18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
18:33 16.11.2018

"Время Маневича" не кончилось с его гибелью

В музее политической истории России представлена новая книга из серии "Уроки девяностых". Её проанонсировали как "первую подробную биографию М.В. Маневича, российского государственного деятеля, члена "реформаторской команды Гайдара – Чубайса". И другой член "реформаторской команды", экс-министр финансов Алексей Кудрин, приехал в Петербург, чтобы говорить не столько о Маневиче, сколько о его времени.

"Время Маневича" не кончилось с его гибелью

В Государственном музее политической истории России во вторник была представлена новая книга из серии "Уроки девяностых". Её проанонсировали как "первую подробную биографию М.В. Маневича, российского государственного деятеля, члена "реформаторской команды Гайдара – Чубайса". Будущим читателям ещё предстоит понять, о чём написал прозаик Лев Усыскин: о самом вице-губернаторе Петербурга, убитом в августе 97-го, или всё-таки об эпохе, которая закончилась вскоре после его ухода. Книга называется "Время Михаила Маневича". И другой член "реформаторской команды", экс-министр финансов Алексей Кудрин, приехал в Петербург на эту презентацию, чтобы говорить не столько о Михаиле Маневиче, сколько о его времени.

Книга, по словам её автора Льва Усыскина, адресована тем, "кому надо объяснять, что такое пионерская организация, картошка, распределение". Иными словами, она – для людей молодых, которые если и слышали имя Михаила Маневича, то лишь в последние годы – в перечнях нераскрытых заказных убийств. И если рассказать им только о гибели председателя КУГИ, то это событие так и останется для них эпизодом из криминальной хроники "лихих 90-х". Но создатели книги решили поговорить о самих 90-х – не "лихих", как их принято теперь припечатывать, а о времени реформ, надежд и "последних романтиков". Таким вот прагматичным романтиком из 90-х, накрепко вписанным в своё время, и получился Михаил Маневич в изображении тех, кто о нём вспоминал перед будущими читателями.

"Мы живём в 90-х годах не в меньшей степени, чем в двухтысячных, - объяснил историк и писатель Лев Гордин. - Поскольку история – это только люди и ничего иное, это сумма человеческих поступков, то судьбы конкретных людей – это и есть самое важное в описании конкретного исторического процесса". Он отметил, что хоть Михаил Маневич не был самым знаменитым из когорты реформаторов начала 90-х, но "его трагическая судьба чрезвычайно характерна для того, что происходило тогда и происходит с нами сегодня".

Самым упоминаемым словом на этом казалось бы литературном мероприятии было слово "приватизация". Убийство Маневича официально так и осталось нераскрытым, но считается, что реформатора, служившего председателем КУГИ, устранили те, у кого были собственные представления именно о приватизации по-питерски – о завладении объектами недвижимости и предприятиями.

Экс-министр финансов из плеяды "младореформаторов" почти не говорил о книге и мало говорил о своём погибшем коллеге. Его выступление походило на лекцию по экономике, но на самом деле это была речь адвоката в защиту подсудимого, имя которому – "девяностые". "В течение последних двадцати лет я слышу, что те, правительство в начале 90-х и позднее разрушило российскую промышленность, - начал он, встав за кафедру. - Действительно, в 91-92 году оборонный заказ в стране был сокращён в 5 раз. Действительно, производство танков и самолётов сократилось. Вопрос: чтобы сохранить промышленность, надо было продолжать жить так же бедно, но производить никому не нужные танки и самолёты? Если это не должно было продолжаться, то как это можно было перевести на другие рельсы? Только через приватизацию, через создание рынка. Ещё одно критическое замечание звучит: высокие цены в 1992 году. Напомню, что в 1992 году инфляция в стране была 2508 процентов! В 93 году – 840 процентов. В последние 10 лет у нас инфляция выше 20 процентов не была".

Кудрин говорил о том времени, когда мэром Петербурга был Анатолий Собчак, когда в городе действовали талоны на продукты, причём приходилось заранее резервировать "пустые" талоны под то, что вот-вот пропадёт с прилавков магазинов. О "всеобщем дефиците". О пресловутой приватизации. Всё это должно быть в новинку потенциальным читателям "Времени Михаила Маневича". Но ещё Кудрин говорил и о реформах – самом частом слове того времени. И о том, что реформы "нельзя оттягивать до того момента, когда ситуация станет неконтролируемой".

- К любой стабильности мы должны относиться так: обеспечено ли в рамках этой стабильности необходимое развитие всех институтов? – мягко перекинул он мостик в наши дни, продолжая вспоминать "о старых временах".

Он вспомнил о том, как в 91 году ОМОН прогонял демонстрантов с Тверского бульвара со словами "демократия – это не вседозволенность". И у слушателей могло возникнуть ощущение дежавю, когда Кудрин, по-прежнему говоря про дни путча, задал вопрос о причинах распада страны: "Что это -- демонстрации? Или всё-таки оттягивание реформ?". По его мнению, тогда реформы как раз оттягивали до последнего, и люди, которые "не готоы уже были воспринимать власть, политическую и партийную систему", ответили масштабным протестом. Повторим – речь шла о 90-х.

В тех условиях в Петербурге начали работать будущие реформаторы "команды Гайдара", и среди них – Михаил Маневич. На коллегу в КУГИ, отметил Квдрин, легла тяжёлая ноша, но зато Питер в те годы обогнал всю страну, включая и Москву, потому что "проводил последовательную, поэтапную приватизацию объектов ещё до всякого рода залоговых аукционов". В итоге, продолжал Кудрин, на питерских предприятиях раньше, чем во всей стране, прекратились забастовки и началось производство. Маневича Кудрин назвал "одним из самых порядочных и талантливых людей того времени", которого система обязана была защищать.

После победы на выборах Яковлева все реформаторы из команды Собчака уехали в Москву, Маневича, по словам Кудрина, "оставили одного" и защитить не смогли. "Почему в самые трудные годы, когда он провёл большую часть приватизации, этого не случилось? – процитировал Кудрин самого себя конца 90-х.

Наказаны ли убийцы? Алексей Кудрин напомнил слова своего коллеги по питерской команде Анатолия Чубайса о том, что убийцы получили пожизненный срок Эти слова, сказанные в 2006 году, были намёком на создателя и лидера бандитской группировки Юрия Шутова и его подручных. Но официально, подчеркнул Кудрин, убийство Маневича так и осталось нераскрытым.

После Алексея Кудрина выступили политолог Дмитрий Травин, Ольга Старовойтова – сестра Галины Старовойтовой, убитой в Петербурге через год после гибели Маневича, один из лидеров канувшего "Правого дела" Леонид Гозман. Вышла к кафедре и Мета Маневич – мама погибшего вице-губернатора. Все говорили не о книге, а о её персонаже. И о людях, живших во "время Михаила Маневича".

А потом Алексей Кудрин ответил на вопросы уже не как член "команды Гайдара" и не как реформатор 90-х, а как недавний министр финансов правительства Путина и человек, которого наш нынешний президент несколько раз публично называл своим другом. В частности, сегодняшнее правительство он назвал "чисто техническим". По словам Кудрина, оно "будет вынуждено опираться на тот электорат, который его поддержал", но поскольку электорат этот "ждёт опеки", правительству "будет трудно проводить реформы". В итоге, по его мнению, ситуация затянется "то того времени, когда любые реформы будут более болезненными и более тяжелыми". А "ущербность позиции" главы нынешнего правительства, по словам Кудрина, в том и состоит, что Дмитрий Медведев "не сопровождает свои лозунги реальными действиями". К пессимистичному прогнозу Кудрин добавил, что первая из реформ, которые необходимо немедленно провести, - политическая.

Как человек, хорошо знающий Путина, Кудрин говорил о взаимоотношениях президента с оппозицией. "Думаю, что сейчас идёт серьезное переосмысление того, что у нас происходит в стране. Протест не такой уж массовый, поэтому руководители страны задумываются, нужно ли идти на диалог, - считает Кудрин. – Я думаю, это ошибочно. Но для такого диалога оппозиция должна консолидироваться". Оппозиция, по его мнению, к консолидации готова.

Сам Кудрин как один из представителей вчерашней оппозиции в отношении предстоящих акций протеста стал осторожнее: он не планирует к ним присоединяться. "Я думаю, сейчас есть необходимость в других действиях", - аккуратно высказался он. В частности, Комитет гражданских инициатив, который возглавляет экс-министр, готовит материалы по поправкам к новому закону о митингах. Планируют обсуждать понижение предполагаемых штрафов и их привязку не к максимально возможным суммам, а к средней зарплате по стране. Сам же закон Кудрин охарактеризовал как "попытку ограничить политическую активность, а не навести порядок".

Конечно, экс-министра финансов спрашивали о сценариях развития страны. "Я считаю – это сценарий ускоренной модернизации, приход к диалогу и мирному влиянию оппозиции на власть", - оптимистично предсказал он. Правда, добавил, что в ближайшие полгода такого позитивного развития событий всё-таки ждать не стоит, а можно надеяться разве что на "частичную гибкость" власти. Да и то – если не возникнет экономических катаклизмов.

Кудрин говорил уже о дне сегодняшнем. Но то и дело казалось, что он продолжает вспоминать 90-е. Всё-таки "время Маневича", наверное, не кончилось с его гибелью 15 лет назад.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Фото автора

"Время Маневича" не кончилось с его гибелью

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор