18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
14:07 22.09.2018

Третий этаж Эрмитажа: когда исправление ошибки хуже ошибки

Министерство культуры устроило публичное обсуждение взорвавшего музейный мир проекта воссоздания Музея нового западного искусства. Эксперты сошлись во мнении – коллекция должна быть неделимой. Исправление сделанной в свое время ошибки может оказаться хуже самой ошибки, высказал свое личное мнение глава минкульта Владимир Мединский.

Третий этаж Эрмитажа: когда исправление ошибки хуже ошибки

Министерство культуры устроило публичное обсуждение взорвавшего музейный мир проекта воссоздания Музея нового западного искусства. Идея предполагает изъятие части коллекции Эрмитажа. Речь идет о столь любимом горожанами его третьем этаже. Эксперты, выступавшие перед чиновниками и представителями культурного сообщества, сошлись во мнении – коллекция должна быть неделимой. Исправление сделанной в свое время ошибки может оказаться хуже самой ошибки, высказал свое личное мнение министр культуры Владимир Мединский. Официальное мнение он предпочел пока не озвучивать.

Заседание экспертного совета Минкульта, посвященное воссозданию Музея нового современного искусства в Москве, не было драматичным и эмоциональным, но длилось чуть больше 2 часов. Несмотря на то, что автор идеи разделения коллекции Эрмитажа Ирина Антонова, директор ГМНЗИ имени Пушкина (свою мысль она высказала во время «прямой линии» с президентом России Владимиром Путиным 25 апреля), обвинила чиновников в предвзятости, слово для выступлений готовы были предложить всем желающим.

Начали с вопросов к директорам спорящих музеев – Михаилу Пиотровскому и Ирине Антоновой. Правда, большинство было адресовано все же директору ГМНЗИ имени Пушкина. «Дело в том, что подобные передачи были возможны на протяжении ряда лет советской власти и нанесли непоправимый вред музейному делу. 54-й федеральный закон сейчас говорит о том, что музейная коллекция является неделимой. Как вы собираетесь это обстоятельство преодолеть?» - начал заведующий лабораторией музейного проектирования Российского института культурологии Алексей Лебедев.

«Закон, который процитирован, – о неделимости коллекции. Я предлагаю объединить две части коллекции. Объединить разрозненный, замечательный музей России», - парировала Ирина Антонова.

Дальше директор московского Музея имени Пушкина будет говорить о репрессиях. О том, что реабилитировали «не вообще», а конкретных людей. Вот и ее идея касается одного учреждения культуры, которое «было изничтожено за убеждения». Воссоздать его нужно, по мнению госпожи Антоновой, для того, чтобы не было дальнейшего произвола.

Что любопытно, по словам директора ГМНЗИ имени Пушкина, в ее ведомстве были уверены – работа по воссозданию Музея нового современного искусства будет вестись совместно с Государственным Эрмитажем. То есть Петербург… добровольно отдаст часть своей коллекции в Москву.

Михаилу Пиотровскому задали лишь два вопроса. Основной – как решить проблему невозможности показать большинство экспонатов, находящих в хранилищах музеев публике. «То, о чем идет речь, всегда выставляется, - начал директор Эрмитажа. – Проблему можно решить. Это делается большими выставками, центрами Эрмитажа, открывающимися по всей стране. В XXI веке существует множество способов совместного использования коллекций, над этим нужно работать».

Ответами на вопросы Ирина Антонова, судя по всему, не убедила присутствовавших. По крайней мере, с высокой трибуны не было произнесено ни одного слова в защиту идеи маститой московской музейщицы. Самым популярным термином дня стала «реституция» (восстановление в прежнем имущественном или правовом положении. – Прим. ред.). Большинство экспертов высказали опасения в том, что исполнение замысла Антоновой станет толчком к дальнейшему изъятию коллекций по всей стране.

«Мне за время работы четыре раза пришлось отдавать вещи из коллекции по распоряжению высшей власти. Это тяжелый процесс, который бьет по авторитету руководителя. Получается, ты должен защитить коллекцию, а не можешь этого сделать. Если мы говорим об Эрмитаже и Музее Пушкина, то речь идет о 600 полотнах. Сюда сразу включится и Третьяковская галерея, и ряд других музеев, где хранятся эти экспонаты», - заявил директор Государственного исторического музея Алексей Левыкин.

Заведующий кафедрой всеобщей истории искусства МГУ Иван Тучков добавляет: при объединении коллекций петербургский музей выживает, а вот московский очевидно потеряет свое лицо.

«Я не могу согласиться со сравнением реабилитации людей и музея. Это разные вещи. Когда реабилитировали Иванова, на его место не сажали Петрова. Мы забываем еще один важный аспект сложившейся ситуации. Мы видим, что локально культурная проблема стремительно сместилась в политико-психологическую область, - добавил главный редактор журнала «Звезда» Яков Гордин. - Надо представлять себе, какое воздействие на наше и без того растерянное общественное сознание окажет перемещение коллекции. Эрмитаж — это за десятилетия сложившаяся органичная, цельная культурная система мирового уровня. И эту цельную и органичную систему фактически нам предлагают разрушить. Как это отзовется в умах думающей части общества? Если можно взять целый этаж великого музея и передвинуть его на 800 километров, что тогда нельзя? Мы, таким образом, вступаем на очень опасную почву».

Ведущий научный сотрудник Эрмитажа, советник Михаила Пиотровского Юлия Кантор не остановилась на достигнутом и заявила о политике «умолчания», ведущейся ГМНЗИ имени Пушкина. В частности, по ее мнению, руководство музея несправедливо замалчивает факт обращения руководства Музея нового современного искусства к Маленкову с просьбой расформировать культурное учреждение.

Возмущенная Ирина Антонова в ответ заявила, что это было сделано для спасения коллекции. «Тот же Маленков закрывает в 1948 году Ленинградский музей обороны и блокады. 50 процентов экспонатов были преданы уничтожению. Оставшиеся пополнили другие музеи. Музей воссоздавался на созидательной основе. Мы готовы поделиться этим опытом», - добавляет Юлия Кантор.

В защиту неделимости Эрмитажа звучит хор голосов. «Давайте жить по законам, а не по понятиям. Это шедевр музейной мысли, зачем мы этого будем лишать мой, наш, общий Эрмитаж», - высказал свое мнение заведующий лабораторией музейного проектирования Российского института культурологи Алексей Лебедев.

Что любопытно, до сих пор глава Петербурга Георгий Полтавченко открыто не высказывал свою позицию по поводу передачи части коллекции Эрмитажа в Москву. Его письмо поддержки Михаилу Пиотровскому (http://gov.spb.ru/static/writable/ckeditor/uploads/2013/05/21/1_.jpg) пришлось как раз на день заседания экспертного совета Минкульта. «Третий этаж Эрмитажа - это гордость Петербурга. Трудно переоценить заслугу музея в том, что это искусство, ценность которого во время ликвидации музея западного искусства была неочевидна, было извлечено из заточения и достойно представлено в Эрмитаже», - говорится в обращении.

Закрывал экспертный совет министр культуры России Владимир Мединский. Выслушав все «за» и «против», чиновник с официальными выводами не спешил. Так же как не стал спешить с оценкой высказанных предложений. Например, о воссоздании Музея нового современного искусства, но на созидательной основе. Однако глава профильного ведомства заявил, что расформирование музея в 1948 году было ошибкой. «Но исправление ошибки может стать еще большей ошибкой», - добавил Владимир Мединский и пообещал не тянуть с заключением. Судьба третьего этажа Эрмитажа должна быть решена до конца мая.

Мария Цыганкова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...