18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
20:47 21.07.2018

Как закон о реформе академии повредит российской науке

Госдума приняла в 3-м чтении закон о реформировании системы государственных академий наук. 25 сентября закон должен одобрить Совет Федерации, после чего его подпишет президент. Возможно, уже в конце сентября реформа РАН, вызвавшая протесты ученых по всех стране, официально вступит в силу. Как изменится после этого научная жизнь российских исследователей, корреспондент «Фонтанки» обсудил с заместителем директора Института лингвистических исследований РАН Сергеем Дмитренко.

Как закон о реформе академии повредит российской науке

Госдума приняла в третьем окончательном чтении закон о реформировании системы государственных академий наук. 25 сентября закон должен одобрить Совет Федерации, после чего его подпишет президент. Возможно, уже в конце сентября реформа РАН, вызвавшая протесты ученых по всех стране, официально вступит в силу. Как изменится после этого научная жизнь российских исследователей, работающих в структуре Академии наук, корреспондент «Фонтанки» обсудил с заместителем директора Института лингвистических исследований РАН Сергеем Юрьевичем Дмитренко.

- Чем страшен для ученых закон о реформе Академии наук, который был принят Госдумой в третьем чтении 18 сентября? Вопрос касается имущества институтов?

- Вопреки тому, что мне доводилось читать и слышать в самых разных СМИ, суть закона вовсе не в том, что имуществом, находившимся в управлении РАН, отныне будет управлять специальное агентство. Если бы дело было только в этом, то такой вариант устроил бы многих сотрудников институтов. Мой собственный опыт позволяет добавить, что в первую очередь он устроил бы институтское руководство. В конце концов, наши здания и земля собственностью РАН не являются. Появление специальной структуры с четко определенными полномочиями, структуры, на которую были бы возложены юридические и технические функции по управлению недвижимым имуществом, только помогло бы работе институтов РАН.

- В чем же тогда основная опасность нового закона?

- Научно-исследовательские институты «изымаются» из РАН, перестают быть ее составляющей. Разрушается традиционная и вполне работающая модель отраслевых отделений РАН. Учредителем институтов становится загадочный «Федеральный орган исполнительной власти». Он не только будет ведать недвижимостью. Он станет разрабатывать государственные задания для институтов.

- То есть государственный орган исполнительной власти будет определять, что должны исследовать ученые?

- Да. В законе деликатно уточняется, что делать он это будет «с учетом предложений РАН», но суть от этого не меняется. Именно это — самый главный пункт изменений. Чиновники, работающие в новом «Федеральном органе», будут определять тематику научных исследований, в их ведении окажется кадровый вопрос, они станут принимать решения о финансировании научных тем, они будут контролировать прием в аспирантуру. Перед этим же "Федеральным органом" нам предстоит отчитываться один, а то и два раза в год. Не исключено, кстати, что в итоге всех этих нововведений «хозяином» институтов окажется некое дочернее агентство Минобрнауки, пусть даже какое-то время оно будет позиционироваться как независимая структура.

- А как сейчас выглядят взаимоотношения научного института с «центром»?

- В конце каждого года мы готовим план научно-исследовательских работ на следующий год. Этот очень небольшой документ представляется в отраслевое отделение, а затем визируется одним из вице-президентов РАН. Всё. Это наше государственное задание, на его основании институт финансируется в новом году. Одновременно готовится отчет о работе института в прошедшем году. Документ этот довольно обширный, но для действительно активно работающей организации составить его – не проблема. Во время комплексных проверок, которые каждый институт проходит раз в пять лет, сотрудники Научно-организационного управления РАН, в числе всего прочего, сверяют ежегодные планы и отчеты организаций (очень волнующий момент для ученого секретаря!) на предмет их соответствия. Никакой особенной бюрократии тут нет. При этом мы знаем, что в отделении наши планы и отчеты читаются компетентными коллегами, которые прекрасно осведомлены об особенностях научной работы именно в нашей области и не станут донимать нас напрасными и мелочными придирками. Сотрудники институтов испытывают минимум неудобств. Любой ученый секретарь или заместитель директора легко справляется с двумя этими документами.

- Какие еще последствия вызовет передача научных институтов РАН в ведение Федерального органа исполнительной власти?

- Общие контуры нашего будущего существования может легко представить себе каждый, кто участвовал в недавних кампаниях, инициированных Министерством образования и науки: в аккредитации образовательных программ, в мониторинге диссертационных советов, в составлении заявок и отчетов по федеральным целевым программам. Кроме того, хотя новый закон с учеными не обсуждался, некоторые планы «отцов» реформы РАН становятся известны в научных кругах.

Итак, что нас ждет:

Во-первых, существенное (в 2 - 3 раза) сокращение числа институтов. При этом критерием для принятия решения о ликвидации организации станет не качество ее работы, а соответствие разработанному министерством набору формальных критериев. Зачастую эти критерии весьма несуразны: все ли гуманитарии готовы отчитаться о количестве патентов, о селекционных достижениях и полезных моделях? Именно эта схема реализуется сейчас в отношении аспирантур и диссертационных советов.

Во-вторых, нас ждет сокращение числа научных сотрудников. Опять же критерии, по которым сотрудников станут увольнять, будут формальными и при этом произвольными: как можно, например, использовать пресловутый индекс Хирша или цитируемость в Web of Science при оценке работы специалиста в области русской диалектной лексикографии?

В-третьих, возрастет бюрократизация планов и отчетности. Этот аспект я уже упомянул. Все последние затеи министерства неизменно сопровождаются невероятным, просто фантастическим документооборотом. Отчет по федеральным целевым программам, весящий несколько килограммов (интересно, читает кто-нибудь эти отчеты?), многотомный пакет документов, сопровождающий процесс аккредитации аспирантуры — этим нас уже не удивить. Теперь так будет выглядеть годовой (или полугодовой) отчет по рядовой научной теме, коих у каждого института насчитывается пара десятков, а то и больше. И потом, где будущий «орган исполнительной власти» намерен взять армию экспертов по всем областям науки, которые смогут прочитать и профессионально оценить представленные отчеты? Разве что нанять на работу к тому времени уже уволенных сотрудников РАН.

В-четвертых, нас ждет слияние институтов с вузами и уничтожение академических научных школ. Часто говорят, что одна из целей «реформы РАН» – сделать вузы подлинными научными центрами. Это, безусловно, цель достойная. К ней нужно идти долго, методично, в течение многих десятилетий, осуществляя программу по стимулированию научных исследований в вузах, сохраняя и всячески поддерживая существующие (увы, уже такие немногочисленные) научные школы, пытаясь, где это возможно, создавать новые. Такая программа требует значительных финансовых затрат и жесткого контроля над целевым расходованием средств, а также квалифицированных организационных усилий. Но «пересадка» в вузы успешных научных коллективов, выросших в среде РАН, никакого положительного эффекта не даст. Скорее всего, судьба их будет печальна. Во-первых, они лишатся привычной среды, в которой сформировались и работали, а во-вторых, первое же сокращение штатов — а во многих вузах это, кажется, процесс перманентный — положит конец их недолгому существованию на новой территории.

Список потерь, к которым неминуемо приведет ликвидация системы институтов Российской академии наук (а именно это является ядром нового закона), можно продолжать: гибель академических журналов и электронных ресурсов, туманная судьба научных коллекций, картотек, архивов и музеев, уничтожение системы подготовки научных кадров. Всё это, увы, станет реальностью уже через несколько месяцев.

Беседовала Ольга Митренина, для "Фонтанки.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.