18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:51 26.09.2018

В суде по "болотному" делу виден отблеск "евромайдана"

В Замоскворецком суде столицы на прениях по "болотному" делу прокурорам, которые потребовали для подсудимых по 5 - 6 лет колоний, ответили четверо - математик, художник, морпех и студент-конфликтолог. Адвокат Аграновский назвал их "агнцами на заклание", которые должны будут ответить не только за всё 6 мая 2012-го, но и за нынешние события на Украине.

В суде по "болотному" делу виден отблеск "евромайдана"

В Замоскворецком суде столицы продолжились прения сторон по "болотному" делу. В понедельник, 27 января, прокурорам, которые потребовали для подсудимых по 5 - 6 лет колоний, ответили четверо - математик, художник, морпех и студент-конфликтолог. Адвокат Дмитрий Аграновский назвал их "агнцами на заклание", которые должны будут ответить не только за всё 6 мая 2012-го, но и за нынешние события на Украине. Добавим, что, пока в России шли эти прения, на Украине власти прекратили 35 уголовных дел против демонстрантов с "евромайдана".

Количество тех, кто услышит обвиняемых и защитников в прениях, сразу сократили до предела: в зал не смогли пройти даже некоторые родственники подсудимых. Нескольких журналистов, правда, впустили. Но полторы сотни человек остались в холле и скандировали два слова: "Свободу!" и "Трансляцию!" Словно между этими двумя понятиями появился знак равенства.

Трансляции не было. Потом её всё-таки включили. Но звук сделали таким тихим, что невозможно было толком расслышать, что происходило в зале. А там обвиняемые обвиняли своих обвинителей.

Пошёл второй час, когда кто-то из холла послал адвокатам фотографию: вот так, смотрите, поддерживают "болотников" те, кого не пустили в зал. Адвокаты показали фото обвиняемым. Те заулыбались, помахали руками невидимым людям.

Луцкевич: "влияние на суд"

Судья предложила начать прения с выступлений подсудимых. Первым встал бывший морской пехотинец Денис Луцкевич. Он, по версии следствия, "не менее трёх раз" кидал камнями в полицейских, а с омоновца Троерина сорвал шлем.

Алексей Троерин, судя по медицинским данным, действительно пострадал на Болотной: ему диагностировали сотрясение мозга и ссадины, месяц он лечился - 2 недели в стационаре и ещё 2 недели дома. Но конкретно про Луцкевича его предполагаемая жертва вспомнила только одно: тот "тянул шлем", отчего омоновцу "стало неприятно".

Выступая в прениях, Луцкевич заявил, что всё обвинение строится на заведомо ложных показаниях. Сослался на видеокадры, где видно, что шлем у полицейского отнимает некий "человек в светлой куртке", а сам Луцкевич к потерпевшему не прикасается. Но этого, по словам Дениса, следствие предпочитало "не видеть".

Луцкевич рассказал, как ему угрожали следователи, как обещали "невыносимые условия содержания" и предупреждали, что "имеют влияние на суд".

Барабанов: потерпевший бронежилет

Жертвой художника Андрея Барабанова обвинение считает омоновца Ивана Круглова, которого схватили за бронежилет и бросили на асфальт. Сам полицейский, правда, не помнит, кто именно это делал. За медпомощью он не обращался, потому что боли не испытал. Но оттого, что на асфальт всё-таки падал, считает себя потерпевшим.

В прениях Барабанов был краток. Потребовал исключить из доказательной базы слова свидетеля Киселёва, опознавшего в нём обидчика омоновца. Этот свидетель, по его словам, просто физически не мог видеть того, о чём рассказывал следствию.

Полихович: верх безразличия

Студент-конфликтолог Алексей Полихович, если верить обвинению, мешал задерживать нарушителя омоновцу Игорю Тарасову.

Как рассказал на следствии сам Тарасов, на Болотной он быстро понял, кого надо брать. "Пришёл на мирное шествие в маске", - объяснил он свои мотивы. Он пытался скрутить парня в маске, когда того стал оттаскивать демонстрант спортивного телосложения и в футболке. Демонстранта огрел дубинкой другой омоновец. Тот отбежал, но вернулся и человека в маске всё-таки утащил. По версии обвинения, это был Полихович.

Игорь Тарасов признан потерпевшим, но это не вяжется с его собственным мнением. Сам омоновец в суде говорил, что не имеет претензий к обвиняемым, на Болотной он не испытал физической боли и не получил какого-то ущерба.

- Наглость и ложь прокуроров меня поразили, - заявил в прениях Полихович. - Это верх безразличия к человеческим судьбам.

Кривов: "замена объекта"

- Преступления совершала полиция, а не демонстранты, - заявил суду обвиняемый Сергей Кривов. - Любой независимый суд это установил бы, но в России такового нет.

Жертвами 50-летнего математика Кривова, по утверждению обвинения, стали сразу два омоновца. Первый, Александр Алгунов, якобы узнал обидчика по видео в Интернете. Правда, по записи невозможно сделать вывод, что Кривов вообще кого-то бьёт. Наоборот, у него на глазах омоновец резиновой дубинкой избивает человека. Вот-вот, утверждает Алгунов: за эту самую дубинку, которая была привязана к руке шнурком, его и тянул Кривов. От этого на руке у полицейского образовался ушиб с отёком. С такой травмой Алгунов провёл на больничном 8 дней.

Второй потерпевший - Денис Моисеев. Его, по версии следствия, математик толкнул в грудь. В это время омоновец был занят, он задерживал нарушителя: бил по голове лежачего. Кто-то попытался оттолкнуть его от избитого, Моисеев "слегка пошатнулся" и "испытал неприятное чувство". На Кривова как на "толкателя" он указал не сразу, сначала назвал другого кандидата в обвиняемые. Но позже следствие сочло, что на этом месте должен быть Кривов.

Речь Кривова в прениях длилась без малого три часа. Методично, с математической точностью он разбирал дело по косточкам, сыпал ссылками на материалы, сопоставлял факты, показания свидетелей, обращал внимание суда на явные противоречия.

- У вас там много еще по объему? - не выдержала судья на третьем часу.

Кривов говорил не только о себе и "своих" потерпевших. По его мнению, закон на Болотной нарушили не демонстранты, а те, кто без предупреждения поменял всю схему митинга.

- Исследовать события 6 мая невозможно без рассмотрения роли в них власти, - заявил он.

Именно власти, а не демонстрантам, по мнению Кривова, был выгоден срыв акции. И её сорвали, спровоцировав давку, стычки и, как следствие, задержания.

- Они спровоцировали такую давку, что могли погибнуть люди, - заметил Кривов.

То, что срыв митинга был запланирован, доказало, по его словам, интернет-шоу MinaevLive. Его видеокамера на Болотной, отметил Кривов, была изначально ориентирована не на сцену, где, по идее, должны были произойти главные события митинга, а почему-то на пустой участок площади. Позже именно он стал главной ареной "боевых действий".

- Минаев заранее знал, где и во сколько начнутся "массовые беспорядки", - утверждал Кривов.

На самом деле, по словам подсудимого, все видеокадры доказывают не вину демонстрантов, а "зверства полиции" на Болотной. Но суд, добавил Кривов, "препятствовал изобличению полицейских, нарушавших закон".

- Полицейские говорили, что защищали граждан, - усмехнулся обвиняемый. - Чтобы защитить гражданина, они должны были его догнать.

Судья объявила перерыв, во вторник в прениях должны выступить Ярослав Белоусов, Степан Зимин, Александра Наумова (Духанина) и Артём Савёлов, потом - адвокаты.

Погромщики

Адвокат Дмитрий Аграновский считает, что уже первые выступления в прениях ещё раз показали: посадить на 5 - 6 лет собираются не погромщиков, а людей совершенно случайных.

- Я знаю всех этих ребят уже больше полутора лет, если считать предварительное следствие, - поделился он с "Фонтанкой". - И я просто не могу привыкнуть к тому, что на них надевают наручники. Интеллигентные лица, которые со всем этим просто не вяжутся. Понятно, что никакие они не погромщики. Несправедливо держать их в тюрьме.

А особенно несправедливо, добавляет адвокат, делать "болотников" крайними из-за майдана. Но именно это, по его мнению, может произойти в суде: на "болотное дело" повлияют события на Украине, и суд, не исключено, закончится "жертвоприношением". Недаром, считает он, прокуроры потребовали таких несоразмерных сроков наказаний.

- Может случиться, что их накажут показательно, - опасается Дмитрий Аграновский. - Во время процесса у меня было впечатление, что прокуроры попросят совсем другого наказания. Они ведь тоже долго в процессе, они тоже оценивают личности. Но теперь эти ребята как будто отданы на заклание. Да, я согласен с Путиным: нельзя срывать погоны с полицейских, нельзя бить их по лицу. Но ничего подобного нашим подзащитным и не вменяется. И даже если кто-то из них действительно допустил некорректность в отношении полицейских, они уже отсидели по году и 7 месяцев и получили сильный удар от государства. Я не понимаю, зачем им жизнь доламывать. Это больше похоже на жертвоприношение, а не на наказание.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...