гармоничных пар крайне мало. Даже в тех парах, в которых есть определенная гармоничная база, все равно сохраняются хотя бы элементы созависимости, потому что нетравмированных детей в нашей стране просто нет. И поэтому всем парам в той или иной степени приходится решать проблемы созависимости. А основная типичная проблема – невозможность выстроить равновесие потребностей. Трудно, с одной стороны, удовлетворять потребности другого так, чтобы не ломать собственную личность и сохранять свою территорию, с другой – не уходить далеко в собственный эгоизм и не превращать партнера в обслуживающий персонал.

- А какие черты отличают более или менее гармоничную пару? Как бы вы ее описали?

– Для меня показатель гармоничной пары – умение выстраивать конструктивный диалог. Не сводить конфликты к поиску виноватого, а стараться понять себя и такие же усилия прикладывать к пониманию партнера. И всегда осознавать равную ответственность за ситуации в отношениях, то есть не сваливать всю ответственность на партнера и при этом не брать ее всю себе. Можно сказать – 50 на 50.

- Можно ли считать залогом гармоничной пары какое-то специфичное гендерное распределение ролей?

– Нет, не скажу ничего про гендерное распределение ролей, потому что оно в каждой паре может носить свой индивидуальный характер. Есть более традиционная модель, есть менее. Но если то или другое парой выбрано осознанно и им в этом выборе хорошо, значит, так и должно быть.

- Давайте поговорим об ожиданиях и представлениях о желаемом партнере. Многие девушки формулируют это для себя так: хочу, мол, видеть перед собой сильного мужчину (сильный пол, в свою очередь, сосредоточен на поиске настоящей женщины.) А что это за зверь такой, «сильный мужчина»? Он в природе вообще существует? И что нужно в себе изменить, чтобы выйти на такой качественно новый уровень контакта?

– Для меня сама постановка вопроса неоднозначна по одной простой причине: человек ведь не состоит только из положительных или только из отрицательных качеств. Более того, если смотреть на свойства характера человека, то сами по себе эти качества не имеют положительной или отрицательной коннотации. Вопрос в том, как они проявятся в той или иной ситуации. Каждое качество, которое принято условно считать положительным, всегда содержит в себе свой же отрицательный полюс. Если мы сейчас поговорим в качестве примера о такой черте характера, как решительность или смелость (что обычно ассоциируется с силой), то всегда в этом же человеке будут потенциальная безбашенность, авантюризм, неосторожность – это та же самая решительность и смелость, но в стадии крайности. С другой стороны, мягкость, конформность, уступчивость принято считать слабостью. Но ведь у такого человека, как правило, отсутствует деспотичность, жестокость, которые часто присущи сильным (и как следствие – властным) людям. Более мягкий мужчина всегда будет оставаться более склонным к диалогу, чем мужчина с жестким характером. Любой «минус» имеет внутри себя свой «плюс», и наоборот.

Поэтому выстроить какую-то однозначную конструкцию сильного человека, которую можно применить ко всем женщинам в качестве идеала, нельзя. Для одной сильный мужчина будет тот, кто может при случае решить вопрос кулаками, для другой сильным будет тот, кто сумеет избежать драки и договориться. И все это должно находиться в гармоничном соотношении с характером самой женщины, с ее личностными особенностями, ее потенциалом. Мне почему-то представляется эквалайзер в студии звукозаписи, на котором можно настраивать требуемую высоту и наполненность звука по каждой шкале. Так и женщина может искать партнера, исходя из своих качеств, примерно понимая, какие «настройки» должны быть у того мужчины, который подходит именно ей.

- Но ведь ожидания бывают часто завышены, из-за чего приходит очень много обид и непонимания.

– Ожидания не обязательно бывают завышены (бывают и занижены), скорее – искажены. Например, женщина утверждает, что ей нужен сильный мужчина, который будет принимать решения, а она будет за ним, как за каменной стеной. Она хочет традиционного распределения ролей, чтобы он зарабатывал, а она смогла бы заниматься домом и детьми. И реальность иногда реализует это ожидание. Она встречает такого мужчину. Но – парадокс! – начинает его контролировать. Он, естественно, сопротивляется изо всех сил. Возникают конфликты и непонимание. Если посмотреть чуть глубже, то мы увидим: женщина хотела, чтобы мужчина принимал решения сам, но такие, какие надо ей. А он действительно был готов принимать решения за всю семью. Но такие, какие видел правильными он сам. И он искренне недоумевает: он же старался избавить ее от лишней ответственности!

- А как научиться слышать и понимать свои истинные желания? С чего начинать взросление, пусть даже в 30, 40 лет?

– Есть, условно говоря, три стадии психотерапевтического процесса, я попробую их обозначить. Для начала подвергнуть сомнению все то, что является для вас непреложным убеждением. Рассмотреть критически то, что вы привыкли считать очевидным. Очень неприятный и трудоемкий процесс, но эффективный. Допустим, вы считаете, что успешным или счастливым можно считать человека с определенными качествами и достижениями, а человека, у которого нет определенных качеств или достижений, можно считать неудачником. Задумайтесь – кто это сказал? Когда? А почему вы этому поверили? Соответствует ли это вашим каким-то реальным ощущениям? Действительно ли вы хотите на самом деле идти именно к таким достижениям? И хотите ли вы на самом деле выращивать в себе какие-то качества, которые вам несвойственны (и возможно, никогда и не понадобятся)?

Далее проводится работа по внутренней сборке, интеграции человека. Практически все из нас подвержены болезни под названием "расщепление". Если говорить простым языком, современный человек привык жить умом. Он – как компьютер, в который загружается какая-то информация. При этом чувства зачастую перестают учитываться вообще. У человека рассоединяются его реальный опыт и установки, данные ему родителями, обществом, окружением. Например, мама может начать рассказывать дочке в 7 – 10 лет о том, какая у нее будет семья, сколько у нее будет детей, каких мальчиков стоит выбирать в потенциальные мужья и как должны складываться их отношения. При этом девочка еще понятия не имеет, что такое любовь, что такое замужество, зачем это вообще надо, зачем нужны дети и так далее. Но вокруг ее учат «на опережение», не пытаясь соединить это воспитание с актуальным опытом ребенка в этот период. В результате ребенок начинает отсоединяться от собственного опыта и в выборе партнера не может ориентироваться на собственные подлинные чувства, а начинает ориентироваться на то, соответствует ли этот мужчина тем «лекалам», которые в детстве вкладывали взрослые. И чувства в основном происходят от фактов соответствия или несоответствия партнера «идеалу», заложенному какими-то другими людьми.

Другой пример. Ребенок говорит: «Мне жарко, снимите с меня шапку». Мама ему отвечает: «Ты простудишься, здесь холодно, и тебе не может быть жарко». У ребенка в очень раннем возрасте подавляются его собственные чувства и желания. Ему навязывают то, что он должен есть, что носить, что ему должно нравиться, а что нет, как он должен чувствовать и что он должен ощущать. По аналогичной схеме теряется и связь с телом. В итоге большинство доверяют не собственным ощущениям, а мнениям врачей, исследованиям, аппаратам и так далее.

Дальше в процессе психотерапии после базового разбора каркаса с убеждениями начинается интеграция. Я в своей работе пытаюсь помочь человеку найти дорогу к собственным чувствам, к собственному телу, а потом научиться выстраивать связи между умом, чувством и телом. Так, чтобы человек стал цельным, чтобы не было противоречия в том, что хотят ум, чувства и тело. Человек должен прийти к какой-то точке, в которой он сказал бы: «Я хочу туда, и это мое решение. Я точно знаю всем своим существом, что мне нужно поступить именно так». Вот это второй этап.

На третьем этапе психотерапии человеку остается встроить «нового себя» во внешнюю систему, и даже не одну. Здесь встают вопросы социальных и партнерских взаимодействий: личные границы, самореализация, поиск своей ниши в этом обществе.

- То есть у нас получается такая картина: идеальных гармоничных пар нет, а главная задача – это умело обращаться с неврозами друг друга и пытаться помочь в их преодолении. Ну и про работу над собой не забываем...

– По большому счету, да. Идеального ведь ничего нет, но стабильной, наверное, я бы назвал ту ситуацию, когда люди друг друга принимают. Они понимают, что большую часть времени им друг с другом хорошо, но они оба несовершенны и оба со своими сложностями и особенностями, к которым относятся бережно. Не пытаются переделать, исправить, а помогают, если партнер об этом просит.

Беседовала Елена Шайдаева, для «Фонтанки.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор