Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

12:59 19.07.2019

100 книг Владимира Путина: православие, самодержавие, Кер-оглы

Минобразования опубликовало список из 100 книг, рекомендованных школьникам для внеклассного чтения. Помимо проверенной временем классики детям предстоит изучать мемуары генерала Деникина, двухтомник «Россия. История успеха», калмыцкие, казахские и якутские эпосы. Процесс приобщения к литературе будет проходить добровольно-принудительно – на факультативах, кружках и семинарах. Что и не мудрено: к созданию «топ-100» приложил руку сам Владимир Путин и чиновники его администрации.

100 книг Владимира Путина: православие, самодержавие, Кер-оглы

Павел Кассин/Коммерсантъ

Минобразования опубликовало список из 100 книг, рекомендованных школьникам для внеклассного чтения. Помимо проверенной временем классики детям предстоит изучать мемуары генерала Деникина, двухтомник «Россия. История успеха», калмыцкие, казахские и якутские эпосы. Процесс приобщения к литературе будет проходить добровольно-принудительно – на факультативах, кружках и семинарах. Что и немудрено: к созданию «топ-100» приложил руку сам Владимир Путин и чиновники его администрации. «Фонтанка» узнала, почему в нежном возрасте все-таки лучше читать фантастику и приключения.

Список из 100 лучших книг, рекомендованных школьникам для внеклассного чтения, вывесило на своем сайте Минобразования 17 января. Год назад его предложил составить в одной из своих предвыборных статей тогда еще премьер Владимир Путин. «В некоторых ведущих американских университетах в 20-е гг. прошлого века сложилось движение за изучение западного культурного канона. Каждый уважающий себя студент должен был прочитать 100 книг по специально сформированному списку. Давайте проведем опрос наших культурных авторитетов и сформируем список 100 книг, которые должен будет прочитать каждый выпускник российской школы», - призвал национальный лидер.

Пожелание Путина было воплощено в жизнь, по российским меркам, молниеносно. Уже летом Минобрауки объявило конкурс ценой в 2 миллиона рублей, чтобы определить ведущую сотню книг.  Снизив цену до 480 тысяч, в нем выиграл СПбГУ. «На первом этапе мы проанализировали предложения, поступившие из регионов. В результате был составлен свод из 200 книг, наиболее часто упоминавшихся экспертами разных субъектов РФ. Он был опубликован на сайте СПбГУ с предложением проголосовать всем желающим. Позже документ согласовывался с Минобразования, Министерством культуры и администрацией президента», – отмечают сотрудники вуза.

Православие, самодержавие, народность

Реклама

Основу списка составила проверенная временем, но не вошедшая в школьную программу классика – например, вышедшие в лидеры интернет-голосования «Двенадцать стульев» Ильи Ильфа и Евгения Петрова, повесть «А зори здесь тихие» Бориса Васильева и роман Вениамина Каверина «Два капитана». Булгаков, Набоков, Бунин, Стругацкие, Распутин, Шукшин, Кир Булычев – тоже в тренде.

Впрочем, помимо «бесспорных» книг перечень отметился и несколькими, прямо скажем, неоднозначными произведениями. Ученикам средних школ предстоит углубиться в чтение «Трех речей» православного философа Ивана Ильина, книги «Россия. История успеха» современного публициста Александра Горянина. Она проанонсирована издателями как «нокаутирующий ответ авторам разной степени необразованности, которые наводнили рынок трактатами о "поражении России в третьей мировой войне"». Историческую часть продолжают «Очерки русской смуты» Антона Деникина, «От Руси к России» евразийца Льва Гумилева, «Император Александр III» историка Александра Боханова, переметнувшегося после краха СССР из лагеря убежденных марксистов к сторонникам монархии.

Поэзии в документе почти нет, но не стараниями университетских специалистов – а как объясняют в СПбГУ, из-за правок, внесенных администрацией президента. «Имена Андрея Вознесенского, Беллы Ахмадуллиной, Владимира Высоцкого, Булата Окуджавы и Николая Заболоцкого в последней версии не сохранились, – сетуют в вузе. – К некоторому недоумению нас привел и тот факт, что из бумаги исчезли произведения Александра Солженицына и Андрея Белого». Зато после правки приближенными первого лица проект увенчало целое ожерелье народных эпосов (в количестве 13 штук), как то: «Калевала», «Алпамыш» (распространен у казахов, узбеков, башкир), «Кер-оглы» (популярен на Ближнем Востоке и в Средней Азии), «Олонхо» (древнейшее сказание якутов), «Джангар» (калмыцкое повествование о стране счастья и благоденствия Бумбе и подвигах её богатырей).

«Согласование с органами власти превратилось в бурный политический процесс», - не скрывает руководитель проекта в СПбГУ, профессор Елена Казакова. И добавляет: не совсем понятно, правда, где дети возьмут те же «Джангар» и «Олонхо», ведь ни в магазинах, ни в библиотеках их не найти.

Читать добровольно-принудительно

Дальнейшая судьба списка пока точно неизвестна, но Минобрнауки уже обещало разослать «лучшую сотню» в регионы. В конце января могут появиться и методические рекомендации для учителей по работе с рейтингом. «Акцент будет сделан на дополнительное образование, занятия во второй половине дня – в рамках факультативов, кружков, студий. Будет много игр, рабочих тетрадей, дискуссий», – пояснила Елена Казакова.

Никаких тестирований, экзаменов не предполагается, обещают создатели проекта. Впрочем, опрошенные «Фонтанкой» эксперты уверены: как бы ни деликатничали федеральные чиновники, пытаясь приохотить школьников к литературе, каких бы списков ни составляли — удачных или провальных, — ничего хорошего из этого все равно не получится.

Реклама


«Детей нельзя заставлять читать. Я бы не хотел попасть ни в какой список для чтения, пусть даже внеклассного или самостоятельного, – улыбнулся, говоря с «Фонтанкой», писатель, создатель жанра «вредных советов» Григорий Остер. – Я бы предпочел, чтобы мои книги детям запрещали. Только тогда есть надежда, что их прочтут».

Еще один детский писатель, Михаил Яснов, обратил внимание не неоднородность представленной в проекте литературы. «С одной стороны, много достойных произведений. С другой – от десятка-полутора имен можно было бы спокойно избавиться. Мне трудно представить, что школьник потратит время на самостоятельное изучение, скажем, Боханова, Горянина, Мусы Джалиля, Габдуллы Тукая. Да и Николая Островского с Александром Фадеевым он читать не будет – при всем уважении к этим авторам, – считает писатель. –  Но дело даже не в этом. Я не понимаю, как представленный список корреспондирует со школьной программой, которая у нас неоднородна и в каждом районе и области отличается своими “педагогическими” ценностями. И если говорить глобально о литературе, а не о потребе, то где Тендряков и Улицкая, где "Колымские рассказы" Шаламова и "Жизнь и судьба" Гроссмана, где Платонов, Трифонов, Войнович, Голявкин, Битов, Валерий Попов, Юрий Коваль, Фридрих Горенштейн в этом документе?»

Писатель Андрей Константинов резюмирует: очень сложно сказать что-то против каждой отдельно взятой книги перечня, однако вместе они создают эклектичное впечатление. «Я не могу уловить общую логику списка. Возникает ощущение, что его составили, опираясь только на критерий вкусовщины. Например, под номером 11 в бумаге значатся книги Юрия Бондарева “Батальоны просят огня” и “Горячий снег”. Кто так решил? С моей точки зрения, бондаревский роман “Берег” – вещь гораздо более нужная для школьников, одна из самых романтических и трогательных в его творчестве». В перечне есть работа Боханова «Император Александр III», но нет Эдварда Радзинского с его «Александром II», есть Гиляровский, но нет  петербургских классиков-публицистов Михаила Пыляева и Владимира Михневича, перечисляет Константинов. «Очень много упущено из-за того, что в списке отсутствует зарубежная литература, например, “Карлсон” Астрид Линдгрен или “Три мушкетера” Александра Дюма. Какая детям разница, где была выпущена хорошая книжка?» - задается вопросом писатель. Он отмечает, что критически относится и к самой идее списка: «Нельзя руководствоваться принципом: я прочитал 100 книг, и теперь я умный. Подобными мыслями в свое время начали “болеть” американцы, но не им давать нам пример широкой эрудированности. Надо читать бесконечно и понимать, что ты не выпьешь никогда до дна эту чашу, что это процесс, который нельзя остановить», - заключает Константинов.

Литературный критик Никита Елисеев добавляет, что составление любых «списков избранного», за исключением школьной программы, – проблема, которая вообще не находится в компетенции государства. «Я как-нибудь разберусь сам, что моим детям читать – без их указки. Это вопрос не к чиновникам, а к каждой семье. Нельзя внедрять культуру с помощью клизмы, что есть признак тоталитарного государства», – резюмировал он.

С критиком солидарна и учительница русского языка и литературы Татьяна Иванова, прославившаяся после того, как отказалась фальсифицировать результаты выборов в Госдуму в декабре 2011 года: «В кружки и на факультативы по «списку Минобразования» детей, простите за грубость, придется затаскивать домкратом. Потому что появившийся вчера перечень для них неинтересен и неактуален. Патриотизм у нового поколения сложно воспитать книжками о войне, а толерантность – изучением народных эпосов. Школьники должны в свободное время читать то, что им нравится, – сказки, фантастику, приключения. Ведь у нас дети потому и не читают, что им слишком много навязывают в школе».

«Нужно самому читать на глазах детей и читать вместе с детьми, это эффективнее любого списка», – рекомендует прозаик и многодетный отец Захар Прилепин.

Еще один представитель литературно-критической общественности, Виктор Топоров, полагает, что громкий проект, скорее всего, просто «повиснет» мертвым грузом на сайте Минобра. «Хорошие учителя все равно изменят, скорректируют перечень под свой вкус. Впрочем, они и так дают воспитанникам достаточно материала для внеклассного чтения. Плохие же педагоги просто не смогут убедить детей читать что-то по составленным рекомендациям», – подчеркивает он. И добавляет: если ребенок все-таки ознакомится хотя бы со 100 книгами помимо программы – это плюс, поэтому идею списка нельзя назвать и совсем безнадежной.

Список 100 книг можно прочитать здесь:

Софья Вертипорох, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор