18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:33 20.09.2018

Дело «Харбина»: ничейный взрыв

Взрыв в ресторане «Харбин» на Среднеохтинском проспекте, унесший весной 2012 года жизни троих человек, вновь будет исследовать Красногвардейский районный суд. Тактика поведения подсудимых – владелицы ресторана и его бывшего администратора – предсказуема: они будут доказывать, будто не имеют к происшедшему никакого отношения.

Дело «Харбина»: ничейный взрыв

Михаил Огнев

Взрыв в ресторане «Харбин» на Среднеохтинском проспекте, унесший весной 2012 года жизни троих человек, вновь будет исследовать Красногвардейский районный суд. Тактика поведения подсудимых – владелицы ресторана и его бывшего администратора – предсказуема: они будут доказывать, будто не имеют к происшедшему никакого отношения.

Все ни при чём

Этот процесс с самого начала очень напоминал спектакль, поставленный не очень хорошим комедийным театром.

Заместитель гендиректора Наталья Фёдорова пыталась убедить суд в том, что она вообще никакого отношения к взорвавшемуся «Харбину» на Среднеохтинском проспекте не имела. Это выглядело следующим образом.

Представляющий гособвинение прокурор предъявляла на судебном заседании очередной документ, из которого следовало, что какой-то государственный орган за какое-то нарушение во взорвавшемся ресторане (ещё до взрыва) оштрафовал ответственное лицо ООО «Сянхэ». В этом документе стояла подпись: «заместитель генерального директора Фёдорова Н.А.». Каждым таким документом прокурор пыталась показать суду: именно Наталья Фёдорова отвечала за всё, что происходило в «Харбине» на Среднеохтинском.

- Как вы это объясните? – спрашивала Фёдорову прокурор про очередную подпись на очередном документе.

- Меня генеральный директор послала съездить и забрать документ, я съездила, забрала и расписалась, где сказали, - объясняла Фёдорова.

- Так этот документ о нарушениях в ресторане на Среднеохтинском! – восклицала прокурор.

Наталья Фёдорова пожимала плечами и повторяла: её роль – съездить, куда говорили, и забрать, что давали. А подпись означает лишь то, что она съездила и забрала. Она же к деятельности взорвавшегося ресторана не имела ровным счётом никакого отношения – мол, все вопросы к генеральному директору.

Генеральный директор тех времён Людмила Чинарова частенько сидела тут же в зале судебного заседания, только в качестве свидетеля и слушателя, а не подсудимой. При каждом втором упоминании Фёдоровой её фамилии Чинарова начинала вздыхать, нервно смеяться и подпрыгивать. В конце концов прокурор и судья Елена Волкова вновь её допрашивали.

Из допросов Людмилы Чинаровой всегда следовало одно: за некоторое время до взрыва она попала в ДТП, потом долго лечилась, потом была на больничном, потом уволилась – в общем, давно уже никакого отношения к ресторану на Среднеохтинском не имела.

- Ну вы хоть раз-то в последнее время там были? – поинтересовалась судья.

- Один раз в начале марта, когда пришла писать заявление об увольнении, - отрапортовала Людмила Чинарова.

- В ресторане на Среднеохтинском? – уточнила судья.

- Ни в коем случае! – воскликнула Чинарова. – В офисе.

Во время одного из выступлений Людмила Чинарова даже сообщила, будто Наталья Фёдорова предупреждалась об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Очевидно, Чинарова имела в виду те слова, которые Фёдорова на допросах адресовала конкретно ей, но была не в курсе: у обвиняемых не берут расписку о предупреждении об уголовной ответственности за дачу ложных показаний – такую расписку берут у свидетелей, в частности, у самой Чинаровой.

Попытки председательствующей на процессе судьи Елены Волковой заставить хоть кого-то отвечать на вопросы конкретно приводили к самым фантастическим фигурам речи, суть которых всегда сводилась к одному: никто из допрашиваемых никакого отношения к взорвавшемуся ресторану никогда не имел. Судью это, очевидно, только раздражало.

Владелица ООО «Сянхэ» гражданка Китая Син Чжэньли придерживалась аналогичной позиции: мол, я учредитель, а не руководитель, поэтому не знаю, что происходит на конкретном объекте. Для этого есть специально обученные исполнители.

Син Чжэньли, естественно, выражалась другими словами. Она давала в суде показания с участием переводчика, причём, складывалось впечатление, что русский язык переводчик знает хуже, чем она. Каждую фразу переводчик начинал с предлога «не», что выводило судью из себя. В коридоре до начала судебного процесса Син Чжэньли и Наталья Фёдорова и вовсе так бойко болтали, что можно предположить: владелице бизнеса Син Чжэньли переводчик нужен больше для плезиру, нежели для пользы дела.

«Сделала брови»

В первом судебном процессе принимал участие ещё один неожиданный персонаж – молодая петербурженка Екатерина Мерзляк. Она оказалась одной из потерпевших, которая от прочих потерпевших (родственников погибших, например) отличалась претензиями. В рамках уголовного дела Екатерина предъявила подсудимым иск в 2 миллиона рублей. В такую сумму девушка оценила вред, который причинил ей взрыв.

Для сравнения: владелец «Метрополя» Сергей Шевченко свои моральные страдания в аналогичном иске, предъявленном признанному виновным в вымогательстве у членов его семьи бывшему депутату Государственной думы Михаилу Глущенко, оценил в 1 миллион. И Куйбышевский суд не удовлетворил это требование.

По словам самой Екатерины, утром 2 марта 2012 года она шла по Среднеохтинскому проспекту, направлялась в салон красоты, чтобы «сделать брови». У неё были надеты наушники – она слушала музыку – а смотрела Екатерина на проезжую часть в поисках нужной маршрутки. Девушка рассказывает, что сам взрыв она не услышала, хотя находилась как раз напротив окон ресторана. Она прошла ещё какое-то время, потом её остановили прохожие, обратившие внимание, что у неё на лице кровь, а пуховик разодран.

Екатерина говорила, что услугами больницы она не воспользовалась, зато сидела несколько дней дома, залечивая многочисленные порезы и царапины. Вред здоровью, нанесённый ей взрывом, эксперты, по её словам, оценили как лёгкий. Но девушка утверждает, что испытала сильный шок – некоторое время после происшедшего она даже не могла ходить по улице в наушниках, боялась, что не услышит чего-нибудь угрожающего. Поэтому сумму компенсации причинённых ей моральных страданий она считала вполне адекватной.

Впрочем, на первом судебном заседании она сделала интересное признание: оказывается, предъявить подсудимым иск именно на 2 миллиона рублей ей посоветовал следователь Главного следственного управления СК РФ по Петербургу Кирилл Большаков, в чьём производстве находилось данное дело. Тут стоит вспомнить, что через несколько дней после признания Екатерины Мерзляк гражданским истцом, Кирилл Большаков, ссылаясь именно на её иск, наложил арест на банковский счёт ООО «Сянхэ». Адвокат Андрей Березун охарактеризовал тогда действия следователя как манипулирование потерпевшей с целью оказания давления на Син Чжэньли, которая отказывалась признавать предъявленное ей обвинение.

Судья Елена Волкова, допрашивая Екатерину Мерзляк, довольно жёстко добивалась от неё обоснований столь крупной суммы. Екатерину допрос явно напряг – на следующее заседание она пришла уже в сопровождении адвоката Сергея Литвинцева. Общение с ним судьи было тоже эмоционально не простым – в конце концов исковые требования Екатерины Мерзляк снизились до 500 000 рублей. А в конце июня 2013 года девушка и вовсе отказалась от гражданского иска после того, как Наталья Фёдорова выплатила ей 70 000 рублей, 30 из которых ушли на оплату услуг адвоката.

Таким образом, на грядущем процессе вопросы финансовых претензий не будут отвлекать суд.

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру»

Справка:

Напомним, взрыв в ресторане «Харбин», расположенном на первом этаже дома №2 на Среднеохтинском проспекте, прозвучал утром 2 марта 2012 года. Он был настолько силён, что оказались поврежденными квартиры, расположенные в том же доме в непосредственной близости от ресторана. В результате взрыва серьезные травмы и ожоги получили около 10 человек, трое из них умерли в больнице. В рамках данного дела правоохранительные органы предъявили претензии двум женщинам: заместителю генерального директора ООО «Сянхэ» (владеет рестораном) Наталье Фёдоровой и учредителю этого ООО гражданке Китая Син Чжэньли.

Обеим женщинам были инкриминированы два эпизода преступления, предусмотренного частью 1 статьи 238 УК РФ («Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности»). Эти эпизоды охватывают периоды с февраля 2009 года по август 2011-го и 1 марта 2012 года в период с 16 до 23 часов соответственно. Наталье Фёдоровой ещё и предъявлено обвинение по части 3 статьи 219 УК РФ («Нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц»).

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...