Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

11:16 17.11.2019

Кружки и секции: готовимся к взрослой жизни или теряем детство?

Нужны ли детям дополнительные развивающие занятия, или, загружая малышей кружками и секциями, родители утомляют, мучают их, лишая детства? Настаивать ли, если ребенок — против, или ждать, пока он не определится с выбором сам? С этими вопросами мы обратились к детскому психологу.

Нужны ли детям дополнительные развивающие занятия, или, загружая малышей кружками и секциями, родители утомляют, мучают их, лишая детства? Настаивать ли, если ребенок против, или ждать, пока он не определится с выбором сам? С этими вопросами мы обратились к детскому психологу.

...Выпускной экзамен в музыкальной школе я сдала со скрипом. Скрипели и паркетные доски на сцене по пути к огромному черному роялю, и желания играть программу из четырех произведений перед комиссией, сидящей в 12-м ряду, не наблюдалось. А началось все в шесть лет с песенки «Тише, мыши, кот на крыше», кончилось же заявлением: «Да чтобы я открыла крышку пианино еще хоть раз!» Между первым и вторым пролетело восемь лет. После – примерно столько же. Мой музыкальный инструмент давным-давно переехал к новой жертве музыкальных занятий, вместе с ним пропали из моей памяти все отрицательные эмоции, связанные с детской школой искусств. Осталась только почему-то засевшая где-то в подкорке партия из пьесы правой руки, которую я до сих пор в задумчивости выстукиваю иногда по столу...

Но каждый проживает свой собственный опыт, со своими детскими впечатлениями и эмоциями. Так нужны ли детям дополнительные занятия? С этим вопросом мы обратились к детскому психологу, руководителю детского сада «Как дома» Юлии Калашниковой.

– Однозначного ответа на этот вопрос не существует. Все очень индивидуально и зависит от родителей и детей. В первую очередь нужно понимать, чья это цель: родителя или ребенка. Например, ребенок начинает играть на пианино или встает на коньки. Через некоторое время мамы и папы делают выводы: больше позитивных последствий это за собой влечет или все же негативных. И это ведь не значит, что, если мы в пять лет привели ребенка в музыкальную школу, нужно умереть всей семьей, но вырастить из него музыканта. Чтобы ребенок потом вырос и заявил: «Вы отобрали лучшие годы моей жизни»? Здесь важно увидеть тонкую грань между принуждением ребенка и воспитанием у него волевых качеств. Чего мы хотим? Чтобы он катался на коньках, был здоровым или хотим вырастить олимпийского чемпиона?


- А как вы относитесь к тому, что растить олимпийских чемпионов начинают аж с пяти лет? Может быть, лет через десять спортсмен и поедет на Олимпиаду, может быть, и завоюет медаль. Но обычной школы-то он никогда не видел, только спортивную, общался в основном с тренером, книг не читал, кино не смотрел, в театр не ходил...

– На мой взгляд, всему свое время. У ребенка должно быть детство. У него должны быть и друзья, и первая любовь, даже пусть какие-то конфликты и выяснения отношений, но ведь это и есть жизнь. Я не считаю, что золотая медаль стоит здоровья и детства ребенка. Наверное, можно жить уже после того, как все медали собрал, но очень многое будет упущено.

- А если ребенок в каждой секции не задерживается больше недели? Знаете, вот это: «Не хочу, не буду»?

– Когда мы идем за каждым желанием своего ребенка и меняем секции и кружки одни за другими – мы даем ему понять, что в этой жизни можно ни за что не нести ответственности. Если ребенок говорит: «Я очень хочу рисовать», родитель отводит его в художественную школу. Но первоочередная задача взрослого – показать все грани. Нужно сказать ребенку: «Хорошо, мы запишем тебя в кружок, но ты должен понимать, что мы два раза в неделю с тобой будем туда ездить, ты будешь сидеть час на занятиях, слушать преподавателя, делать домашнее задание». Затем следует несколько вариантов развития событий. Либо ребенку все нравится, либо ребенок говорит: «Все, не могу, надоело». И здесь снова важен разговор. Нужно выяснить – почему? Потому что Марья Петровна – злыдня, потому что его обижают в группе, или просто это не его занятие?

- Допустим, та самая «Марья Петровна» действительно не самый добрый человек на Земле, и у ребенка случился с ней конфликт на почве занятий рисованием. Что делать в такой ситуации?

– Если ребенок сталкивается с тем, что не всем нравятся его творения, – это нормально, это воспитает адекватное восприятие себя. Здесь нужно различать два варианта. Если это обучающие занятия и учитель говорит, что ученик нарушил, например, правило перспективы, то есть совершил объективную ошибку, – это разумно. Ребенок для этого на занятия и пришел – учиться. Но это ведь могут быть занятия для дошколят. Давая инструкцию «нарисуй яблоко», преподаватель должен понимать, что ребенок может пойти по своему пути. Если возникла какая-то фантазийная история – яблоко с руками и ногами или яблоко, как космический корабль, – то руководителю изостудии не следует рубить на корню творческие начинания ребенка. Это будет ошибкой.

- Но вот в Китае, например, есть такая практика: если ребенка отдали учиться чему-нибудь сложному (каллиграфии, например), он учится, несмотря ни на что. Неважно – нравится ему или нет, хороший преподаватель попался или не очень...


– Мы хотим воспитать этим волевые качества, это ясно. Но так как я гуманист по жизни, мне кажется, это жестоко. Все кружки, секции и дополнительные занятия призваны в первую очередь воспитывать личность. Если же ребенка принуждают, у него подавляются желания. И когда он вырастает, он будет знать, что он должен, но понять, что ему хочется, будет уже не в состоянии. Кроме того, в такой ситуации невозможно проявить индивидуальность. «Мама, я хочу рисовать», – говорит вам ребенок, но вы не реагируете, отправляете его плавать, воспитывая волю и смиренность. Жесткое подавление в конечном итоге приведет к такой модели поведения, когда человек проживает чужую жизнь, потому что он не может понять, какой он.

- А как быть с теми родителям, которые пытаются реализовать свои несбывшиеся мечты через ребенка?

– Мало кто из таких родителей на самом деле осознает, что делает это из-за того, что именно он хотел этого в детстве, но ему этого не дали. Или это повтор модели, которая была принята в этой семье, – властная мама требовала исполнения «приказаний». Любая детская травма так просто не проходит. Это большая работа по осознанности, по возвращению обратно. Поэтому, скорее всего, здесь необходимо общение с психологом, предполагающее ответ на вопрос: «Этого хотите вы или этого хочет ваш ребенок?»

- Мне вспоминается история из жизни известной советской журналистки «Известий» Татьяны Тэсс. Она когда-то окончила музыкальную школу, но получить диплом консерватории у нее сил так и не хватило. Зато она, зная нотную грамоту, могла писать удивительные по музыкальности тексты, понимая темп и ритм фраз. Получается, что ничего не бывает зря.

– Совершенно верно! Все, что ни делается, все идет в копилку жизненного опыта. Задача взрослого – сделать этот опыт увлекательным, позитивным и продуктивным. Даже если ты всего месяц катался на коньках. Это позволяет понять, чего ребенок на самом деле хочет. Для ребенка всякий опыт обернется новыми впечатлениями, навыками. А родители приобретут важный для себя опыт общения и диалога с детьми.

Дарья Гнездилова, для «Фонтанки.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор