Сейчас

+7˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+7˚C

Пасмурно, без осадков

Ощущается как 4

3 м/с, ю-в

758мм

72%

Подробнее

Пробки

1/10

Инсценировка заказного убийства отправится в суд

2060

«Заведомо ложный донос о совершении тяжкого преступления, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения» - с таким абсолютно эксклюзивным для Петербурга обвинением отправится в суд основатель клиники «КредоМед», фигурант «дела санитаров» Дрейзин. По версии следствия, он инсценировал покушение на себя, чтобы засадить в тюрьму оппонентку по бизнес-спору.

архив: Фонтанка.ру
архив: Фонтанка.ру
ПоделитьсяПоделиться

«Заведомо ложный донос о совершении тяжкого преступления, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения» - с таким абсолютно эксклюзивным для Петербурга обвинением отправится в ближайшее время в суд основатель наркологической клиники «КредоМед», фигурант резонансного «дела санитаров» Марат Дрейзин. По версии следствия, он инсценировал покушение на себя (с проникающим пулевым ранением), чтобы засадить в тюрьму оппонентку по бизнес-спору.

Подозреваемая Елена

16 августа 2011 года у дома на Тихорецком проспекте Марата Дрейзина и его охранника подкараулил мужчина, который несколько раз выстрелил в обоих. Доктор (Марат — дипломированный врач) открыл ответный огонь из имевшегося у него пистолета, киллер скрылся. Инцидент закончился застрявшими в бронежилетах доктора и его охранника пулями и одной пулей, попавшей Марату в руку.

Наличие бронежилетов, охраны и оружия потерпевший объяснил серьёзным бизнес-конфликтом, в центре которого он в то время оказался. Но в средствах массовой информации инцидент был описан с неоднозначной интонацией — проскочило слово «инсценировка».

Видимо, поэтому на следующий день после инцидента Марат звонил мне с возмущением: мол, из моей руки только что пулю вытащили, а вы глумитесь — вас бы, журналюг, на моё место.

Уже на следующий день появились сведения о задержании подозреваемой в организации покушения — ею оказалась молодая бизнес-леди Елена Корзун. Выяснилось, что ещё за несколько недель до покушения Марат Дрейзин сообщил правоохранительным органам о готовящемся на него нападении и о том, что инициатором подготовки является она.

Женщину арестовали и официально обвинили в организации покушения на Марата Дрейзина и его охранника: «организация покушения на убийство двух лиц из корыстных побуждений» (статьи 30, часть 3, 33, часть 3, 105, часть 2, пункты «а» и «з» УК РФ). Такое обвинение предусматривает самое суровое наказание — вплоть до пожизненного заключения.

Стрельба за 170 миллионов

На момент описываемых событий Еленой Корзун уже интересовались правоохранительные органы в рамках сразу двух незадолго до того возбуждённых уголовных дел по части 1 статьи 170.1 УК РФ («Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц»). Дела были возбуждены в Следственном управлении при УВД по Выборгскому району Петербурга и в Следственном отделе по Петроградскому району ГСУ СК РФ по Петербургу. В обоих делах речь шла о сомнительном, с точки зрения правоохранительных органов, завладении долями ЗАО «Модуль-К» и ООО ВНПП «Комплекстон».

На балансе этих предприятий находились помещения бизнес-центра, расположенного в здании бывшего общежития в доме 72 по проспекту Луначарского. Сам Марат Дрейзин оценил стоимость спорного имущества в 170 миллионов рублей. Уголовные дела были возбуждены по заявлениям Дрейзина и его бизнес-партнёра Александра Нечаева. Оба они упрекали Корзун в том, что она нечестным путём лишила их участия в бизнесе.

По словам представляющего интересы Елены Корзун в экономических спорах адвоката Александра Цветкова, сегодня одно из этих уголовных дел «близко к суду», другое «заглохло».

Тогда же всё шло к тому, что оба «экономических» уголовных дела сольются в одно производство с «убойным», после чего Елена Корзун увидит Петербург не раньше, чем через 15-20 лет.

Правда, адвокат Цветков сразу заявил «Фонтанке»: покушение на Дрейзина — инсценировка, призванная «снять с дистанции» Елену Корзун. Про уголовные дела, касающиеся переоформления долей «Модуль-К» и «Комплекстона» Александр Цветков выразился аккуратнее: мол, тут его подзащитная могла пренебречь некоторыми формальностями.

Марат Дрейзин про закончившийся стрельбой конфликт из-за помещений в бизнес-центре на Луначарского, 72, написал, что называется, картину маслом. Своего возмущения заявлениями Цветкова об инсценировке Марат не скрывал.

«Картина маслом»

История войны за бизнес-центр на Луначарского, 72, начинается в 90-х: именно из-за этих помещений в январе 2005 года был застрелен бизнесмен Александр Корзун, отец Елены. Подробно мы описывали эту историю со слов Марата Дрейзина. В общих чертах она такова.

На помещения в бизнес-центре претендовали две группы коммерсантов, лидером одной из которых после гибели своего отца стала Елена Корзун. Сложилось так, что часть помещений там занимала наркологическая клиника «КредоМед» Марата Дрейзина, в связи с чем он и включился в конфликт.

До начала 2011 года конфликт развивался относительно цивилизованно — большей частью в арбитражных судах. Потом у Елены Корзун и Марата Дрейзина сложились неформальные отношения — Марат говорит, будто Елена обратилась к нему за помощью в борьбе за помещения, адвокат Цветков говорил, будто наоборот - Марат навязал ей свои услуги. В любом случае, благодаря совместным усилиям, арбитражные процессы стали развиваться в пользу Корзун.

Стоит напомнить, что Марат Дрейзин и его бизнес-партнёр Александр Нечаев — очень известные в деловом мире люди. Нечаев еще с далеких 90-х позиционируется как один из лидеров городского похоронного бизнеса, а Дрейзин «прославился» в знаменитом «деле санитаров», где свидетельствовал против своего бывшего партнера по похоронному бизнесу, бывшего старшего санитара Городского патолого-анатомического бюро Валерия Бурыкина.

Не вызывает сомнений: тендем «Нечаев-Дрейзин» вполне мог изменить соотношение сил в любом бизнес-споре. И Елена Корзун имела все основания ожидать от этих людей эффективной поддержки.

Отношения между Еленой Корзун и Маратом Дрейзиным довольно быстро разладились, одним из следствий чего стала потеря Дрейзиным и Нечаевым долей в компаниях «Модуль-К» и «Комплекстон». Это был не вопрос принципа — речь шла о правах собственности на помещения общей стоимостью примерно в 170 миллионов рублей.

Вот на фоне таких событий 16 августа 2011 года в подъезде дома, где проживал Марат Дрейзин, и прозвучали выстрелы.

«Это — ничто...»

Представляющий интересы Елены Корзун в уголовных делах адвокат Владимир Титов рассказал «Фонтанке», что Марат Дрейзин полностью признал свою вину — как в инсценировке покушения, так и в незаконном обороте оружия. По словам Владимира Титова, из материалов дела следует, что Дрейзин подкинул пистолет, из которого в него якобы стреляли, на садовый участок — соседний с участком Елены Корзун, на котором, кстати, сгорел дом как раз в период описываемых событий.

Владимир Титов к моим вопросам отнёсся достаточно настороженно. Во-первых, я в начале осени 2011 года не особенно разделил его точку зрения о том, что покушение на Марата Дрейзина инсценировано — в такое действительно сразу было трудно поверить. Во-вторых, Владимир Титов сам пострадал из-за этой истории — у него сожгли достаточно дорогую машину, причём адвокат уверен, что поджог связан с делом «Дрейзина-Корзун» - ему якобы незадолго до инцидента угрожали по телефону и требовали отказаться от защиты Елены Корзун.

К сожалению, выяснить позицию Марата Дрейзина по итогам расследования данного уголовного дела не представилось возможным. Сам Марат арестован, а его адвокат Александр Мисанов сказал, что его клиент пока просил не давать комментариев для средств массовой информации.

Я рассчитывал выяснить главную интригу данного уголовного дела: как следователь Главного следственного управления СК РФ по Петербургу Анна Кошевая пришла к выводу и доказала, что покушение на Марата Дрейзина и его охранника — инсценировка? «Фонтанка» по этому поводу даже направляла запрос руководителю ГСУ Андрею Лавренко и получила от него «добро» на интервью с Кошевой. Но на просьбу об интервью Анна Викторовна сказала корреспонденту, что она в отпуске и сможет встретиться позже.

Зато представляющий интересы Елены Корзун в арбитражных процессах адвокат Александр Цветков подытожил бизнес-конфликт, из-за которого всё началось. По словам Александра Цветкова, в результате арбитражных процессов сегодня Елена Корзун фактически контролирует все спорные помещения в бизнес-центре на Луначарского, 72. При этом один из процессов Марат Дрейзин всё-таки выиграл — он может претендовать на 25% долей ООО ВНПП «Комплекстон».

Адвокат Цветков так резюмировал экономическую составляющую конфликта: "Имущество фактически находится под управлением Корзун. Она может делать с ним всё, что хочет. За Дрейзиным сохранилось право на 25% долей в уставном капитале «Комплекстона». Это — ничто..."

Справка:

Марат Дрейзин, по специальности врач, владелец и руководитель наркологической клиники "КредоМед", - личность достаточно известная, с непростой судьбой. В середине прошлого десятилетия он стал одним из фигурантов нашумевшего «дела санитаров», в рамках которого к уголовной ответственности за серию тяжких преступлений были привлечены несколько бывших санитаров Городского патолого-анатомического бюро во главе с бывшим старшим санитаром бюро Валерием Бурыкиным. В 2006 году Санкт-Петербургский городской суд, в частности, приговорил Марата Дрейзина к 4 годам лишения свободы за пособничество в убийстве и в «незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств в составе организованной группы». Судили Марата Дрейзина, в частности, за убийство бывшего начмеда городской наркологической больницы Ларисы Артюховской и нападение на бывшего главного нарколога Северо-Западного федерального округа Леонида Шпиленю.

Другой участник этой истории - бизнес-партнер Дрейзина Александр Нечаев - весьма уважаемый в деловом Петербурге человек, его знают как одного из лидеров похоронного бизнеса нашего города. В начале 90-х Александр Нечаев стал фигурантом резонансного уголовного дела о перестрелке при милицейском задержании, которое возглавлял лично тогдашний заместитель начальника РУОП Дмитрий Милин, умудрившийся пригласить на задержание в качестве зрителя корреспондента «Санкт-Петербургских ведомостей» Михаила Рутмана.

Александра Нечаева и его товарища (которых, собственно, задерживали) обвиняли по статье 191-2 старого Уголовного кодекса («посягательство на жизнь работника милиции»), однако обоих полностью оправдали за отсутствием в их действиях состава преступления — судья сделал вывод, что при оказании вооруженного сопротивления они не могли знать, что вломившиеся в квартиру люди — сотрудники милиции, и думали, что защищаются от бандитов.

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
close