18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
16:15 23.09.2018

Тутанхамон, или Правосудие по-египетски

Лох - как известно, это судьба. Но именно благодаря ей, нам повезло увидеть египетское правосудие в действии. Злосчастные магнитики, которыми всяк выезжающий за рубеж считает долгом увесить холодильники своих знакомых, привели меня с подругой в каирский отдел полиции. При наблюдении за местными правоохранителями сознание непатриотично рисовало картину того, что наверняка было бы с нами в родном 78-м отделе, случись подобное в Питере.

Тутанхамон, или Правосудие по-египетски

Лох, как известно, - это судьба. Но именно благодаря ей нам повезло увидеть египетское правосудие в действии. Злосчастные магнитики, которыми всяк выезжающий за рубеж считает долгом увесить холодильники своих знакомых, привели меня с подругой в каирский отдел полиции. При наблюдении за местными правоохранителями сознание непатриотично рисовало картину того, что наверняка было бы с нами в родном 78-м отделе, случись подобное в Питере.

- Привези мне из Египта магнитик.
- Да, и мне тоже.

Нецензурное словечко удержало только одинаковое выражение голубых глаз, которыми смотрели на меня офицеры нежно любимой пресс-службы.

- Привезу, - подписалась я под увлекательным приключением.

Об обещании вспомнила только на пятый день отпуска. В Каире. В столицу Египта мы ехали всю ночь на автобусе. Уже первая чашка не самого плохого кофе на грязнющей заправке говорила о непростом дне - к обеду обещало быть не меньше 45 градусов.

Потом была пытка Национальным музеем с обязательной в программе золотой маской Тутанхамона, далее сквозь пробку 22-миллионного города к прогулке по Нилу на чем-то смутно напоминающем лодку, и обед в не спасаемой водой духоте.

Когда к трем часам пополудни нас выгрузили в районе Гизы, глаза б мои этих пирамид не видели. Но не пропадать же фотоаппарату зазря. Следующие полчаса мы героически скалили зубы под палящим солнцем на фоне торжества египетской архитектуры. Ситуацию осложняли многочисленные торговцы, пытающиеся втюхать свою сувенирку.

- Маша, у меня что, лицо такое? Почему они только ко мне пристают? - ныла я по дороге к Сфинксу...

- Христа ради отвяжись, - вдруг взбурлила во мне генетическая память.

Отработав номер у безносой знаменитости, мы почти бегом бежали к автобусу.

"Магнитики!" - парализовало меня у одного из лотков.

Почуяв, как жертва сама идет в руки, негроидного вида кучерявый египтянин стал нахваливать свой товар.

- Тутанхамон! Рамзес! - придавал он весу побрякушкам.

Сговорились на трех магнитах за 50 фунтов. Игнорируя все наставления гида не давать в руки деньги, моя Маша смело протянула торговцу сотню.  Вручая ей две купюры по 25 фунтов, паршивец тараторил о том, что неземная красота Маруси позволит ей стать хорошей женой, и просился в мужья. Под конец вручил еще двух магнитных верблюдов - подарок.

Вяло хихикая над инклюзив-ухаживаниями, мы доплелись до автобуса. И дернул же черт Машу спросить у нашего гида: "А разве существуют 25 фунтов одной бумажкой?"

Ответ мы поняли по лицу Самуэля.

- Вы запомнили, кто вам это дал? Пошли, - повел он нас обратно в пекло.

По дороге заглянули в отдел полиции - белая каменная будка метров примерно 10 на 15. Настроение начало стремительно улучшаться.  У опорного пункта каирского разлива стоял красавец полицейский: в белоснежной форме и с усами.

Невозмутимо выслушав нашего Самуэля, он позвал мужчину в трениках и полосатой футболке. Гид протянул ему фантики.

"Видимо, смотрящий по торговцам", - решили мы, корча гримасы, чтобы не выглядеть довольными, и идя следом за египтянином. Самуэль шел рядом. В отличие от нас, выглядел он напряженно.

- Вот он! - заорали  мы в голос, указывая на злодея, который уже складывал свой скарб в коробки.

Далее последовала, как говорится, непередаваемая игра слов. Смотрящий и обманщик кричали друг на друга, размахивая руками. Старший явно приказывал молодому пойти с ним, тот столь же явно упирался. Тем не менее по полшага вся наша процессия приближалась к выходу с импровизированного рынка.

- Что происходит? - не выдержала тарабарщины Маша.
- Тихо, Маруся. Все, что могли, мы уже сделали, теперь пусть мужчины разбираются.
- Он говорит, что дал вам 50 фунтов одной купюрой, - пояснил все-таки Самуэль.

По дороге к нам то и дело присоединялись другие торговцы и, судя по всему, уговаривали афериста не упрямиться и вернуть награбленное. Когда вся ватага зашла в полицейскую будку, мы прижались к дверям, чтобы хоть как-то спастись от назойливого: "Кошка! Ван долларс!"

Через пару минут дверь, за которой не прекращались шум и гам, распахнулась. К нам вышел Самуэль.

- Им нужны ваши паспорта.

Дело запахло керосином. Нас завели внутрь, мы отдали документы, заодно сунули и несчастные магнитики. Все такой же невозмутимый полицейский (кажется, за все время он не произнес ни слова) глянул в паспорта и положил вместе с побрякушками на стол, где уже лежал ID злодея.

- Сейчас будем писать заявление, - пояснил Самуэль.

Приплыли. "Сейчас мы здесь застрянем..." - обреченно подумали мы и попытались вмешаться: - Может, бог с ним, там денег-то меньше 10 долларов.

Но процесс было не остановить. То и дело в участок врывались люди, что-то кричали, жестикуляция заменяла кондиционер. Стоит отметить, что наш паршивец был крепким орешком - ему бы в партизаны.

Лишь только мы смирились с тем, что из-за нас группа в 22 человека жарится в душном автобусе, в будку стремительно вошел пожилой мужчина в фиолетовом бедуинском платье. Его крик заглушил все остальные голоса. Протянув смотрящему мятые, но настоящие купюры, он импульсивно разорвал невесть как оказавшиеся у него наши фантики.

Смотрящий передал деньги полицейскому, тот хладнокровно вручил их Маше, следом протянул паспорта и уже пропитанные историей магнитики.

- Пойдем, - потянул к выходу нас ошарашенных Самуэль.
- Кто это был?
- Его отец.

Уходили из участка мы под нескончаемое "извините", которое нам произнес каждый из участников событий. Злодей остался в будке и не взглянул за это время на нас ни разу. Весь процесс египетского правосудия занял от силы 15 минут.

Уже по возвращении из Каира мы спросили гида: "А что ему теперь будет?"

- Его посадят.
- Но мы же не писали заявление, и нам все вернули.
- Это ничего не значит. Его посадят в тюрьму на три месяца, он заплатит штраф и, скорее всего, уже никогда не сможет торговать в этом месте.

Юлия Никитина,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...