5 лет строгого режима за лжепокушение

1853
архив: Фонтанка.ру
архив: Фонтанка.ру
ПоделитьсяПоделиться

К 5 годам лишения свободы приговорён основатель наркологической клиники «КредоМед», фигурант резонансного «дела санитаров» доктор Марат Дрейзин. Калининский районный суд признал его виновным в совершении абсолютно эксклюзивного для Петербурга преступления – в фальсификации покушения на самого себя и в попытке привлечь к реальной уголовной ответственности за организацию сфальсифицированного покушения мать их общего ребёнка бизнес-леди Елену Корзун.

Тяжкие последствия

Суд признал Марата Дрейзина виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 306 УК РФ («заведомо ложный донос о совершении преступления, соединенный с обвинением лица в совершении особо тяжкого преступления и с искусственным созданием доказательств обвинения, совершённый группой лиц по предварительному сговору») и статьёй 222-1 («незаконное перемещение оружия»). Его охранника Артёма Сковородникова суд признал виновным лишь по первому обвинению («оружие» ему не предъявлялось) и приговорил к 4 годам лишения свободы. Обоим предстоит отбывать наказание в колониях строгого режима.

Кроме того, судья Марина Максименко удовлетворила гражданский иск потерпевшей к Марату Дрейзину и Артему Сковородникову – им предстоит выплатить ей 600 000 и 400 000 рублей компенсации морального вреда соответственно.

Можно предположить: это уголовное дело закончилось таким строгим приговором в том числе и потому, что в результате действий Дрейзина и его охранника потерпевшая Елена Корзун около 4 месяцев провела в следственном изоляторе. Следственный комитет инициировал её арест сразу после лжепокушения – ей предъявили обвинение в организации покушения на Дрейзина и Сковородникова. Теперь, после приговора суда, понятно, что именно этого доктор Дрейзин и добивался. А в последний день судебного процесса, на прениях, он сделал весьма интересное заявление.

По словам подсудимого, следователь ГСУ СК РФ по Петербургу Анна Кошевая, в чьём производстве находилось дело, с самого первого дня знала, что покушение сфальсифицировано. Но она, по утверждения Дрейзина, предъявила обвинение Елене Корзун и инициировала её арест специально для того, чтобы потом «посадить» Дрейзина и Сковородникова, предоставив суду возможность ссылаться на наступившие в результате их действий тяжкие последствия. Ведь именно факт нахождения женщины около 4 месяцев в следственном изоляторе стал тем самым тяжким последствием, наступление которого позволило суду применить к подсудимым столь серьёзные наказания.

Абсолютно необоснованному, как теперь стало ясно, аресту Елена Корзун подверглась, когда её ребёнку было около полутора лет.

С высоко поднятой головой

Марат Дрейзин выслушал приговор молча, с высоко поднятой головой и каменным лицом. В принципе, он именно так и держался на процессе. На скамейке в отсеке для арестованных подсудимых его ни разу нельзя было увидеть в «позе скорби» - он сидел с высоко поднятой головой и презрительно кривил губы, особенно когда происходящее в зале судебного заседания касалось Елены Корзун и тем более когда показания давала она сама. В эти минуты доктор Дрейзин проявлял большую эмоциональность – крутил пальцем у виска и иногда даже отпускал в адрес женщины прямые или косвенные эпитеты. Они не выходили за рамки приличий, но вполне наглядно демонстрировали: своё отношение к потерпевшей доктор скрывать не собирался.

Это не мешало ему шутить с конвоиром, делать приветственные жесты и перешёптываться с приходившими в зал суда знакомыми. Кроме того, доктор ободряюще кивал и улыбался своей матери и периодически шептал ей:

- Я люблю тебя.

Впрочем, трудно сказать, насколько такое поведение соответствовало реальному душевному состоянию подсудимого. Периодически его внешний вид соответствовал фразеологизму «мрачнее тучи». Но даже в такие моменты Марат сидел с высоко поднятой головой.

Стоит добавить: он полностью признал свою вину, о чём неоднократно вспоминал вслух во время процесса.

Следователь Главного следственного управления СК РФ по Петербургу Анна Кошевая несколько месяцев назад сказала «Фонтанке», что Дрейзин, по её мнению, признал вину лишь с одной целью – чтобы поменьше времени провести в местах лишения свободы. Стараниями Кошевой доктор оказался на скамье подсудимых – в её производстве было уголовное дело, изначально возбуждённое по факту покушения на Марата Дрейзина и его охранника Артёма Сковородникова. Последний фигурировал в этом деле в качестве второго подсудимого, но, в отличие от Марата, приходил на судебные заседания сам, без конвоя.

Сработал на опережение

Признание вины вовсе не означает намерения сдаться – во всяком случае, для Марата Дрейзина. Его защиту организовал бывший следователь прокуратуры, а ныне адвокат Александр Мисанов. Тактика защиты соответствовала жизненной позиции подсудимого – нападение. В зал суда дважды приходили свидетели, которые рассказывали, как встречались с Еленой Корзун и как Елена просила их организовать уголовное преследование Марата Дрейзина или силовую акцию в отношении него, в результате которой он останется инвалидом.

Один свидетель так и сказал:

- Она хотела, чтобы Марат перестал быть ходячим…

Елена Корзун предсказуемо отрицала такие показания, но отрицала очень неумело. Она, например, могла подтвердить встречу с человеком, которого до этой встречи никогда не видела, но не могла объяснить, зачем она с ним встречалась. На вопрос же судьи Марины Максименко о содержании встречи Елена заявляла, будто бы этот человек предлагал ей свидание, но свидание не состоялось, потому что Елена узнала, что он женат. А этот человек тем временем стоял в зале судебного заседания и свидетельствовал о том, как женщина пыталась «заказать» ему Дрейзина.

Такая тактика защиты могла казаться эмоциональной лишь на первый взгляд. На самом деле Марат Дрейзин с помощью адвоката Мисанова пытался таким образом убедить судью Максименко в том, что следователь Анна Кошевая инкриминировала ему неправильный мотив. Он хотел показать, что действовал не из корыстных побуждений (у Марата Дрейзина и Елены Корзун был серьёзный конфликт из-за коммерческих помещений в бизнес-центре на проспекте Луначарского), а из соображений самозащиты. Сработал, так сказать, на опережение, когда узнал, что женщина пытается организовать нападение на него. Что там было на самом деле, мы, скорее всего, не узнаем никогда. Но это не мешает констатировать: в коммерческой части конфликта между сегодняшними подсудимым и потерпевшей правых не было – это сто процентов.

Простой пример: в мае 2011 года в отношении Елены Корзун было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 171.1 Уголовного кодекса («Фальсификация Единого государственного реестра юридических лиц»). По словам представляющего ее интересы адвоката Александра Цветкова, в конце 2012 года уголовное преследование Елены по данному делу было прекращено в связи с истечением сроков давности. Это не реабилитирующий признак, и Елена не стала возражать против прекращения расследования дела с такой формулировкой. Впрочем, на данном судебном процессе бизнес-конфликт между подсудимым и потерпевшей не исследовался – этому посвящены другие уголовные и арбитражные дела, которые описывать сейчас не имеет смысла. То, что происходило в Калининском районном суде под председательством судьи Марины Максименко, намного интереснее.

Отвёртка 9-го калибра

Суд решил, что в разгар конфликта из-за помещений бизнес-центра Марат Дрейзин решил инсценировать покушение на самого себя, обвинить в организации этого покушения Елену Корзун, чтобы нейтрализовать её путём перемещения в места лишения свободы силами правоохранительных органов минимум лет на 10.

Для этого, как решил суд, доктор Дрейзин приобрёл пистолет, с которым 16 августа 2011 года прибыл в парадную дома 31 на Тихорецком проспекте (по месту жительства). Рядом с ним был охранник Артём Сковородников, оба в бронежилетах. Наличие охраны и бронежилетов Дрейзин объяснил потом заблаговременно полученной информацией о покушении, которое якобы готовила на него Елена Корзун.

В парадной произошла стрельба, после которой прибывшим на место происшествия сотрудникам полиции доктор Дрейзин объяснил, что по ним открыл огонь киллер, скрывшийся благодаря оказанному ему активному сопротивлению с применением травматического оружия. Факт покушения изначально сомнений не вызывал: в предплечье Дрейзина находилась пуля, выпущенная из пистолета Макарова.

Марат официально обвинил в организации покушения Елену Корзун, которую по инициативе Следственного комитета арестовали. Ей было предъявлено обвинение в организации покушения на совершение преступления, предусмотренного пунктами «а» и «з» части 2 статьи 105 УК РФ («убийство двух или более лиц из корыстных побуждений»). Женщина провела в следственном изоляторе около 4 месяцев, а за это время следователь Анна Кошевая увидела ситуацию совсем в другом свете.

По словам Анны Кошевой, прежде всего доктора Дрейзина подвела установленная в подъезде дома видеокамера. По версии следствия, Марат знал о ней и поэтому специально пригласил статиста, который должен был в нужный момент зайти в подъезд и в нужный же момент из него выйти. А Дрейзин, по словам Кошевой, заявил потом следователю, будто узнал киллера: это, дескать, бывший охранник Елены Корзун.

Но вышла незадача: из записи видеокамеры следовало, что «киллер» зашёл в подъезд через 5 минут после Марата Дрейзина и его охранника. Настоящие киллеры поступают наоборот: приходят заранее и ждут жертву.

Кроме того, Анна Кошевая рассказала автору этих строк, что следствию удалось найти свидетеля, который, как опять же следует из видеозаписи, вошёл в подъезд сразу после того, как из него вышел «киллер». Свидетель дал сногсшибательные показания: мол, он сел в лифт и услышал выстрелы! Без ответа остался логичный вопрос: а кто же стрелял, если киллера в подъезде уже не было?

По словам следователя Кошевой, эти нестыковки произошли по банальной житейской причине — статиста не посвятили в специфику события, и он попросту на 5 минут опоздал. По мнению следователя, на месте происшествия на самом деле никто ни в кого не стрелял, кроме самого Марата Дрейзина, который несколько раз выстрелил из травматического пистолета, чтобы создать видимость активной самозащиты. Пули же в бронежилетах доктора и его охранника появились, по версии следствия, гораздо раньше, когда бронежилеты ещё не были надеты на героев этой истории.

Но более всего волнует воображение история появления пули в руке доктора Дрейзина. Следствие установило, что за некоторое время до покушения Артём Сковородников приобрёл отвёртку с крестообразным наконечником диаметром 10 миллиметров — под калибр 9-миллиметровой пули. По версии следствия, Марат обколол место будущего «ранения» ледокаином, после чего проколол себе предплечье этой отвёрткой и затолкал пулю в получившееся отверстие.

«Он не раскаялся…»

Елена Корзун заявила «Фонтанке»: "Я считаю, что он не раскаивается. Он ни разу не извинился ни передо мной, ни перед моей семьёй. Даже после неоднократного вопроса адвоката: «Вы раскаиваетесь в своём преступлении?» — он с большим трудом выдавил: «Да, я раскаиваюсь». Но при этом он начал сразу же оправдываться: мол, если бы я этого не сделал, тогда на меня было бы совершено покушение… Разве это раскаяние? В день вынесения приговора в Калининском же районном суде ещё не закончился гражданский процесс, в рамках которого Елена Корзун хочет лишить Марата Дрейзина родительских прав на их общего ребёнка.

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру»

Марат Дрейзин (по специальности - врач, владелец и руководитель наркологической клиники «КредоМед») - личность достаточно известная, с непростой судьбой. В середине прошлого десятилетия он стал одним из фигурантов нашумевшего «дела санитаров», в рамках которого к уголовной ответственности за серию тяжких преступлений были привлечены несколько бывших санитаров Городского патологоанатомического бюро во главе с бывшим старшим санитаром бюро Валерием Бурыкиным. В 2006 году Санкт-Петербургский городской суд, в частности, приговорил Марата Дрейзина к 4 годам лишения свободы за пособничество в убийстве и в «незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств в составе организованной группы». Судили Марата Дрейзина, в частности, за убийство бывшего начмеда городской наркологической больницы Ларисы Артюховской и нападение на бывшего главного нарколога Северо-Западного федерального округа Леонида Шпиленю. Артём Сковородников освободился из мест лишения свободы всего за несколько месяцев до момента совершения лжепокушения на него и Марата Дрейзина. Сковородников ранее привлекался к уголовной ответственности по статье 111 УК РФ («умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»). Он провёл в местах лишения свободы 9 лет по приговору суда.

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close