0

Фруктовая прогулка новых наци

Уголовное дело по итогам июльских «русских зачисток» не смутило петербургских националистов. Более того, события на московских рынках как будто вдохнули в них новые силы. Иначе говоря – по-новому окрасили их "зачистки. На протяжении пяти часов вечером в среду и в ночь на четверг группа разновозрастных и разнополых националистов вновь на непонятных основаниях зачищала спальные районы Петербурга от торговцев фруктами. "Фонтанка" совершила ночную прогулку вместе с борцами за чистоту расового состава городских торговцев.

ПоделитьсяПоделиться

Уголовное дело по итогам июльских «русских зачисток» не смутило петербургских националистов. Более того, события на московских рынках как будто вдохнули в них новые силы. Иначе говоря – по-новому окрасили их "зачистки". На протяжении пяти часов вечером в среду и в ночь на четверг группа разновозрастных и разнополых националистов вновь на непонятных основаниях зачищала спальные районы Петербурга от торговцев фруктами. В ходе рейда по-прежнему сопровождавшая их полиция задержала одного из националистов – за кражу мопеда, закрыла три-четыре торговых лотка и одну забегаловку с шавермой. "Фонтанка" совершила ночную прогулку вместе с борцами за чистоту расового состава городских торговцев.

Сбор назначен у платформы на "Сенной" в самый час пик – в 6 вечера. Народу море. Но ошибиться и подойти не к тем, кто нужен, невозможно. Вот они стоят большой группой: у одного чёрная футболка с надписью "С нами Бог!" ижицей; у другого на такой же чёрной спине – что "с ним солнце"; у третьего очень длинная надпись, но по ижице можно догадаться, что там и Бог, и солнце, и вся компания. У четвёртого поперёк живота привязана бейсбольная бита.

Чистильщики

– В прошлый-то раз азеры на нас со стволами шли! – залихватски сообщает тот, что с битой.

– Какой вы молодец! – восхищаюсь.

В прошлый раз – это, надо понимать, на прошлой неделе, когда "чистильщики" шли громить лотки на "Садовой" и двоих полиция задержала по подозрению в хулиганстве. Их увезли вместе с несколькими гастарбайтерами.

Человек пять стоят в ватно-марлевых намордниках. На улице – жара, в метро – духота.

– Молодой человек, вам зачем это? – спрашиваю у худенького юноши, которому маска страшно мешает и он часто-часто моргает. – Болеете?

– Не хочу, чтобы видели моё лицо! – глухо цедит он.

– А, – сочувствую.

Крепкая девица с низким и очень громким голосом не умолкает ни на минуту: вокруг еврейский заговор, русские защитили азиатов от нашествия Америки, теперь азиаты должны быть благодарны, а они пришли уничтожить белую расу. Выдвинув тезисы, представительница белой расы с тугой тоненькой косичкой идёт на второй круг.

Ещё одна девушка, со словом "Россия" на спине и гербом под низким вырезом блузки, льнёт к юноше, имеющему на запястье чёрно-жёлто-белую имперскую ленточку. Она болтается и немного мешает ему держать видеокамеру (речь – о ленточке).

Женщина в туфлях-балетках, чтобы можно было ходить подольше, держится запанибрата с молодёжью. На спине белой кофточки написано, что будущее принадлежит ей. К её уху придвинула рот другая дама – седые волосы выбились из причёски, глаза горят. "А та-то, еврейка, и говорит…" – колоратурным шёпотом, сбиваясь на крик, рассказывает дама.

– А вам гастеров жалко, да? – поворачивает ко мне злое лицо. – Ну так пропишите у себя четырёх!

– Обязательно, – обещаю ей.

– Вот у меня – 4 кошки! – зачем-то информирует она.

Невысокий, крепкий и смуглый молодой мужичок подозрительно похож на приезжего, и, кабы не белая ижица на спине, его можно было бы принять за объект "зачистки". Но он как раз борец за белую расу.

Девочка, одетая мальчиком, командным голосом требует у меня: предъяви документы.

– Не хочу, – улыбаюсь, хотя документа мне не жалко.

– Среди нас провокатор! – кричит своим девочка-мальчик. – При ней ни о чём не говорить!

Миловидная девушка стоит в сторонке и отчего-то хмурится. В компанию внешне не вписывается: красивое лицо, умные глаза. Таня ищет себя: она была в Москве на Болотной в прошлом году 6 мая, теперь фотографирует акции националистов в Питере.

– Зачем вам это? – спрашиваю у неё.

– Нелегальные мигранты нарушают закон, – прилежно, как по учебнику, рапортует Таня.

– Они у нас – самые страшные нарушители закона? Почему вы с них начинаете?

– Надо же с кого-то начинать, – пионерским тоном, хоть и не так уверенно, отвечает Таня.

Лидера нету. Шеф, известный националит Николай Бондарик, придёт в последний момент. Прибудет на "Хаммере" к месту событий.

Поступает информация, с ней – команда: едем на "Пионерскую". Там идём целенаправленно к адресу: аллея Поликарпова, 2. Полиция уже здесь.

Персики

Как и почему совпали полицейский рейд и "зачистка" националистов – это так и осталось невыясненным. Подчинённые Бондарика уверяли, что нарочно вызвали правоохранителей на свой рейд. Так как работают в тесном контакте с органами. Полицейские говорят вещи диаметрально противоположные.

– Не знаю, как они узнали и откуда взялись, – отвечает на мой вопрос немолодой и очень спокойный подполковник с усталой улыбкой. – Мы-то проверки проводим регулярно, и сегодня это у нас – уже четвёртая точка. Когда они прибежали, мы уже здесь были.

Полиция прикрывает торговлю узбечки Гули. Саму Гулю сейчас повезут в отдел. Вместе с её товаром. Она нервно перекладывает персики из коробки в коробку. Если пропадёт что-то, как она потом расплатится?

Прохожие не сразу понимают, что тут происходит. Они хотят купить персиков, винограда. Это спальный район, Гулю тут знают, у неё многие берут фрукты-овощи.

 – Нельзя, нельзя, – добродушно отстраняет подполковник рослого дядечку.

Тот в ярости. Увидев у меня диктофон, громко представляется, глядя в него: Андрей Юрьевич.

– Эти вот деревья я посадил в 74-м году, – гремит в диктофон Андрей Юрьевич и одновременно показывает то на крупные кроны, то на "бойцов" в масках и с битами, то на испуганную Гулю и её персики. – Кто-нибудь из них хоть дерево посадил? Мы же всё видим: в магазине – это плохое, это плохое, это плохое. Хорошего товара нету! И вот я беру у неё овощи, фрукты. Чего на неё наехали? Они плотют все налоги!..

Откуда ни возьмись появляется гражданка в голубом платьице и кидается на дядечку. Тот испуганно шарахается – такое у неё выражение лица.

– Вы покупаете у них?! – выдаёт женщина ультразвук. – Вы что, не знаете про палочку Коха?! У них у каждого – туберкулёз! У них у всех сифилис!!!

– Я фрукты мою, и ничего со мной ни разу не было, – отступает дядечка.

Те же и палочка Коха

Позже эта случайная прохожая точно так же возникнет сначала у следующего лотка на "Пионерской", потом ненароком будет пробегать рядом в Озерках, и на "Удельной" её маршрут опять нечаянно совпадёт с компанией "бондариков". Везде случайная прохожая будет пресекать малейшие попытки сочувствия гастарбайтерам.

Четыре офицера полиции в летних рубашках стоят с четырёх сторон и зорко смотрят на молодых людей в масках, которые ни на шаг не отходят от Гули. Рядом изнывают от жары сотрудники ППС в тёмно-серой форме.

– Рабочий день заканчивается через 11 минут, – тихо и мрачно говорит один, постарше, и недобро смотрит на бритоголовых.

– Не здесь – так на футболе, – со вздохом отвечает второй, помоложе.

Спальному району надо готовиться к тому, что после рейда назавтра полицейским дадут отсыпной.

К этому времени, как божество из машины, является-таки лидер – Бондарик. Он встаёт в круг своих приближённых и держит речь. Для кого – не очень понятно: прохожих рядом уже нет, полиция его не слушает, адепты всё и так должны, кажется, знать. Бондарик рассказывает, что на каждом фрукте у гастарбайтеров сидит палочка Коха, которую никак и ничем не убить. Даже если прокипятить абрикос. И всякий, кто съест такой отравленный персик, немедленно заболеет туберкулёзом. А может быть, даже сифилисом.

Подполковник

Гулин товар полицейские несут в свой микроавтобус. Мимо меня проносят ящики с бархатистыми персиками, прозрачным жёлто-зелёным виноградом, таким меленьким и продолговатым, без косточек, ярко-рыжими абрикосами. Всё такое аппетитное, что съесть хочется хоть бы и вместе с гражданином Кохом и его палочкой. Полицейские, которые в автобус не садятся, провожают ящики такими же взглядами, как я.

И мы идём ко второму адресу – в трёх минутах ходьбы. Только тут я замечаю, как работает полиция.

Подполковник, который до сих пор выглядел добродушным, усталым и покладистым, вдруг в один прыжок оказывается рядом с одним из товарищей в масках.

– Молодой человек, а зачем вам орудие пролетариата? – ласково щурится он.

Только тут я замечаю, что у парня в руке – здоровенная каменюка. Причём минуту назад, ей-крест, камня не было. Как его успел заметить подполковник, который шёл впереди юноши и расслабленно смотрел по сторонам, для меня – загадка.

– Дык, это... – отвечает юноша.

– Бросьте, пожалуйста, – совсем нежно просит подполковник. – Давайте мы все будем соблюдать закон.

На второй точке повторяется история с Гулей. Тут продавщица тоже уверяет, что все документы есть. Они у хозяйки, вот-вот поднесут. Женщина звонит хозяйке один раз, второй. Пятый. Не отрывает телефон от уха. Просит полицейского самого позвонить и позвать хозяйку, иначе документы не получить. Почти плачет. Хозяйка не идёт. Полицейские закрывают лоток. Мы идём дальше.

Дыни

"Зачистка", которую проводила компания Бондарика, закончилась на третьей точке. Фургончик, куда стремились "чистильщики", был наглухо закрыт. Рядом посреди дороги одиноко стояла магазинная тележка с пятью или шестью огромными дынями.

– Господа полицейские, а вы куда эту тележку денете? – волновалась седовласая дама из числа "бондариков", не отрывая глаз от дынь.

Лоток с овощами-фруктами оказался неподалёку. Но торговца там не было. Черешня, абрикосы и картошка не говорили, существовал ли он когда-то. Но кто-то уже перевернул одну коробку, на асфальт высыпались пупырчатые огурцы, некоторые были раздавлены. Словно отсюда спасались бегством. Всё это тоже поехало в отдел полиции. Вместе с дынями, за которые волновалась дамочка.

Преступление

В "Озерках" борцов с палочкой Коха ждало разочарование. Лоток, к которому сразу устремились от метро, оказался закрыт. Товара не было. Враги фруктовой торговли посматривали на полицейских и шептались, что, дескать, менты всех предупредили.

После того как Бондарику с компанией помешали защитить права коренного населения "Озерков", было решено защищать белую расу на "Удельной". Но и там всё выглядело кисло. Длинный ряд ларьков – и ни одного ч… Ну, вы поняли.

Правда, в одном ларьке, забившись в угол, сидела смуглолицая женщина. Мимо неё наци проскочили, потому что у неё волосы были выкрашены в ярко-пергидрольный цвет. Я осторожно прикрыла дверь ларька.

Компания отыгралась по полной на молоденьком торговце шавермой. Девочка-мальчик вбежала в его ларёк, телом закрыла второй вход и стала кричать, что он, дескать, хочет скрыться. Парень скрываться не думал, он, похоже, от страха вообще думать не мог. Позвали патрульно-постового полицейского. Тот потребовал паспорт. Мальчишка протянул ему книжицу. Полицейский медленно листал паспорт. Парень не отрывал глаз от своей драгоценности: в обложке лежала регистрация.

– Так ты по какому адресу-то зарегистрирован? – спросил опытный патрульно-постовой, развернув бумажку.

Мальчишка затравленно молчал. Он не знал своего адреса. Наци обрадовались, словно получили дорогой подарок.

– Он не знает! – торжествовала девочка-мальчик.

Больше ничего поблизости не было. Поступила команда идти к Светлановской площади: нужные ларьки – там. И правда: там полиция задержала одного торговца.

– Он – гражданин Узбекистана! – объявил Бондарик. – А это – преступление.

Мопед

Прогулка националистов закончилась к полуночи. Они бы и дальше гуляли, но метро закрывалось. А Бондарик, видимо, не рвался работать у друзей развозкой.

Наутро он с гордостью написал на своей странице в соцсети, что они ещё и по квартирам прошлись, там нашли массу нелегалов и всех повыгоняли.

На вопрос "Фонтанки", как это у нас одни граждане могут ночью вламываться в квартиры к другим гражданам и кто им вообще двери открывал, Бондарик предпочёл не отвечать.

В этот раз полиция задержала только одного националиста. По подозрению в краже мопеда. И как пару часов назад узбечка Гуля уверяла, что все документы дома забыла, так теперь националист Калиниченко утверждает, что мопед – его собственность. Может показать магазин, где его покупал.

Вместе эпилога: Дамир и его крыша

Он торгует фруктами с лотка в одном спальном районе. В каком, конечно, не скажу. Документы на торговлю, как он уверял меня, мамой клялся, в полном порядке. Но недавно полиция потребовала лоток свернуть: сказали, что неправильная крыша. Причём в этом случае крыша – в буквальном смысле, та, что установлена над лотком. Она должна быть стационарной.

Позвать на помощь хозяйку Дамир не смог. То есть он звонил ей, звонил, но она прийти не захотела.

Хозяйка, которая наняла его для торговли фруктами и овощами, звать её Леонидовна, – директор сетевого магазина, расположенного через скверик от Дамировой точки. Именно директор, а не собственник. Леонидовна регулярно даёт Дамиру "излишки" овощей и фруктов, которые каким-то образом получаются у неё в магазине. Причём эти "излишки" сильно свежее и краше, чем оставшийся на прилавках товар. И стоит он у Дамира чуть дешевле. Поэтому покупатели охотнее берут абрикосы-помидоры у него.

Дамир говорит, что у Леонидовны не одна такая точка. И что такая точка есть не только у Леонидовны. Это – стандартная практика: нанимать гастарбайтеров для продажи на улице магазинных "излишков". Разного рода леонидовны прекрасно знают, что бессловесный и бесправный гастер на них не настучит.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

ПоделитьсяПоделиться

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...