18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
04:32 20.09.2018

Мария Кожевникова: «С Колей Валуевым мы стали Дедом Морозом и Снегурочкой в детском доме…»

Со спортсменкой (она мастер спорта по художественной гимнастике), депутатом ГосДумы и просто красавицей мы встретились на недавней петербургской премьере приключенческой комедии «Сокровища ОК», где Маша сыграла крутую американку-агента спецслужб. А кто не помнит ее блондинку Аллочку из сериала «Универ»! Между тем, в обычной жизни 28-летняя Мария Александровна Кожевникова совсем другой человек. Серьезная, сосредоточенная, при этом не теряющая обаяния и доброжелательности, готовая придти на помощь даже незнакомым людям.

Мария Кожевникова: «С Колей Валуевым мы стали Дедом Морозом и Снегурочкой в детском доме…»

Со спортсменкой (она мастер спорта по художественной гимнастике), депутатом и просто красавицей мы встретились на недавней петербургской премьере приключенческой комедии «Сокровища ОК», где Маша сыграла крутую американку-агента спецслужб. А кто не помнит ее блондинку Аллочку из сериала «Универ»! Между тем, в обычной жизни 28-летняя Мария Александровна Кожевникова совсем другой человек. Серьезная, сосредоточенная, при этом не теряющая обаяния и доброжелательности, готовая придти на помощь даже незнакомым людям. На ее сайте есть специальный раздел «Благотворительность», и добрые дела Маша начала делать задолго до своего избрания депутатом Государственной Думы.

- Мария Александровна, как вы пришли к мысли заниматься благотворительностью? Это же не входит в круг депутатских обязанностей…

- Наверное, слово «пришла» тут не подходит. Мне посчастливилось жить в Западной Европе, так как мой отец Александр Кожевников, заслуженный мастер спорта, двукратный олимпийский чемпион по хоккею, после России играл в зарубежных командах. На Западе добрым делам «обучают» с детства: помню, как в детском садике давали задание, что нам нужно в субботу-воскресенье поработать дома, что-то помыть, помочь маме, а за это полагалась какая-то сумма, как правило, чисто символическая. Российская педагогическая наука вряд ли бы одобрила такое материальное поощрение, но нам была не важна сумма, а просто приятен сам факт того, что ты уже что-то зарабатываешь и что-то отдаешь… Нам объясняли, что важно беречь свои игрушки и вещи не просто так, а чтобы, когда подрастешь, не выбрасывать их, а собрать и отдать тем, кто нуждается. Такие моменты в детстве ребенок как губка впитывает!

Поэтому я не хвалю себя: «Какая ты молодец, что занимаешься благотворительностью!» и не ведусь на такие комплименты, а просто считаю это нормой, как и в Западной Европе все считают. И мне очень хочется, чтобы эта норма прижилась и у нас, чтобы и нашим детям такое отношение к окружающим, особенно тем, кому сегодня плохо, закладывали с малых лет. Ведь если у тебя есть что-то больше, чем у других, то этим надо делиться, особенно если разговор идет о здоровье, о пожилых людях и детях.

Мы с моей мамой (Маргарита Кожевникова, преподаватель английского языка, теперь постоянно сопровождает дочь в ее поездках, приехала она и в Петербург. – Прим. М.С.) часто бываем в детских домах, клиниках, интернатах, приютах. И не только сейчас, когда стала депутатом - я и раньше там часто бывала. Когда я смотрю на все это, мне очень тяжело морально. Я верующий человек, и иногда задаю такие трудные вопросы: «Почему? За что?», ведь дети до семи лет еще ангелы. За что им такие тяжелейшие испытания, которые даже взрослому было бы тяжело пережить, а этим маленьким ангелам, приходится проходить через такое? Но даже не находя ответа, я понимаю, что грех поддаваться отчаянию и унынию, потому что во многих случаях в моих силах как-то помочь, облегчить участь тех, кто страдает, а также привлечь внимание других людей.

- У вас есть свой подшефный детский дом?

- У меня в попечительстве детский дом в поселке Зеленоградский Пушкинского района Московской области, но куда бы я ни приезжала – по депутатским делам, на гастроли, на театральные или кинофестивали, стараюсь посетить детские дома. И в Петербурге, когда весной приезжала с премьерой спектакля «Вероника решает умереть», была в детском доме… «Мой» же детский дом находится не в центре Москвы, а на 60-м километре по Ярославскому шоссе. Я давно поняла, что если хочешь реально помочь, то лучше всего обратить свое внимание на детские дома в области, потому что, как правило, в Москве, Петербурге и других крупных городах с детскими домами ситуация сегодня достаточно стабильная, иногда даже лучше, чем можно подумать. Благо, сейчас государство обеспечивает детские дома достаточно хорошо, могу это подтвердить, потому что много езжу по стране, смотрю, что и как. Вот недавно была в Екатеринбурге, Челябинске, Казани… И это не просто депутатские смотрины, когда все напоказ. У меня глаз наметанный: как бы детей ни причесывали, ни наряжали, на самом деле, все равно видно, какие стены, в каких условия дети живут. За день до приезда гостей ремонт не сделаешь, жизненный уклад не поменяешь…

- Далеко не всем обычным людям нравятся, когда звезды явно напоказ, под присмотром телекамер и журналистов, занимаются благотворительностью…

- У меня бы язык не повернулся сказать, что Николай Валуев в Новый год поехал в 39-й детский дом, где стал Дедом Морозом, чтобы попиариться. Я была его Снегурочкой и видела, как это самому Коле нравилось, он радовался как ребенок, не меньше воспитанников детского дома… Спасибо тебе, Коля! Я видела, с какой радостью и готовностью многие артисты разных поколений (Лев Лещенко, Диана Гурцкая, Доменик Джокер, Вадим Галыгин) откликнулись прошлой осенью на мою просьбу выступить в благотворительном концерте для многодетных и малообеспеченных семей, который мы посвятили Всемирному Дню ребенка и Международному Дню матери…

Если кому-то кажется, что артисты только и хотят на добрых делах пиариться, что тут не все чисто, не правы. Это же общемировая практика. Многие звезды искусства, политики, общественной жизни, науки за рубежом занимаются этим, пишут об этом, рассказывают, чтобы другие люди тоже пошли за ними. У них огромная аудитория, зачастую их поклонники совсем молодые люди – а ведь не только дурной, но и умный пример заразителен. У меня достаточное количество фолловеров в социальных сетях, и когда я пишу о том, куда еду, что делаю, то многие стараются сделать то же самое. Мне присылают сообщения: «Знаете, мы тоже поедем в детский дом», «Мы тоже собрали вещи для детей», «Спасибо вам за пример». Пишут обычные люди, нет у них больших денег, но зачастую детишкам из детских домов это и не надо, для них важнее общение, новые друзья, социум. К великому сожалению, в российских детских домах большинство детей – это социальные сироты (их родители лишены родительских прав). Но как будто вместе с правами родителей лишают и памяти, совести, милосердия! Они не навещают своих детей, не звонят даже в день рождения. Это ужасно, это боль всего нашего общества.

- А своего благотворительного фонда у вас нет?

- Пока нет, но я сейчас думаю об этом, хотя понимаю, какая большая ответственность, какая дополнительная нагрузка. У меня сейчас в Государственной Думе очень много работы, на остальное времени в обрез, в театре играю редко, кино вообще забросила, для меня оно ушло на сотый или тысячный план. Снимаюсь в одном фильме в год.

- Но если верить киносайтам, у вас уже полсотни картин в фильмографии!

- Я же начинала с массовки… Не было у меня беззаботной киноюности, мой путь в искусство был тернист (улыбается). Вот сайты сообщают, что я снялась в фильме «Слуга государев», а я там снималась в массовке, которую потом из фильма вырезали. А главные роли пришли тогда, когда я уже была готова руки опустить… Я об этом часто рассказываю ребятам из детских домов, когда они спрашивают: как попасть в кино, на сцену, как стать звездой? Говорю: руки не опускать ни при каких обстоятельствах! И не только на киноплощадке, а вообще в жизни. Детишкам все интересно: «Почему Аллочка из «Универа» ушла?», «Когда можно начать мечтать о славе?», «Хотите ли вы завести ребенка?», «Натуральный ли у вас цвет волос»? И получается у нас не творческий вечер, а дружеская беседа. Я перестаю быть для них какой-то гостьей с планеты ТВ, мы быстро находим общий язык. Если соберусь все-таки сделать свой фонд, то, наверное, сосредоточусь на работе с детскими домами в отдаленных районах, особенно с теми, воспитанники которых нуждаются еще и в лечении.

- Может быть, имеет смысл сосредоточиться на каком-то одном заболевании? Вот Ксения Раппопорт участвовала в проектах различных благотворительных фондов, а потом нашла себя в фонде «Дети БЭЛА», стала членом его попечительского совета, помогает «детям-бабочкам», страдающих тяжелым генетическим заболеванием - буллезным эпидермолизом…

- Я участвовала в проектах фонда «Дети БЭЛА», и могу сказать, что Ксения - большая-большая молодец. Как она переживает, как заинтересованно приглашает коллег поучаствовать в проектах. Многие про эту болезнь - буллезный эпидермолиз – раньше не знали, и с помощью Ксении Раппопорт и ее коллег о «детях-бабочках» узнали широкие массы, Министерство здравоохранения зашевелилось, включив в список редких заболеваний. А ведь действительно многие дети в Европе с этой болезнью живут, вырастают, даже семьи свои создают. Прошлой весной после звонка Ксении я постаралась привлечь представителей и глав Департаментов Москвы, ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения), НИИ Педиатрии, а также спонсоров, чтобы помочь больным детям пройти лечение в Германии. Там есть специалисты и необходимые знания, о том, как поддерживать жизнь таких деток.

Ко мне обращаются со своими проблемами со всей России, и совершенно по разным поводам, и я думаю, как помочь. Денег мне на добрые дела не жалко... Но что я могу одна? Поэтому стараюсь напрячь своих друзей, знакомых, кидаю клич: «Помогите!» И очень многие отзываются, помогают, чем могут, дают деньги. Зачастую даже не самые богатые, а просто люди совестливые, милосердные, те, кто способен чужую беду принять как свою.

- Почему так получается, что благотворительность в России стала «уделом» молодых актрис? Я могу назвать два десятка женских имен, кто занимается этим страстно и серьезно, и с трудом наберу пять-шесть мужских…

- Женщины ведь эмоциональны сами по себе. Я в Государственной Думе заметила серьезное отличие – мужчины, прагматики, они говорят цифрами, статистикой, но при этой статистике легко потерять людей, потому что у них могут быть разные беды. А женщины даже с трибуны Госдумы больше говорят об этом. Жалко, нас в Думе мало! Но мы стараемся держаться вместе… И в благотворительных проектах я часто сотрудничаю с Леной Драпеко, хотя она из другой партии. Но в добрых делах «партийность» - это не критерий.

Михаил Садчиков, «Фонтанка.ру»
Фото Михаила Садчикова-младшего

 

 

Мария Кожевникова: «С Колей Валуевым мы стали Дедом Морозом и Снегурочкой в детском доме…»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...