Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

02:10 21.06.2019

Город

24.09.2012 00:20

Искусство на клеточном уровне

Приставить Путину уши Зюганова, а Навальному – губы Немцова. Увидеть, как Дмитрий Медведев стирается с мозаики политической истории. Почувствовать себя частью клеточной культуры и заставить заговорить электрические лампочки. Все это можно сделать на фестивале «Современное искусство в традиционном музее», стартовавшем в Петербурге 22 сентября. «Фонтанка» оценила лучшие инсталляции и перформансы проекта.

Искусство на клеточном уровне

Приставить Путину уши Зюганова, а Навальному – губы Немцова. Увидеть, как Дмитрий Медведев стирается с мозаики политической истории. Почувствовать себя частью клеточной культуры и заставить заговорить электрические лампочки. Все это можно сделать на фестивале «Современное искусство в традиционном музее», стартовавшем в Петербурге 22 сентября. «Фонтанка» оценила лучшие инсталляции и перформансы проекта.


Смотреть в новом окне Илья Трусов

Искусство научное

Пять человек лежат на мягких пуфиках в комнате со светло-голубыми стенами. Под потолком закреплен круглый экран. Тишина. В кадре переливается зеленовато-коричневая слизь. Появляется изображение красной пипетки, которая то ли опрыскивает чем-то зрителей, то ли затягивает их внутрь. Почувствовать себя частью клеточной культуры в чашке Петри призывает инсталляция канадской художницы Тагни Дафф «Культура клеток: точка зрения».



Помещение, где люди превращаются в клеточную культуру – одна из комнат музея-квартиры академика Павлова на Васильевском острове. Здесь до 1964 года жила дочка Нобелевского лауреата, позже из комнаты сделали лекционный зал. На стенах висят портреты усатых и бородатых медиков начала XX века, с дотошными подробностями изображена схема пищеварения собаки Павлова. «В общем, клеткам все это не нравится, – пожилая женщина с короткой стрижкой резко встает с пуфика и идет к выходу. – Так же над нами будут экспериментировать гуманоиды, когда прилетят на Землю».

Автор инсталляции Тагни Дафф, бакалавр искусств и работник научной лаборатории в университете Конкордиа, эмоции посетительницы, в общем, разделяет. «Я тоже чувствую некий дискомфорт, глядя на видео. Собственно, создавая инсталляцию, я и хотела напомнить работникам научно-исследовательских лабораторий, что они вступают во взаимодействие с живыми организмами», – говорит она. Впрочем, многие признаются, что пребывание в «чашке Петри», наоборот, приносит им медитативный опыт. Есть даже зрители, которые, глядя на инсталляцию, засыпают. «Но самый популярный вопрос, который задают петербуржцы, все-таки не о клеточной культуре, а о том, чем наполнены пуфики, – улыбается волонтер проекта «Современное искусство в традиционном музее» Полина Журнист. – Похоже, пластиковыми шариками».

Искусство музыкальное

Мемориальная квартира Павлова – не единственная площадка, которая представляет на фестивале объекты в модном жанре science-art. В музее Оптики при университете ИТМО уже два дня дает концерты… на электрических лампочках немецкий музыкант Михаэль Ворфелд. Причудливая установка, которую он использует для выступлений, – самодельная доска с десятками клемм, проводков, розеток. Сначала на ней зажигается желтый огонек и возникает ощущение, что кто-то бьет молоточком по ксилофону. Затем с жужжанием подключаются красные и зеленые лампы. Наконец, синий цвет приносит звук, похожий на топот копыт.

Ворфелд, переключающий кнопки на микшерном пульте, похож на маститого дирижера – черная рубашка с засученными рукавами, скупая мимика, сосредоточенный взгляд. «Чтобы извлекать из лампочек музыку, я использую звукосниматели, – поясняет он. – В эстетическом плане ориентируюсь на послевоенную электронику – Карлхайнца Штокхаузена и Яниса Ксенакиса. Внимательный слушатель найдет в моей музыке и вкрапления более поздних стилей, например, techno, industrial, IDM».

Искусство политическое

Для тех, кто от науки и музыки далек, в рамках фестиваля открыт музей политической истории. Здесь расположилась инсталляция «Кубики» петербургских художников Дианы Вишневской и Игоря Цветкова. Зрителям предлагается сложить из полуметровых деревянных фигур лица узнаваемых политиков. Или сконструировать из них затейливый микс по принципу гоголевской Агафьи Тихоновны: мол, если бы губы Владимира Владимировича да приставить к носу Дмитрия Анатольевича…

Правда, ворочать большой политикой нелегко. «Тяжелые какие», – вздыхает студентка биолого-почвенного факультета СПбГУ Ольга, пытаясь водрузить кубик с залысинами Путина поверх носа Геннадия Зюганова. Ее подруга Александра тем временем помогает корреспонденту «Фонтанки» сложить лицо Алексея Навального. «Политики нами крутят всегда. Хорошо, что хотя бы на выставке мы можем покрутить ими», – рассуждает она.

В атриуме музея представлен еще один современный объект: 10 мозаичных портретов советских и российских вождей в исполнении художника Вадима Комиссарова. Портреты, конечно, не простые: они объединены темой всепожирающего времени и поговоркой: «Так проходит мирская слава». У Хрущева обвалилась смальта со лба, у Горбачева отсутствует часть подбородка и уха. Понес потери даже мозаичный Дмитрий Медведев. Единственным политиком, которого в видении Вадима Комиссарова пока не затронуло время, оказался Владимир Путин.

Искусство городское

Если не политическим, то острым социальным смыслом наделена инсталляция «Метрополис. Санкт-Петербург» в потерне государева бастиона Петропавловской крепости. В подземном каземате, выложенном в XVIII веке, расположился макет Петербурга, созданный из мусора. По крайней мере, именно так он выглядит при обычном освещении. Зато когда свет выключается, малопривлекательные коробки от сока и контейнеры от яиц превращаются в флуоресцирующую сетку небоскребов, а старые кеды и ботинки – в корабли, плавающие по Финскому заливу. «Название проекта отсылает к фильму Фрица Ланга 1927 года – немецкой антиутопии, в которой воображаемый город разделен на два не пересекающихся между собой пласта: верхний, где обитают хозяева жизни, и нижний – черный мир рабочих и машин, – поясняют представители фонда «ПРО АРТЕ», поддерживающего фестиваль «Современное искусство в традиционном музее». – В своей работе художник Владимир Селезнев также показывает нам две стороны мегаполиса. Груда мусора символизирует «темную» бытовую сторону, а при «переключении» картинки превращается в романтический образ, который можно увидеть ночью из самолета».

Всего в фестивале, который продлится до 14 октября, участвуют 9 музеев. Причем помимо инсталляций и перформансов для петербуржцев подготовлены бесплатные лекции. 25 и 26 сентября Тагни Дафф расскажет о своих проектах на биолого-почвенном факультете СПбГУ и в фонде «ПРО АРТЕ». На 28 сентября запланировано выступление критика и куратора Олеси Туркиной о 13-й выставке современного искусства «documenta». Наконец, 5 октября директор цюрихского арт-центра «Кабаре Вольтер» Адриан Нотц расскажет об историческом значении дадаизма.

Справка:

Фестиваль «Современное искусство в традиционном музее» — первый петербургский музейный фестиваль, существующий с 2000 года. Каждый год несколько современных российских и зарубежных художников получают возможность реализовать свои проекты в больших и малых музеях города. На три недели традиционные музейные хранилища превращаются в места, где демонстрируется актуальное искусство. За 12 лет существования фестиваля в нем приняли участие 65 петербургских музеев, реализовано 160 проектов художниками из 10 стран мира. В числе самых ярких проектов фестиваля — «Антарктическая миссия» (45 пингвинов на музее Арктики и Антарктики), «Обсерватория» (10 проектов в Пулковской обсерватории), народный «Хор жалобщиков Петербурга».

Софья Вертипорох, Фонтанка.ру


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор