Сейчас

+13˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+13˚C

Облачно, дождь

Ощущается как 11

4 м/с, зап

746мм

64%

Подробнее

Пробки

6/10

Дума защитила от пиратов только кино

420

Так называемый "антипиратский" закон, который Дума приняла в пятницу сразу во втором и третьем чтениях, предоставляет правообладателям возможность заблокировать любой ресурс из-за одной ссылки на фильм. При этом размещать "пиратские" книги, музыку или софт закон не запретил. А уж качать можно вообще всё, что найдётся: ответственность потребителей нелегального контента не предусмотрена. Эксперты "Фонтанки"считают, что принята "гнилая и негодная процедура".

ПоделитьсяПоделиться

Так называемый "антипиратский" закон, который Дума приняла в пятницу сразу во втором и третьем чтениях, предоставляет правообладателям возможность заблокировать любой ресурс из-за одной ссылки на фильм. При этом размещать "пиратские" книги, музыку или софт закон не запретил. А уж качать можно вообще всё, что найдётся: ответственность потребителей нелегального контента не предусмотрена.

Механизм защиты авторских прав, предусмотренный новым законом, если коротко, - следующий. Обнаружив в Интернете страницу со ссылкой для скачивания кино- или телефильма, размещённой без разрешения, правообладатель жалуется в Роскомнадзор и подаёт заявление в Мосгорсуд. В течение суток суд выносит определение, по которому Роскомнадзор может требовать от провайдера прекращения передачи незаконно размещённой информации, а в случае неповиновения – блокировки всего ресурса. И для этого не требуется решения суда, доказавшего, что права на интеллектуальную собственность были нарушены. У того, кто считает себя правообладателем, есть ещё 2 недели на подачу иска, и всё это время, а потом – до окончания судебного процесса, сайт будет заблокирован.

Если потом выяснится, что правообладатель был неправ, владелец ресурса вправе требовать компенсации ущерба. Но именно потом.

Эта возможность досудебной блокировки сайтов была главной, хоть и не единственной претензией к закону со стороны специалистов в области интернета. В компании Яндекс разработали поправки к законопроекту. Их авторы, в частности, отмечали, что провайдер технически не может прекратить передачу какого-то конкретного материала. Они предложили механизм, по которому правообладатели сами жалуются на пиратские ссылки провайдерам, а те уже обеспечивают соблюдение закона. Нечто подобное недавно начала делать сеть ВКонтакте, открывшая охоту на пиратскую музыку. Кроме того, авторы поправок отмечали, что ущерб от блокировки целого ресурса может быть несопоставим по размерам с ущербом, нанесённым отдельно взятому правообладателю, чьи права ещё вообще-то не доказаны, и  материальная стоимость этих прав ещё неизвестна. Пострадавшими, замечали авторы поправок, могут стать и третьи лица, не имеющие отношения ни к пиратской ссылке, ни к владельцу интеллектуальной собственности.

– Любой человек может сказать: это я снял "Войну и мир" Бондарчука, пожалуйста, заблокируйте мне Youtube, – соглашается с этим интернет-специалист Антон Носик. – Ну а суд уже через 15 дней или когда там ещё будет что-то доказывать. Это гнилая и негодная процедура.

Но у депутатов были свои поправки. Над ними в Думе трудились неделю. Что касается досудебной блокировки, то тут изменения были, в основном, "косметические", а суть осталась прежней: фактически за всё несёт ответственность не тот, кто выложил пиратский контент, и не тот, кто его скачал, а интернет-площадка, на которой была выложена ссылка.

– В разные исторические эпохи оккупационные войска захватывали заложников, и если местное население плохо себя вело, то заложников расстреливали, – такое сравнение для тактики депутатов нашёл Антон Носик. – Побеждать надо тех, кто нарушает твои права, а не какое-то третье лицо, которое к нарушению не причастно.

Претензии к интернет-площадке он сравнил с претензиями, которые можно предъявить к собачьей площадке за поведение "размещённых на ней собак".

– Это всё равно, что считать, будто собачья площадка размещает у себя собак, – заметил он. – Можно, конечно,  найти собственника площадки и судиться с ним из-за того, что собаки кого-то покусали. Вообще-то претензии лучше адресовать владельцу собаки. Но его трудно поймать. Поэтому будем наказывать того, кто законопослушен.

В компании Яндекс принятый в итоге документ оценили жёстко: "его окончательная версия ещё хуже, чем промежуточные". Специалисты отметили, расплывчатость формулировок позволяет применять их "к кому угодно – к поисковым системам, к добросовестным ресурсам и просто к людям".

"В такой редакции законопроект направлен против логики функционирования интернета и ударит абсолютно по всем – даже не только по пользователям интернета и владельцам сайтов, но и по самим правообладателям, – написали представители Яндекса в корпоративном блоге. – Выбранный способ регулирования борется не с пиратами, а с интернетом, это все равно, что навсегда закрывать магистраль, на которой произошла одна авария".

Добавим, что 18 июня сенатор Совета Федерации от Архангельской области Константин Добрынин внес на обсуждение Думы свои поправки к законопроекту, которые фактически нивелировали все предлагаемые депутатами новшества и возвращали борьбу с пиратством на правовые рельсы.

"Пытаясь его (пиратство. - Прим. ред.) победить, походя нарушаем принцип гражданского судопроизводства и по вопросам подсудности, и по вопросам подведомственности, ломаем сам территориальный принцип организации судебной системы и этим ограничиваем права граждан на судебную защиту и на доступ к правосудию. А обеспечительные меры без искового заявления - это вообще хит правового сезона-2013", - заявил тогда зампредседателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, однако, судя по результатам пятничного заседания Думы, народные избранники не услышали Добрынина.

Кино и всё остальное

Вместе с тем в принятом документе по сравнению с первой редакцией есть большое изменение: защиту авторских прав в Интернете он распространяет только на кино- и телефильмы. О музыке и книгах депутаты пообещали подумать осенью, после каникул.

Законопроект в его первоначальном виде внесли в Госдуму кинорежиссёр Владимир Бортко, киноактрисы Елена Драпеко и Мария Кожевникова и оперная певица Мария Максакова. В их редакции речь шла о защите "интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях". В одной из статей понятие об объекте авторского права было сужено до "аудиовизуальных произведений и (или) фонограмм". Думский комитет по культуре во главе с режиссёром Станиславом Говорухиным указал на недочёт: "Это неоправданно сужает сферу пресечения пиратской деятельности", – сказано в заключении комитета, рекомендовавшего распространить защиту на "книги, статьи, фотографии и иные объекты авторских прав".

В итоге думское большинство "сузило сферу" до одного кино. Ко второму чтению речь уже шла только о защите  "прав на кинофильмы, телефильмы". Авторы закона, связанные как раз с киноиндустрией, вовсе не обрадовались.

– Естественно, я - за включение в закон всех объектов интеллектуального права! – заявил "Фонтанке" Владимир Бортко.

Композитор и кинопродюсер Андрей Сигле считает, что "разделять интеллектуальную собственность на кино и на всё остальное – абсолютно неправильно". Музыканты, по его словам, тоже несут большие потери: стоимость некоторых клипов превышает стоимость полнометражных фильмов.

– Почему мы одно признаём за воровство, а другое – нет? – удивился он.

Впрочем, музыкальный продюсер Олег Грабко знает случаи, когда музыкантам важнее, чтобы их просто услышали.

– Сергей Курёхин в своё время сказал: меня пиратят, значит, я популярен, – вспомнил он.

По словам писателя Андрея Кивинова, его коллеги по литературному цеху давно просят защитить их права. Но – безрезультатно.

– Несколько лет назад группа писателей обращалась к президенту Медведеву с просьбой принять антипиратский закон, – рассказывает Кивинов. – Потом я читал в Интернете комментарии: ни одного слова от пользователей в поддержку писателей. Общий смысл был такой: мы все – зажравшиеся богачи, которые не хотят делиться с народом.

Поэтому, считает он, музыку и кино "отсеяли" из закона, чтобы не злить общество. Оно и без того неспокойно.

И только кинодеятели знают, почему Дума так скоропалительно решила защитить именно их. Ведь законопроект был внесён 6 июня, а принят в окончательной редакции уже 21-го числа.

Кинокритик Даниил Дондурей напомнил "Фонтанке" хронологию событий: 24 мая в Сочи президент провёл совещание по развитию российского кинематографа и очень много говорил про пиратство. Закон в Думу был внесён 6 июня. Депутаты, получается, "взяли под козырёк" и приняли закон в трёх чтениях за 3 недели. При этом из его первой версии было выхолощено всё, о чём президент в Сочи не говорил.

– Для всех структур власти в нашей стране единственный приоритет – воля президента, – замечает Даниил Дондурей. – Для музыки и литературы таких лоббистов просто не нашлось.

Похожее объяснение даёт и один из авторов закона Владимир Бортко.

– Официальная причина – невозможность отследить в интернете нелегальные музыку и книги, но это, по-моему, полная ерунда! – заявил он "Фонтанке". – Просто есть слишком много сил, которые этому закону препятствуют. И если - про кино, то тут они сделать ничего не могут, потому что инициатива исходит от президента. А о музыке или писателях президент ничего не говорил.

Пиратство как таблетка от жадности

Даниил Дондурей согласен, что пиратство – это воровство, и киноиндустрия от него страдает. Но не в пиратстве, говорит кинокритик, причина убыточности нашего кино.

– Российское кино тотально убыточно, но, конечно, не из-за пиратов, а из-за неумения построить индустрию, – считает он. – Из-за неумения работать с кинотеатрами. Вся культура кинопоказа в России больна, она устроена так, что деньги не могут возвращаться.

Интернет-специалисты предрекают: принятый закон кино от пиратов не защитит. Однажды известный торрент-трекер блокировали – и он тут же переехал на другой адрес.

– Никакая блокировка по своей скорости не может сравниться с переносом блокируемого контента на другой ресурс, – говорит Антон Носик. – Они просто будут переезжать.

Между тем в Интернете есть множество ресурсов, где можно скачать кино, музыку, книгу за относительно небольшие деньги вполне легально. Правообладатели при этом получают свои отчисления благодаря, например, рекламе.

– Очень много есть площадок, которые умеют монетизировать контент, выставленный бесплатно, – говорит Носик. – Например – Youtube, куда телеканалы сами отнесли на блюдечке весь свой контент, чтобы собирать деньги за просмотр роликов. Есть такая площадка - Яндекс.Музыка, вы можете что угодно прослушивать совершенно бесплатно.

Пиратство, уверен он, будет исчезать само – по мере падения аппетитов правообладателей.

– Существует такая цена объекта авторского права, при которой пиратство становится экономически бессмысленным, – считает Антон Носик. – Она существует для любого объекта авторского права – для книжки, фильма, музыкального произведения. Есть цена, по которой купят и студент, и старушка. Если правообладатель не готов продавать по такой цене, значит, его предложение неликвидно. И пиратство вырастает из его жадности.

Ирина Тумакова,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
close