Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

18:22 12.11.2019

Растяжка, которой не было

Ваш ребёнок может получить травму на уроке или тренировке – полиция опросит тех, кто этого заведомо не видел, и сделает вывод, будто ничего не было. Если вы платите за занятия без кассы наличными, то полиция сошлётся на позицию руководства учебного заведения в том, что оно тут ни при чём, а платные уроки – инициатива родителей. Таков официальный итог истории 8-летнего Антона Березуна, который сломал ногу во время тренировки по фигурному катанию в клубе «Вымпел».

Растяжка, которой не было

Ваш ребёнок может получить травму на уроке или тренировке – полиция опросит тех, кто этого заведомо не видел, и сделает вывод, будто ничего не было. Если вы платите за занятия без кассы наличными, то полиция сошлётся на позицию руководства учебного заведения в том, что оно тут ни при чём, а платные уроки – инициатива родителей. Таков официальный итог истории 8-летнего Антона Березуна, который сломал ногу во время тренировки по фигурному катанию в клубе «Вымпел».

Мальчик сломал ногу во время тренировки по фигурному катанию в ноябре 2013 года, которую вела педагог клуба «Вымпел» петербургского государственного бюджетного учреждения «Подростково-молодёжный центр «Калининский» Ксения Трубина. У Валентины Горсковой, матери мальчика, с его слов и со слов присутствовавшего на тренировке брата, сложилось впечатление, будто Трубина несколько раз сильно надавила на ногу Антона в районе голеностопа – как раз в том месте, где позже обнаружился перелом. Не исключено, что педагог таким образом проявила раздражение тем, что у ребёнка что-то не получается.

Обычная, в общем-то, история: у детей довольно легко может случиться перелом в месте роста сустава, а у педагогов довольно часто не выдерживают нервы. И вполне нормальная реакция родителей, которые сначала перепугались, а потом почувствовали себя возмущёнными, прежде всего, отношением к происшедшему представителей «Вымпела», даже не попытавшихся просто по-человечески извиниться. Именно поэтому отец Антона – известный петербургский адвокат Андрей Березун – написал заявление в прокуратуру. За проблему взялись сотрудники Управления МВД России по Калининскому району Петербурга в лице майора полиции Ирины Гуревич. Отдадим должное: проявлены неплохие знания накопленного юриспруденцией тысячелетнего опыта интерпретации реальности.

«Был расстроен и немного хныкал…»


Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела расписано на 8 страницах и содержит все признаки хорошо проделанной работы. Мы видим, что майор Гуревич подробнейшим образом привела позицию отца ребёнка, взяла объяснения у потерпевшего Антона Березуна и присутствовавшего на тренировке его брата Ильи, соседок Березунов, которые водили детей в тот день на тренировку, матери ребёнка, руководителя спортивной секции по фигурному катанию Ольги Карташовой и педагога-хореграфа Ксении Трубиной.

Дети рассказали, как Ксения Трубина надавила на ногу Антона в тот момент, когда тот делал растяжку, после чего ребёнку стало больно и он заплакал. Родители и соседки в спортивном зале не присутствовали – они столкнулись лишь с результатом происшедшего. А хореограф Ксения Трубина выдвинула принципиально другую версию происшедшего: мол в какой-то момент Антон Березун подошёл к ней, прихрамывая, она спросила «Ты подвернул ногу?», а мальчик сказал, что ему больно, «был расстроен и немного хныкал». Упражнение «шпагат», как следует из объяснений хореографа, она с детьми вообще не делала…

Видимо, было бы логично, если бы майор Гуревич для получения объективной картины опросила других детей, которые присутствовали на той же самой тренировке. Но сотрудница полиции пошла другим путём. Следующими опрошенными оказались мамы трёх детей, которые в тот вечер вместе с соседками Березунов сидели в раздевалке, а соответственно, ничего видеть в принципе не могли. Их объяснения однотипны: к Ксении Трубиной претензий нет, а их дети сказали, будто Антон то ли упал, то ли его кто-то толкнул.

Сложно сказать, по какому принципу полиция выбирала тех, кого опрашивала, но по случайному стечению обстоятельств «Фонтанке» довелось пообщаться с одной из опрошенных мам – после публикации первой статьи она звонила в редакцию. От разговора остался неприятный осадок – примерно половину времени женщина уделила рассуждениям о том, как ей не нравятся родители пострадавшего мальчика. Подробности упустим – они некорректны – но очень интересно, как бы повела себя эта женщина, случись такое с её ребёнком.

А лёд – за отдельную плату

Андрей Березун просил также прокуратуру дать правовую оценку особенностям финансовых отношений между «Вымпелом» и родителями детей, которые там обучаются.

Секция фигурного катания в этом заведении имеет одну любопытную особенность: она не включает в себя занятия на льду, ввиду отсутствия последнего. Поэтому Валентина Горскова (и, надо полагать, другие родители) ежемесячно платила за тренировки 900 рублей через банк (в графе «наименование услуги» квитанции указано «Платные услуги ПМК «Вымпел» фигурное катание») и, с её слов, ещё 800 рублей платила на руки руководителю спортивной секции по фигурному катанию Ольге Карташовой (или тому тренеру, который проводил занятие). Как бы подразумевалось, по словам Валентины, что это – оплата за занятия с детьми на льду в торгово-развлекательном комплексе «Гранд Каньон». Заметим: выход на лёд в «Гранд Каньоне» для всех желающих стоит 350 рублей.


В ходе короткого телефонного разговора Ольга Карташова подтвердила «Фонтанке»: часть денег платится через банк по квитанции, а 800 рублей передаются лично ей в руки перед тренировкой на льду.

С такой ситуацией сталкиваются очень многие петербургские родители – и не только в этом клубе. Поэтому нельзя без умиления читать объяснения руководителя «Вымпела» (подчеркнём – государственного учреждения) Елены Правдиной в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного уже офицером ОБЭП УМВД РФ по Калининскому району Петербурга Губановым. Вот цитата из её объяснения: «…в нашем клубе никогда не проводились занятия на льду … данные занятия были прерогативой родителей занимающихся детей … они приглашали тренера … который занимался с их детьми … что касается порядка оплаты этих занятий, то могу сказать, что мне ничего неизвестно по данному поводу, так как данные занятия проводились по личной договорённости родителей и тренера, к нашему клубу они не относились…».

Ничего не было

В данном же случае полиция сделала вид, будто ничего не произошло – и все несдержанные тренеры могут быть спокойны: когда у них на тренировке сломает ногу или руку очередной малыш, им ничего не будет – даже если в происшедшем будет их вина. Постановление майора Гуревич заканчивается такой фразой: «Приказом директора СПб ГБУ ПМЦ «Калининский» … за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, выразившееся в нарушении законных прав и интересов несовершеннолетнего … педагогам дополнительного образования ПМК «Вымпел» Трубиной Ксении Валерьевне и Карташовой Ольге Николаевне объявлен выговор…»

Похоже, его придётся отменить – ведь полиция не нашла в происшедшем состава преступления. Де-юре ничего не было.

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор