0

Оксана Дмитриева: Голосование за бюджет без стратегии растлевает Смольный

Планирование бюджета Санкт-Петербурга все чаще напоминает теорию относительности. В 2014 году, например, нам обещали «рекордный дефицит», а в проекте бюджета значится сумма, всего на 11% больше показателя минувшего года. Каждую весну бюджет мучительно корректируют. Об особенностях планирования петербургского бюджета в беседе с «Фонтанкой» высказалась депутат Госдумы РФ Оксана Дмитриева.

dmitrieva.org
dmitrieva.org
ПоделитьсяПоделиться

Планирование бюджета Санкт-Петербурга все чаще напоминает теорию относительности. В 2014 году, например, нам обещали «рекордный дефицит», а в проекте бюджета значится сумма, всего на 11% больше показателя минувшего года. Каждую весну бюджет мучительно корректируют. Об особенностях планирования петербургского бюджета в беседе с «Фонтанкой» высказалась депутат Госдумы РФ Оксана Дмитриева.
 
- В последние годы бюджет Санкт-Петербурга демонстрирует не лучшие показатели, все чаще звучит слово «дефицит». Это отражение проблем на федеральном уровне или региональных ошибок?
 
- Резкий рост бюджета Санкт-Петербурга наблюдался в 2006 - 2007 гг. Динамика, в принципе, совпадает с динамикой доходов федерального бюджета и связана с инфляцией и ростом цены на нефть. Но рост бюджета в период губернаторства Валентины Матвиенко с 74 млрд рублей в 2003 году до 399 млрд в 2011 году связан не только с общей инфляцией и с экономическим ростом в стране, но и с переводом крупных налогоплательщиков в Санкт-Петербург, и с изменением механизма перечисления средств федерального бюджета на федеральные стройки. Стройки, осуществлявшиеся за федеральный счет, ранее не проходили через региональный бюджет, а при Матвиенко они стали пропускаться через бюджет по доходам и расходам, что технически увеличивало его размеры, а политически подавалось как активная работа администрации. Вот и весь фокус. Никакого экономического чуда в городе не было, кроме пускания пыли в глаза.
 
- Но приход в город крупных налогоплательщиков был хотя и непродолжительным, но благом?
 
- Чего больше принесли городу крупные налогоплательщики, вреда или пользы, – еще вопрос. Они, конечно, дали дополнительный доход в бюджет от  30 до 40 млрд рублей в годовом исчислении. Но они требовали себе взамен разные вещи: «Охта центр», потом вдруг стадион на Крестовском острове, который строится за счет города. В связи с законом о консолидированной группе налогоплательщиков и его корректировкой платежи в городской бюджет уменьшились, и теперь надо проанализировать, насколько сходится баланс у города, то есть те платежи, которые они внесли в бюджет, и то, что бюджет потратил на «Охта центр», стадион на Крестовском и удовлетворение других притязаний крупных налогоплательщиков.

Думаю, что в итоге перевод крупных налогоплательщиков в Петербург сказался отрицательно. В городе, который исторически отличался меньшим уровнем коррупции, стали проворачиваться крупномасштабные финансовые аферы, было отвлечено внимание от традиционных отраслей специализации в Санкт-Петербурге. Перевод крупнейших налогоплательщиков в город приводил не только к увеличению доходов бюджета, но и улучшал показатели экономического роста. Формально не только бюджет, но и вся статистика демонстрировала, будто мы тут нефть с газом добывали – в Петербурге росли только добывающие и нефтеперерабатывающие отрасли, потому что головные офисы компаний находятся здесь. При этом у нас годами душили малый бизнес, шел спад по обрабатывающей  промышленности, сокращался сектор исследований и разработок.

- Возможно, Петербург должен был стать центом для крупных инвесторов?

- Но исторически Санкт-Петербург - центр наукоемкого производства. И поиск специализации очевиден – это наукоемкое производство, а не нефть с газом. Однако и федеральная, и региональная экономическая политика все эти годы были исключительно неблагоприятны по отношению к отраслям специализации города. Сокращение в обрабатывающем комплексе и в сфере НИОКР было частично скомпенсировано оттоком кадров в малый бизнес, частично – за счет большого объема федеральных средств, немыслимого ни для какого другого региона, кроме Сочи и Москвы. Однако, вместо того чтобы поощрять малый бизнес, Петербург стал пионером в его задавливании. Мелкий торговый бизнес с 2005 года вытеснили из метро, с остановок, увеличили арендную плату. Наукоемкое производство находилось и так в тяжелом положении, и дополнительный удар был нанесен, когда научные институты начали выселять из их зданий в центре. Показательна история с ГИПХом, который выдавили с Петроградки ради строительства «Набережной Европы», а теперь планируют строить там здания для Верховного и Высшего арбитражного судов. В то же время сам по себе переезд и смена сложившейся лабораторной базы означает ликвидацию этого института.

Регулярно происходят нападки то на Пулковскую обсерваторию, у которой отнимают земли, то на Институт физиологии РАН в Колтушах, то банкротят Государственный оптический институт. Девелоперы боролись за участки земли в центре города и уничтожали потенциалы всемирно известных научных учреждений. Никто не думал об экономическом росте, научном сдвиге, не говоря уже о рабочих местах для образованного технического персонала.
 
- Были ли попытки отстоять интересы города при обсуждении закона о консолидированной группе налогоплательщиков?
 
- Москва сразу проанализировала ситуацию. По закону о консолидированной группе налогоплательщиков в первой редакции мы даже выигрывали 1,1 млрд рублей ежегодно. Потом Москва сказала, что она слишком много теряет, и в закон были внесены изменения, по которым Санкт-Петербург ушел в минус. Но в комитете финансов не изучили эту ситуацию и, когда с мы с ними пытались говорить на эту тему, плохо понимали, о чем речь.

За 2013 год потери города по налогу на прибыль составили 24 млрд только по нефтегазовому комплексу. Смольный объясняет это исключительно законом о консолидированной группе налогоплательщиков. Но с другой стороны, они не анализируют положение дел. По консолидированной группе налогоплательщиков отрицательные последствия уже проявились в 2012 году и вошли в базу. А сейчас идет снижение уже по сравнению с базой 2012 года. Это уже новые факторы, но в Смольном этого не понимают и не анализируют.
 
Финансово-экономический блок Санкт-Петербурга отличается вопиющим непрофессионализмом. При всем моем скептическом отношении к федеральному бюджетному планированию, там к представлению касающихся бюджета материалов, особенно после того, как министром финансов стал Антон Силуанов и его первым замом – Татьяна Нестеренко, претензий нет. Вся информация дана. Другое дело, как вы ею распорядитесь. Да, мы делаем прямо противоположные выводы, но эти выводы делаются на основе тех данных, которые дает в федеральном бюджете Минфин.

Петербургский комитет финансов не предоставляет даже того, что от них требуется. Например, они не анализируют – и никогда не анализировали - рост регионального внутреннего валового продукта. За счет каких факторов идет его рост или спад?
 
- Можно ли по структуре налоговых поступлений в бюджет Санкт-Петербурга определить, чем город живет, занимаются ли его жители производством или только «продажами»?
 

- Доля налога на прибыль остается на одном и том же уровне несколько лет. Налог на доходы физических лиц несколько растет. Доля налогов на совокупный доход, а это доходы от малого бизнеса по упрощенным режимам, даже немного падает, что отражает стагнацию  в малом бизнесе.
Сейчас представители Смольного утверждают, что происходит абсолютное сокращение налога на прибыль и что это следствие спада промышленного производства. Но если это спад производства – то в каких отраслях? Как этому можно противостоять, какие меры предпринимать: лоббировать госзаказ для оборонных предприятий? Влезать в инвестпрограммы естественных монополий? Осуществлять налоговое стимулирование? Какова стратегия города? Они этого не понимают, они даже вопросов  таких себе не задают и не понимают, о чем их спрашивают.

Кроме налоговых поступлений у бюджета Санкт-Петербурга всегда был еще один потенциально емкий источник дохода – это городская земля и имущественный комплекс. Однако до сих пор происходило абсолютное разбазаривание земель и имущественного комплекса. Вопиющий пример – «Балтийская жемчужина». Куски земли отдавались по цене, в 10 - 15 раз меньше, чем аналогичные на торгах. Второй пример – предоставление земель по заниженным ценам для автомобильного кластера, о котором с гордостью говорят и который создал максимум 6 тысяч рабочих мест отверточной сборки, и еще большой вопрос, кто там работает. За этот же период было сокращено только в сфере научных опытно-конструкторских разработок 60 тысяч рабочих мест.
 
- Зато из года в год мы слышим, что «бюджет Санкт-Петербурга сохранил социальную направленность».

- Это «мантра» для несведущих. У всех субъектов РФ бюджеты имеют социальную направленность. В них нет расходов на оборону, нет больших расходов на международное сотрудничество, на госрезерв. «Сохранять социальную направленность» особенно просто сейчас, когда все обязательства по правоохранительным органам, органам безопасности, все, что составляет достаточно большую долю в несоциальном бюджете, оплачивают федералы. И чем меньше региональная инвестиционная часть, чем меньше в региональном  бюджете доля расходов на поддержку экономики, тем формально больше социальные расходы. Кроме того, строительство стадиона на Крестовском острове проходит по функциональной статье «физкультура и спорт» и имеет  «социальную направленность». А «Охта центр» можно расценивать как «культурно-досуговый центр».
 
- Пример очень больших затрат и для города, и для федерации – это Западный скоростной диаметр.
 
- В 2009 году на него было выделено из федерального бюджета 6 млрд рублей, в 2010 – 7,3 млрд. То есть, проект изначально имел федеральное финансирование. Но в 2011 году порядка 7 млрд выделил федеральный, а 5 млрд - уже городской бюджет. В 2012 году – 20 млрд федеральный бюджет, 4 млрд – городской. В 2013 – 21 млрд федеральный бюджет, 5 млрд - городской. Казалось бы, основную функцию взял на себя федеральный бюджет. Ну что такое эти 5 млрд в год? Это еще платная магистраль и въезд на нее такой, что пробки будь здоров. При этом мы видим, что на расселение коммуналок выделяется 1 млрд, на программу «молодежи - доступное жилье» - 1,5 млрд, на долгосрочное жилищное кредитование – 300 млн, на жилье для ветеранов и инвалидов - 100 млн, для городских очередников – полмиллиона. Все вместе не дотягивает до «добавки» города на ЗСД.

То же самое в 2013 году. Смольный заявляет, что увеличил финансирование расселения коммуналок в два раза: был миллиард, станет два. А на две стройки века – ЗСД и «Зенит-Арену» - тратится в год в два раза больше, чем на все широко распропагандированные жилищные программы вместе взятые. Еще один пример - Каменностровский дворец. В прошлом году всем городским очередникам выделили 500 млн, а на один только Каменноостровский дворец - 695 млн. То есть это совершенно несопоставимые вещи. Или возьмем реконструкцию тепловых сетей. В 2012 году – 2,7 млрд, а на Западный скоростной диаметр почти в 10 раз больше. Такое впечатление, что те, кто планирует бюджет, не думают, не считают, не смотрят, что делают.
 
- Но Санкт-Петербург, наверное, еще прилично выглядит на фоне регионов?
 
- Это не так. Бюджетная эффективность в Санкт-Петербурге ниже, чем в бедных регионах, и ниже, чем в богатых. За мной как за депутатом закреплена республика Ингушетия. Я туда поехала и, как экономист, в первую очередь посмотрела бюджет. Бюджет Ингушетии 12 млрд рублей на 500 тысяч населения. Получается 24 тысячи рублей на одного человека. Да, бюджет дотационный. Все живут на дотациях, ни одного градообразующего предприятия нет, но полученные от дотаций деньги они используют с большей эффективностью, чем мы, которые их сами заработали. У нас расходы бюджета за 2013 год -426 млрд рублей. На одного человека - 94 тысячи рублей. В 4 раза больше. Но зарплата бюджетников у нас больше только в полтора раза. Кстати, в Ингушетии  еще дается людям социальное жилье, и все на прием к депутату приходят с этим вопросом. В Петербурге ко мне уже давно приходят не просить жилье, а защищать свою собственность. При этом в республике  дороги в порядке, масса новых административных зданий, инфраструктуры «с нуля» построена...
 
- Возможно, проще строить «с нуля», чем блюсти 300-летний город с гнилыми трубами?
 
- Да, если на эти гнилые трубы выделять всего 2,7 млрд, а на ЗСД тратить 21 млрд рублей.  Если у нас на человека в бюджете в 4 раза  больше средств, следовательно  все должно быть лучше, зарплата - в 4 раза больше. В петербургском бюджете неправильно расставлены приоритеты. Средства выделяются на заведомо наиболее откатные статьи. Потому что ЗСД, возможно, нужен. Но не за такие деньги и не за счет жилья и коммуналки.
 
- Возможно, это психологический фактор – второй город в стране должен вести в первую очередь «стройки века», а не заботиться о том, что происходит на кухнях граждан?
 
- И при этом откатывать больше всех и опередить в этом Москву? Я сравнивала бюджет Петербурга с бюджетом Москвы, разница – у нас около 30% на душу населения меньше, чем в Москве, а зарплата бюджетников в два раза ниже. Когда я анализировала лужковский бюджет Москвы, там я видела какие-то вложения в другие регионы – выражение интересов Елены Батуриной. Но это было максимум 2-3% бюджета. Остальное было, что называется, по уму. А у нас, каждая стройка века тянет на 10% от  расходной части.
 
- Неисполнение бюджета – притча во языцех. Да еще на 14 год обещали рекордный дефицит, а «дали» 39 млрд. Это результат некачественного планирования?
 
- Это общая беда инвестпрограмм. Прогнозирование более-менее точное возможно, но я бы особо не упрекала за это городской финансовый блок. Это не федеральный бюджет, который ошибается минимум на триллион рублей каждый год, а то и на два с половиной триллиона. Тем более, они часто вынуждены закладывать официальные параметры, которые закладываются при формировании федерального бюджета. Потому что они тоже получают определенные субвенции, и их, как правило, обосновывают стандартными расчетами. Другое дело вот этот дефицит, о котором вы говорите. Чем хуже работает бюджет, тем больше у него остатки, они переходят на следующий год и являются источниками покрытия дефицита. Но опасен другой дефицит – когда  есть займы и расходы на обслуживание долга. Когда дефицит покрывается из остатков прошлого года – никаких расходов в связи с этим не возникает.
 
- Но город продолжает занимать?
 
- Пока никаких проблем с долгом Санкт-Петербурга я не вижу.
 
- Выходит, что неисполнение бюджета в каком-то смысле идет на благо?
 
- Нет, неисполнение бюджета – это вялое инвестирование. В Петербурге традиционно плохо проводятся конкурсы. Эта неритмичность освоения средств – плохая работа госаппарата, низкий уровень госменеджмента. Хотя, безусловно, федеральный закон 94 о закупках отвратителен, как и федеральная контрактная система. Но здесь тоже при более деятельной работе все можно сделать динамичнее.
 
- Почему парламент принимает такой бюджет?
 

- Дело в том, что Законодательное собрание начинает всерьез анализировать бюджет только сейчас. Оппозиция забивалась депутатскими фондами, коллективной поправкой. Каждый сам себя оправдывал тем, что иначе ты будешь плохим депутатом, который ничего не сделал для своего округа. То, что ты в целом говоришь про бюджет – никого не волнует, а ты, будь добр, принеси в свой округ деньги. И даже вполне приличные люди, вполне честные, оказывались в тисках. Также сказывается многолетнее отсутствие какой-либо экономической стратегии. И вытоптанное поле ученых-экономистов. Я являюсь на общественных началах научным руководителем лаборатории региональной диагностики Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. У нас была неплохая региональная школа. Но все мои коллеги, с которыми я в Петербурге начинала работать, мои оппоненты по докторской диссертации, отлучены от разработок, от анализа, от принятия решений.
 
- Как должна выглядеть стратегия экономического развития Санкт-Петербурга?
 

- Дмитрий Медведев в своей недавней публикации заявил, что «время простых решений прошло» и дал нам какой-то набор слов. На самом деле, решения достаточно просты. Это цель и набор стимулов и средств, а дальше расчет, насколько  стимулы  и средства позволят достигнуть заявленной цели. Если проставлена цель развития наукоемкого производства, надо просчитать, сколько это будет стоить, где это развивать, каким способом, за счет чего: налоговых льгот, ассигнований федерального бюджета, привлечения частных инвесторов? Что может выделить региональный бюджет для этих целей, можно ли создать условия в виде имущественного комплекса, есть ли носители идей, инноваторы и квалификационный потенциал.
 
- Фракция «Справедливой России» в ЗакСе поддержит бюджет-2014?
 
- Я считаю, что без представления четкой экономической стратегии за бюджет голосовать нельзя. Потому что это просто растлевает и расхолаживает администрацию, которая уже 10 лет не знает, что такое  экономическая стратегия, экономический анализ и экономический расчет.
 
Беседовала Венера Галеева
"Фонтанка.ру"

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...