18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
16:14 20.03.2019

Прейскурант на нелегала

По официальным данным, в Петербурге и Ленобласти находятся 250 тысяч нелегальных мигрантов. По неофициальным – порядка двух миллионов. На два субъекта федерации имеется один Центр содержания иностранных граждан вместимостью 176 человек. Сейчас он переполнен почти вдвое. И не потому, что высылка мигранта – это трудно и дорого. А потому, что его пребывание в России – это просто и выгодно. Прейскурант пребывания нелегала в Петербурге выясняла "Фонтанка".

Прейскурант на нелегала

По официальным данным, в Петербурге и Ленобласти находятся 250 тысяч нелегальных мигрантов. По неофициальным – порядка двух миллионов. На два субъекта федерации имеется один Центр содержания иностранных граждан вместимостью 176 человек. Сейчас он переполнен почти вдвое. И не потому, что высылка мигранта – это трудно и дорого. А потому, что его пребывание в России – это просто и выгодно. Кому и зачем – выясняла "Фонтанка".

В конце июля – августе, как уже писала "Фонтанка", полиция и миграционная служба повысили активность в выявлении нелегальных мигрантов. Из Москвы, например, вьетнамцев депортировали в гольяновские палатки.

В Петербурге через 2 недели проходит саммит G20. И в Центре содержания иностранных граждан (ЦСИГ) на Кингисеппском шоссе наступил "аншлаг", какого прежде не было. В августе сюда начали возить жильцов по десятку в сутки. Центр рассчитан на 176 койко-мест, а сегодня здесь живёт уже 310 человек.

– Я пришёл сюда полтора года назад, здесь было 180 человек, – рассказывает начальник центра полковник полиции Сергей Копылов. – Потом численность стала расти. К январю этого года уже стало 220 человек. Нам казалось, что это сумасшедшее число. В марте скакнуло за 250. Выдворили кого-то, стало полегче, но тут – форум, и снова набралось.

Подарок к саммиту

Механизм высылки иностранца вкратце таков: пойманного полицией нелегала везут в суд, который выносит постановление об административном выдворении за пределы России. В течение 10 дней, пока решение не вступило в силу, нарушитель должен где-то находиться под контролем. Для такого контроля в 2008 году в Петербурге открыли ЦСИГ – 8-этажное здание, соответствующее всем представлениям о правах человека: комнаты с четырьмя-пятью кроватями, туалет, душ, трёхразовое горячее питание, прогулки во дворе, спортплощадка с футбольными воротами. Когда численность постояльцев стала превышать штатную в полтора раза, пришлось сделать кое-какие перепланировки и поставить в комнаты больше кроватей.

До начала сентября 62 гражданина Узбекистана улетят на родину, им уже выправили билеты за счёт Российской Федерации. Но это не значит, что в центре освободится 62 места для тех, кого выявят в будущем: кандидаты уже ждут в изоляторе на Захарьевской, где их временно разместили из-за нехватки мест на Кингисеппском шоссе.

Если исключить подготовку к форумам и саммитам, то в среднем полиция привозит в центр по два нелегала в сутки. На родину улетает чуть меньше. В 2012 году 40 человек обжаловали решение суда и вышли на свободу. Таким образом, пропускная способность центра в прошлом году худо-бедно поддерживалась.

Этот год ознаменовался в Красном Селе двумя приливами. Первый был в начале лета перед экономическим форумом, второй – сейчас, перед саммитом. Поэтому в среднем в 2013 году в центр привозят уже по три человека в сутки. Покидают по-прежнему по двое в день. К августу численность достигла критической отметки в 310 постояльцев, центр прекратил приём.

Саммит кончится, и, благодаря героическим усилиям по выдворению нарушителей, в Петербурге останется уже не 2 миллиона нелегалов, а  всего лишь 1 миллион 999 тысяч 500 человек. Это - по неофициальным данным. Если по официальной статистике УФМС – вообще пустяк: 249 тысяч 500 человек.

Центр

За 20 постсоветских лет, то есть за то время, когда граждан бывших республик-сестёр у нас стали воспринимать исключительно как гастарбайтеров, в Петербурге и Ленобласти построили только один центр для содержания мигрантов. Рассчитав, видимо, что больше пары сотен нелегалов в двух субъектах федерации не наберётся.

На этом единственном центре продолжают экономить. Здесь несут службу 16 сотрудников полиции. Вся охрана – семь человек.

– В ночь у меня заступают 2 омоновца, из них один – это девушка, – говорит Копылов. – Прикомандировано 5 сотрудников конвоя, три из них – тоже девушки. Можете посчитать, кто несёт службу: дежурный, помощник дежурного и конвой. Они перекрывают 7 постов. Днём – 4 омоновца, ночью – 2 омоновца. Вот и всё.

До его прихода в центр начальником некомплект личного состава здесь восполняли разного рода воспитательными мерами. В том числе – с применением дубинок. Гастарбайтеры дважды бежали от этого. Последний раз – в апреле 2012-го.

– Дверь постоянно открывается, когда привозят тележку с горячей едой, – объясняет Копылов. – Постояльцы были в соседней комнате. А у них же - стадный инстинкт: один бежит – и все бегут. И когда дверь открылась, побежали 15 человек. С железными дужками от кроватей. Дали дежурному по шее и сбежали.

Полковник, спецназовец, наладил дисциплину во вверенном контингенте своими методами.

– Они у нас живут – как в Советском Союзе: мы не разделяем их на национальности, на диаспоры, чтобы не кучковались, – рассказывает он. – Наша задача – не жёсткие условия создать, а не допустить побега. На этажах есть старшие – те, кто пользуется авторитетом. Мы им создаём какие-то более комфортные условия, а они следят за дисциплиной.

Само здание – не крепость, не тюрьма, а практически обычная 8-этажка без каких бы то ни было укреплений. Если кому-то из отмороженных борцов за чистоту расы придёт в голову сюда сунуться, их встретит только юноша-постовой у шлагбаума.

Из 16 сотрудников центра шестеро – вольнонаёмные, то есть штатские. Медики, хозработники. Сейчас, повторим, они все работают на 310 человек.

– За ту зарплату, какую здесь платят вольнонаёмным, даже гастарбайтер не пойдёт работать, – усмехается Копылов. – Фельдшеру, например, платят 5-6 тысяч. Зарплата врача – 9 тысяч. Это за полный рабочий день. И не забудьте, с каким контингентом им приходится иметь дело.

Сейчас проблема с нелегалами в Петербурге упёрлась в саммит G20, администрация города усиленно пытается найти решение. Одна из идей – поставить во дворе центра вагончики-бытовки. Штук пятьдесят. На 6-8 человек каждый. Это позволит дополнительно освободить город от целых 350 нелегалов. Охранять вагончики по ночам будут всё те же два омоновца. И ещё овчарка с тремя щенками.

Дорогое удовольствие

Несмотря на упомянутый уровень зарплат, в сумме выдворение нелегала – недешёвая процедура. Только на питание в 2012 году, когда численность постояльцев была близка к штатной, государство потратило 8 миллионов рублей. Те 9 миллионов, что были выделены на 2013-й, уже "съедены", так как численность от штатной сильно отдалилась. Сюда нужно прибавить содержание 8-этажного здания, работу судов, приставов. И билеты домой, которые мигранты получают в подарок. Хорошо, если они летят в Среднюю Азию, тогда это – всего тысяч 15-20 на каждого.

Сегодня в центре живут: 167 граждан Узбекистана, 47 граждан Таджикистана, по шестеро приезжих из Туркмении и Киргизиии, по семь человек – из Азербайджана и Беларуси, четверо – из Армении, пятеро – из Грузии,  восемь украинцев, трое молдаван, двое казахов. Но едут не только из бывших братских республик. В одних комнатах с ними живут: алжирец, египтянин, индус, пакистанец, камерунец, житель Кот д'Ивуара и трое граждан Конго. Кроме них, билеты надо будет покупать шестнадцати китайцам и двенадцати сирийцам.

По оценкам председателя Межрегионального центра образования мигрантов Максуда Абдужаббарова, процедура выдворения от задержания нелегала до его посадки в самолёт обходится Российской Федерации в 40-50 тысяч рублей ежемесячно на каждого мигранта.

Статистика ЦСИГ показывает, что здесь постояльцы живут в среднем по 3 месяца. Но есть и такие, кто задерживается на год.

– Все мигранты, попавшие в центр, ведут себя по-разному, – рассказывает Максуд. – Многие уже поняли, что Россия всё равно их вышлет, и они пользуются этим, чтобы  не платить за обратный билет. Другие называют вымышленные имена, надеясь, что их либо депортируют под этими документами, а потом они вернутся в Россию под настоящими именами, либо они подольше останутся в центре, где - крыша над головой и 3-разовое питание.

Дорогой нелегал

Нелегал – это дорого для государства, зато очень прибыльно для некоторых его граждан. Это такой человеческий статус, когда каждый встречный получает возможность на тебе заработать. Практика показывает, что законодательно это не регулируется: любое ужесточение миграционного закона приводит к повышению заработков тех, кто следит за соблюдением этого закона. Такую практику ежедневно наблюдает Максуд Абдужаббаров.

Первое, с чем сталкивается среднестатистический мигрант, – это получение регистрации. Официальное оформление на почте стоит 200 рублей. Но если -  в "резиновой квартире", рассказывает Максуд, то уже – тысяча. Чистый доход владельца квартиры – 800 рублей.

Дальше идёт участковый, который не должен проверять, кто реально живёт в квартире, и не станет их пересчитывать. Ещё недавно это стоило 100 рублей в месяц с каждого зарегистрированного. Но появление закона о "резиновых квартирах" привело к росту ставок до 500-1000 рублей.

– Регистрация – это вообще самое уязвимое место мигранта, – напоминает Максуд. – Их редко соглашаются прописать там, куда пустили жить, и редко разрешают жить там, где прописали. Об этом знают и полиция, и ФМС.

Ещё 500 рублей в месяц. Это тоже новая ставка, подросшая в два с половиной раза благодаря новому закону.

После получения регистрации, по словам Максуда, у мигранта начинается главная процедура – прохождение медкомиссии и получение пакета документов для работы в России. Официальная цена – 15 тысяч рублей. Но приезжий не знает, как это получить официально.

– Поэтому появляются посредники, которые делают мигранту разрешение на работу, – продолжает Максуд. – Им нужно заплатить ещё 5-10 тысяч.

Бывает, что мигранту, заплатившему 25 тысяч вместо пятнадцати, везёт, посредник действительно делает ему документы. Но гораздо чаще документы не выдерживают первой же проверки по базе ФМС: они оказываются липовыми.

Когда обладателя таких документов ловят, с него снова берут деньги – полиция или ФМС, смотря кто поймал. Многие попадаются не впервые, поэтому всё про свои документы знают. Но они точно так же знают, что откупиться от полицейского или "фэмээсника" стоит от пятисот до тысячи рублей.

– Ещё недавно такса была двести, – добавляет Максуд. – Но из-за последних рейдов она повысилась.

На неделе мигранта можно и отпустить. Один мигрант – одна тысяча, пять мигрантов – пять тысяч. А в пятницу лучше задержать. И объяснить, что субботу и воскресенье он просидит в камере, потому что до понедельника дежурный судья им заниматься не будет. И предложить заплатить "штраф на месте" – 5 тысяч.

Если у мигранта пяти тысяч нет, ему грозит Красное Село и выдворение. На этом этапе, говорит Максуд, к бизнесу подключаются шустрые земляки гастарбайтера: тем, у кого документов нет совсем, они помогут сделать новые через посольство. Это стоит 10-15 тысяч.

И, наконец, дело доходит до выдворения. Если у мигранта есть родственники, то билет ему должны покупать они. Но можно дать четверть стоимости билета посреднику – и про платёжеспособных родственников "забудут", за билет заплатит Россия. Если родственников нету, то за ту же сумму можно добиться вылета вне очереди. Если, конечно, не нужно 3-разовое питание в центре.

Есть ещё весельчаки, которые продают билеты тем, кто всё-таки решит покупать их с помощью родных. Пользуясь тем, что билеты нынче – электронные, мигранту втюхивают просто отпечатанную на принтере бумажку. Он это поймёт только в аэропорту, когда его не пустят в самолёт.

А есть, рассказывает Максуд, работодатели, которые освоили такую практику: рабочие трудятся месяц, а в день зарплаты глава компании (или кто-то другой – неважно) вызывает миграционную службу или полицию, в зависимости от того, где у него есть друзья. И работников увозят. Больше они на эту стройплощадку не вернутся. Хозяину не надо платить зарплату, ему нужно только рассчитаться с друзьями. Завтра он привезёт себе новую партию таджиков. Ещё на месяц. Так работодатель может увеличивать миграционный поток, пока не кончится Таджикистан.

Славянка и неславяне

В июне этого года появилось сообщение, что в Московской Славянке в ходе совместного рейда МВД и ФСБ задержано 600 рабочих-строителей из Таджикистана, из них 20 – нелегалы. По информации Максуда Абдужаббарова, на самом деле задержанных было около 1200 человек, нелегалов – половина. Он говорит, что этот городок новостроек в Пушкине вобрал практически все перечисленные нарушения в области миграции и коррупции, по нему просто учебники писать можно.

– В Московской Славянке все, кто приехал на заработки, – жители одного региона, – рассказывает Максуд. – И старший, бригадир, договаривается со строительной компанией, что мигранты приступят к работе раньше, чем им оформят документы. Некоторым документы действительно делают, но большинству – нет.

А пока нет документов, продолжает он, с рабочих берут по 500 рублей в месяц – на решение вопросов с силовиками.

Пункт 5 статьи 18 федерального закона "О правовом положении иностранных граждан" предполагает, что: "в случае административного выдворения иностранного гражданина, осуществляющего трудовую деятельность в Российской Федерации без разрешения на работу, средства, затраченные из федерального бюджета на обеспечение выезда… подлежат взысканию в судебном порядке с работодателя или заказчика работ (услуг), привлекших указанного иностранного гражданина к трудовой деятельности".

Вот интересно: сколько заплатила строительная компания за депортацию? Ну хотя бы тех двадцати, о которых заявили официально? По закону у нас ещё работодатели платят штрафы вплоть до миллиона за каждого нелегала. Какие, интересно, штрафы пополнили бюджет после облавы в Московской Славянке?

Полковник Копылов говорит, что после того рейда от миграционной службы до его центра не доехали не то что двадцать человек – а вообще ни одного.

Ирина Тумакова,
"Фонтанка.ру"


Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор