Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

02:32 22.11.2019

Авто

06.04.2014 19:18

ПДД, билеты и безопасность на дороге

Хорошо ли вы знаете Правила дорожного движения? А смогли бы прямо сейчас успешно сдать теоретический экзамен на знание ПДД? «Фонтанка» решила ответить на этот вопрос своими силами. Около 20 сотрудников нашей компании, имеющих права, прошли онлайн-тест по экзаменационным билетам. Сдали только двое, то есть 10%. Правда, никто и не готовился.

ПДД, билеты и безопасность на дороге

Хорошо ли вы знаете Правила дорожного движения? А смогли бы прямо сейчас успешно сдать теоретический экзамен на знание ПДД? «Фонтанка» решила ответить на этот вопрос своими силами. Около 20 сотрудников нашей компании, имеющих права, прошли онлайн-тест по экзаменационным билетам. Сдали только двое, то есть 10%. Правда, никто и не готовился.

Идея провести такой эксперимент возникла после того, как в декабре прошлого года корреспондент «Фонтанки» побывал на теоретическом экзамене в ГИБДД для мигрантов. Тогда 74% кандидата провалились. Мы сравнили их и нас. Оказалось, не в нашу пользу.

Через некоторое время мы провели второй эксперимент, приближенный к «боевым» условиям. Вместе с добровольцами из числа читателей поехали в автошколу «Учебный центр «Нево-Класс» и решали там билеты «по-взрослому». Сдали 25% – то есть догнали пресловутых мигрантов. Впору ужаснуться: как же мы ездим, такие неграмотные?! Между тем большинство водителей (54,71% из наших читателей, участвовавших в опросе), похоже, не беспокоит такое положение дел. На дороге они действуют, в большей степени исходя из обстоятельств. Почти 9% участников опроса заявили, что ПДД вообще не нужны. Впрочем, тех, кто, наоборот, регулярно повторяет правила, вдвое больше. А что думают на этот счет специалисты? Об этом мы расспросили преподавателя «Нево-Класса» Дмитрия Попова.

– У нас сдали экзамен 25% «учеников». А как обычно в автошколе сдают?


– 80 – 90% в нашей школе сдают. Но если 25% сдали, это не значит, что остальные опасно участвуют в дорожном движении. Это разные вещи: решение билетов, знание ПДД и безопасное участие в дорожном движении – три разные ипостаси, которые лежат в разных кошелках. Немного пересекаются «знаю правила» и безопасность – если объяснили, как она реализуется за счет ПДД. Умение решать билеты не имеет отношения к умению безопасно участвовать в дорожном движении. Билеты – это тестовая проверка: что я знаю из правил. Очень может быть, что хитрые формулировки не дают понимания, как это увязано с безопасностью. А на дороге водители – по наработанному опыту, по типовым схемам – ведут себя достаточно правильно.

Вообще, что касается билетов, тут мне все не очень нравится. Никакого отношения к безопасности это не имеет. Но другого способа принять экзамен менее коррупционно я не вижу. Потому что как только появляется собеседование, как в старые годы, появляется субъективная оценка во весь рост.

– Можно ли сказать, что экзамен по вождению важнее, чем теоретический экзамен?

– Что важнее в опере? Музыка или слова? Или действие на сцене? Или как играет оркестр? Говорить, что одно важнее, чем другое, совершенно бесполезно. Что проверяет экзамен по вождению? В том виде, в каком он у нас сейчас в ГАИ реализован, он продолжает проверять знания ПДД. Но мы уже проверили это на экзамене по теории. Нам надо здесь проверить, безопасно или небезопасно человек участвует в дорожном движении. Поэтому я в свое время разрабатывал другую методу экзамена.

Оценка должна носить двухбалльный характер – «сдал» / «не сдал». Не сдал в следующих случаях: допустил вмешательство экзаменатора в процесс управления транспортным средством, когда экзаменатор давил на педали за тебя, или набрал какое-то космическое количество штрафных баллов, например 50. А в остальном – ну разве у нас никто не ошибается?

– Получается, что гораздо больше людей будут сдавать.

– Конечно! Кому ж нужна такая система? Огромное количество народу едет на экзамене, хорошо едет, а их инспектор принципиально крушит: незаблаговременно включили указатель поворотов – бамс! Второй перекресток – незаблаговременно включили указатель поворотов — бамс! Третий перекресток. Так будут день его катать. По сценарию экзамен должен идти 20 – 40 минут. За 40 минут он пять раз не вовремя включил указатель поворота – до свидания. Это не имеет никакого отношения к сдаче экзамена по ПДД и умению демонстрировать навыки. Поэтому никому такая метода не нужна. Потому что она позволит людям, которые едут, сдавать.


– Надо как-то перестраивать систему образования?

– На протяжении последних 4 – 6 лет мы наблюдаем законодательную импотенцию в автошкольном деле. Очень хочется, очень, а результата никакого. Переписали программу один раз, второй, третий, количество часов увеличиваем, уменьшаем... Мы в бумагах можем писать все, что угодно. У нас инструкция по пользованию метрополитена в большей степени соблюдается, чем программа подготовки водителей. По объему они примерно одинаковые, огромные. Говорить можно все, что угодно. Давайте туда доктора, психолога, сомнолога, специалиста по кручению руля, по переключению коробки передач. Все равно в автошколу придет один дяденька-преподаватель. Будет говорить то, что знает. Я не уверен, что это все надо – то, что они впихивают в программу. Это имитация боевой деятельности. Это образовательная импотенция. Крыловский квартет.

– Что мешает больше всего? Коррупция?

– Коррупция является фундаментом всего. Это основная скрепа, которая рождает процесс. Более всего мешает то, что полностью отсутствует государственное регулирование. Автошколы находятся в конкурентной рыночной борьбе, в битве за ученика. У нас сложился стереотип, что автошкола это просто: один рассказал правила, другой катает. Жену обучил и уже могу быть инструктором. Одни говорят, за двадцать тысяч обучим, другие – за восемнадцать, пятнадцать, десять. Восемь! Потом выясняется, что ничему не научили, а права человеку хочется. Значит, коррупция приплыла сюда. Потом выясняется, что за аренду помещения платить надо: коррупция здесь. Давай-ка с него денег еще возьмем. Потом выясняется, что зарплату преподавателям надо платить. Вот эти автошколы в битве за клиента практически утратили совесть и представление о том, что и как надо делать. Надо посмотреть, каким образом изменить коммерческую составляющую этого процесса, экономическую и административную. Нужно суровое государственное регулирование. Но это не значит, что надо увеличивать срок обучения.

Мне кажется, что надо в принципе изменить структуру работы автошколы. Я бы отменил организованную сдачу экзамена в ГИБДД вместе с автошколой. Автошкола должна готовить ученика, принимать свой экзамен, выдавать документ и говорить: «До свидания». Дальше ты заходишь на портал госуслуг, записываешься на экзамен в ГАИ по теории. В нужный день приезжаешь на шоссе Революции. Ты знаешь, что результаты экзамена действительны три месяца. Записываешься на экзамен по вождению на автодроме, выбираешь себе удобное время. А автошкола как инструмент передачи денег практически не участвует. Я не могу сказать, что коррупция уйдет полностью, но ее станет намного меньше. Автошколе не надо будет заниматься вопросами «сдал – не сдал». Она не будет пастись в ГАИ, чтобы протащить учеников. Она погрузится в образование. Это будет другой механизм. И появится слух, что в одной автошколе действительно учат, а в другой натаскивают. А сейчас сложился имидж, что все автошколы натаскивают на экзамен.

Кстати, уже сейчас запись через госуслуги во многих госучреждениях купировала коррупцию. В КГА я раньше стоял ночью, с 5 утра, записывались на листочке. А сейчас ровно в назначенное время попадаю на прием.

– Как же сделать так, чтобы водители хорошо водили? Чтобы реже устраивали ДТП?

– Есть несколько вопросов, которые остаются нерешенными. До сих пор отсутствует образовательный стандарт по окончании автошколы. В любом образовательном учреждении, в школе, в институте, есть образовательный стандарт: на выходе человек должен знать это, уметь то, навык такой, сякой. В настоящее время это отсутствует, в основном потому, что программу подготовки водителей пишут люди, которые к образованию никакого отношения не имеют. Это сложная система – обучение профессионально ориентированной деятельности. В написании программы подготовки должны объединиться несколько сторон. Первое – это люди от образования, которые знают учебные концепции. Второе – профессионалы именно в этой деятельности. Люди, которые занимаются управлением транспортными средствами, не гаишники, которые ведут статистику ДТП. Не те, которые умеют протоколировать ДТП, а те, которые умеют управлять. И третье – люди, которые хорошо знают законодательство. Вот на троих они должны написать документ, который разъяснит, что должен представлять собой водитель. Это первый момент. Этого нет.

Второе. В государстве полностью отсутствует понимание, что существует ступенчатый уровень подготовки всего. Театральные институты не выпускают сразу народных артистов. Сразу не выходят главные инженеры, главные бухгалтеры. Есть школа – техникум – институт. Так и здесь. Не следует думать, что мы сразу готовим людей, готовых к полноценному участию в дорожном движении. Предлагается двухступенчатая система подготовки: сначала выдаем временное водительское удостоверение, а потом постоянное. Но мне кажется, что при этой системе способов, чтобы крутить аферы с этими водительскими, будет очень много. Вот тут у меня решения нет. Надо подумать, что делать с градированием уровней готовности водителей к участию в дорожном движении. Но вот двухступенчатая система в том виде, в котором она предлагается сейчас, это коррупция в чистом виде.

И наконец, третий момент, наиболее суровый, – пытаться победить коррупцию в этом деле. Причем, к сожалению, нет быстрых простых решений. Мне кажется, надо обустроить систему подготовки и, самое главное, экзаменационный процесс таким образом, чтобы дать человеку возможность выбора. Чтобы когда он, погибший в ДТП, не учившийся, а купивший права, лежит в гробу, он бы понимал, что это он сам сотворил. А тот, который пошел в другую автошколу, которая учила дорого, и без коррупции сдавал экзамен, в ДТП не попал.

Например, «Нево-Класс» в свое время создавался для того, чтобы принимать экзамены параллельно с ГИБДД на шоссе Революции. Эта идея не пошла в жизнь, мы сейчас за нее бьемся. Мы бы принимали экзамены платно, дорого. Экзаменаторами станут сертифицированные эксперты, которые будут получать огромную зарплату, пусть даже 200 тысяч. Но они будут работать в русле уголовной ответственности за необоснованный допуск к участию в дорожном движении. Вот я бы даже рекомендовал депутатам Госдумы отрешиться от всяких мелочей. Я бы первым делом ввел тяжелую уголовную ответственность – 5 лет строгого режима – за необоснованный допуск к участию в дорожном движении. За то, что выдал права за взятку, – пять лет. Доктору, который дал справку дальтонику, – пять лет. И в следующий раз доктор подумает, зачем мне эта тысяча рублей, не дай бог вскроется. Что касается экзаменаторов, какие-то очень редкие случаи коррупции будут проскакивать, но в основном он скажет: да зачем мне это надо?

Параллельно с этим надо реализовывать негосударственную коммерческую экзаменационную структуру. Уголовная ответственность будет придерживать, а негосударственная коммерческая экзаменационная структура позволит экзаменаторам из ГИБДД  плавно перекочевать в эту структуру и зарабатывать  деньги на своем умении принимать экзамены. Они умеют принимать экзамены, плата за это умение должна быть достойная. Только делать это надо очень параллельно и очень аккуратно. Про уголовную ответственность – почему об этом никто не говорит? Я так понимаю, что существует какое-то суперлобби, потому что деньги кочуют огромные. И это решило бы проблему.

Все очень плохо, потому что от этих больших денег огромное количество лоббистов, которые всячески будут выступать против этого, любыми способами, издалека перекрывать. Приведу пример. Появился компьютерный автодром. Их по стране около 30 штук. Собственники этих автодромов говорят: дайте нам возможность сдавать экзамен у себя и выдавать водительское удостоверение. Пытались провести через программу подготовки водителей. Поднялась такая волна противодействия, что включилась ФАС, которая, не разобравшись, решила, что надо запретить все эти изменения в программу. При  том что в том регламенте, который предполагался, никто не требовал от каждой автошколы оборудовать компьютерный автодром. Но появляется альтернатива: или вы идете в автошколу, у которой есть автодром, и экзамен, сданный в этой автошколе, засчитывается как экзамен ГАИ, и вы получаете водительское. Или вы идете в обычную школу и сдаете на шоссе Революции, где принимает не машина, а человеческий фактор.

– Люди, у которых большой стаж вождения, тоже попадают в ДТП. Что делать с ними?

– Если признан виновным в ДТП, если лишался прав – отправлять на пересдачу теории. Наработать механизм, по которому люди, катастрофически опасные для дорожного движения, заново сдавали бы экзамен. Спровоцировать их на то, чтобы они почитали правила. Если они постоянно попадают в ДТП или лишаются прав, значит, они чего-то не знают, или что-то делают неправильно, или неправильно воспринимают концепцию правил. Ситуация простая: нужно механизм наработать.

* * *

Что же касается мигрантов, с которых мы начинали, у них осталось три недели на то, чтобы получить российские права. Иначе работать в нашей стране они не смогут. Между тем на днях о них вспоминал глава петербургского ГУ МВД Сергей Умнов, причем не лучшими словами. Проблемы на дорогах помимо нетрезвых и неопытных водителей создают низкоквалифицированные водители-мигранты, сказал Умнов. «Таких насчитывалось сначала порядка 10 тысяч, потом транспортные предприятия снизили этот показатель до 6 тысяч человек, в настоящее время эта цифра уменьшена до 4,5 тысячи. Но даже они не могут сдать экзамены в ГИБДД, максимум 20% могут», – заявил начальник главка.

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор