Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

03:44 22.08.2019

Особое мнение / Дмитрий Травин

все авторы
27.04.2012 18:54

Хасавов и впрямь у себя дома

В истории с адвокатом Дагиром Хасавовым, который заявил о необходимости судов шариата в России и о том, что страну могут залить кровью в том случае, если суды не появятся, упорно не замечают самого главного. Идут споры о личности Хасавова и о том, можно ли говорить подобное на всю страну, но нет обсуждения сути столь явно высветившейся проблемы.

В истории с адвокатом Дагиром Хасавовым, который заявил о необходимости судов шариата в России и о том, что страну могут залить кровью в том случае, если суды не появятся, упорно не замечают самого главного. Идут споры о личности Хасавова и о том, можно ли говорить подобное на всю страну, но нет обсуждения сути столь явно высветившейся проблемы.

Хасавов ведь и впрямь у себя дома. Родился он на территории Чечено-Ингушетии. По национальности кумык. Полагаю, что он искренне не понимает, почему у себя на родине глубоко верующие чеченцы, ингуши или кумыки не имеют права вводить ту судебную систему, которая им представляется оптимальной и соответствует многолетним традициям народов.

Чечня, как известно, пыталась выйти из состава России, но Путин предпочел, не жалея ни денег, ни человеческих жизней, удержать ее под властью федерального центра. Теперь мы должны пожинать плоды этой деятельности. И Хасавов прямо, без всякой политкорректности, заявил об этом.

Чтоб разобраться во всей этой истории, давайте уточним, что, собственно, отстаивали федералы в Чечне: российскую империю или русское национальное государство? Кто-то, возможно, подумает, будто это все лишь слова и можно ограничиться лозунгами: сражались, мол, за родину или за великую Русь. Но четко, недвусмысленно выраженная Хасавовым позиция показала, что нам от патриотической риторики пора наконец перейти к серьезному анализу.

Что такое империя? На территории империи могут жить самые разные народы. Могут жить так, как хотят, молиться своим богам, судиться по своим законам и подчиняться своим собственным князьям, ханам, эмирам. Центральная власть отстаивает одно лишь условие: платите налоги кесарю. В одних случаях деньгами, в других – «кровью» (т. е. солдатами в царскую армию). Работайте на укрепление державы, говорили цари подданным, а каков будет характер этой державы – не принципиально. Империи в свое время так быстро формировались и так долго существовали именно потому, что подобные условия подходили всем объединенным этносам и у них не было причин для освободительной борьбы.

Что такое национальное государство? В национальном государстве людям важно, каков характер их державы, каким богам молятся иноплеменники, по каким законам они живут и на каких языках разговаривают. Важно это хотя бы по той простой причине, что в покрытых пылью веков империях соединенные властью кесаря народы проживают компактно в своих исторических регионах, а в современных национальных государствах все перемешиваются в соответствии с требованиями динамичной экономики.

В национальных государствах «и финн, и ныне дикий тунгус, и друг степей калмык», не говоря уж о чеченцах, ингушах и кумыках, приезжают в Москву, где есть потребность в рабочей силе. И если имперских москвичей далекого прошлого не волновало, как живут в своем собственном далеком кругу покоренные кесарем народы (лишь бы налоги платили), то для москвичей современных образ жизни соседей становится вопросом первостепенной важности.

Итак, разграничив понятия «империя» и «национальное государство», давайте вернемся к вопросу о наших взаимоотношениях с народами Северного Кавказа. Давайте уточним, что, собственно, мы им сказали, ведя чеченскую войну?

Мы им сказали, что реанимируем российскую империю? Если так, то Дагир Хасавов имеет полное основание говорить о правах на шариатский суд. А самое главное, он вправе предупреждать, что многие его единоверцы видят наше государство империей и, соответственно, готовы отстаивать самыми жесткими методами те права, которые, согласно сути имперского правления, должны у них быть.

Но, может, мы им в те годы хотели сказать, что строим русское национальное государство? То есть, что Российская Федерация – это не общий дом всех народов, а дом лишь для тех людей, которые в культурном плане признают себя русскими (именно в культурном, поскольку вопрос об этническом нацизме я сейчас вообще не рассматриваю: сторонников подобной идеологии у нас, к счастью, немного).

В национальном государстве тем, кто хочет жить в рамках собственной культуры, не принятой у титульной нации, надо спрашивать на все соизволение властей. Как правило, власти в подобных ситуациях разрешают молиться собственным богам в закрытых помещениях, но на открытых пространствах культурную специфику ограничивают (от применения норм шариата до забоя скота в ритуальных целях).

Мне представляется, что во времена чеченских войн многие из русских патриотов подразумевали (даже не зная этих терминов), что речь идет о нашем национальном государстве, где все прочие народы будут лишь гостями, тогда как чеченцы, решившиеся на сотрудничество с федералами, полагали, что им предлагается реинкарнация империи, где они окажутся у себя дома. Наряду с русскими, татарами, евреями, украинцами и т. д.

Неувязочка вышла? Недопонимание? За эту «неувязочку» нам всем еще неоднократно придется дорого платить. Империи в XXI веке неработоспособны потому, что имперские практики, как правило, не нравятся представителям титульных наций. Но и национальные государства, в которые «по недоразумению» вошли миллионы людей, имеющих статус гостя, неработоспособны. Такого большого числа гостей не бывает ни в каком доме. Гости либо отказываются от своей культуры, чтоб войти в число хозяев, либо вновь и вновь вступают с хозяевами в кровавые стычки, не желая ощущать себя людьми второго сорта.

Совета, как выбраться из этой неувязочки, у меня нет. Совет можно было давать во времена чеченских войн. А ныне придется разгребать последствия.

Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге