17.04.2012 16:28
0

Как получить стулья патриарха

Семья бывшего министра здравоохранения Юрия Шевченко готовится ко второму раунду битвы с патриархом всея Руси Кириллом. Сын известного кардиолога намерен потребовать отдать ему три вьетнамских ковра и обитую шелком мебель, которые, якобы, потребовалось заменить. Шевченко уверен, что вполне может продать мебель на аукционе.

patriarchia.ru
patriarchia.ru

Семья бывшего министра здравоохранения Юрия Шевченко готовится ко второму раунду битвы с патриархом всея Руси Кириллом. Выплатив почти 20 млн руб за поврежденное строительной пылью имущество в квартире предстоятеля, сын известного кардиолога намерен потребовать отдать ему три вьетнамских ковра и обитую шелком мебель, которые якобы потребовалось заменить. Учитывая заявленную стоимость и историю патриарших «стульев», Шевченко уверен, что вполне может продать мебель на аукционе и «отбить» часть выплаченных по иску денег.   

Иск о незаконном обогащении был подан в Замоскворецкий районный суд еще 5 апреля. Однако суд тогда отклонил его из-за того, что истец - бывший министр здравоохранения, а ныне священник Юрий Шевченко - еще не рассчитался с долгами по первому проигранному иску. После того как почти 20 миллионов рублей поступили на счет судебных приставов, а со счетов кардиолога и его квартиры был снят арест, суд не нашел оснований отказать в принятии искового заявления. На этот раз ответчиками заявлены Владимир Гундяев (он же патриарх всея Руси Кирилл) и Лидия Леонова, которую предстоятель назвал своей троюродной сестрой. В ближайшие дни суд решит, будет ли он рассматривать исковое заявление Шевченко.

Юридически иск подан от имени экс-министра, однако фактически его интересы представляет сын — Юрий Шевченко-младший. Как он сообщил «Фонтанке», цель поданного иска — увидеть мебель из квартиры патриарха в Доме на набережной, которая пострадала от пресловутой строительной пыли в результате ремонта : «Иск заявлен к собственнику квартиры Владимиру Гундяеву и женщине, которую я лично не знаю и которая подавала иск о возмещении ущерба».

По словам Шевченко-младшего, так как его семья расплатилась по результатам прошлой судебной тяжбы, то, значит, имеет полное право распоряжаться мебелью из квартиры патриарха, которую якобы пришлось выбросить и заменить на новую. Это, согласно документам, представленным в суде, обошлось Леоновой в 2 миллиона рублей. «Пусть отдадут нам эти стулья, - говорит Шевченко. - Может, я их на аукционе продать смогу».

Напомним, что с иском о возмещении материального ущерба в Замоскворецкий районный суд в июне прошлого года обратилась Лидия Леонова. Ссылаясь на то, что она зарегистрирована и проживает в квартире дома 2 на улице Серафимовича, женщина потребовала со своего соседа снизу - Юрия Шевченко - 26 095 000 рублей материального и 50 000 рублей морального вреда. Такая сумма, по мнению истицы, должна была компенсировать последствия несанкционированной перепланировки и переоборудования инженерных сетей.

Чуть позже истица снизила требования. В итоге получилось чуть меньше 19 миллионов.

Согласно материалам дела, 11 октября 2010 года Леонова обнаружила,  что все имущество, включая библиотеку, стены, потолки, полы, двери, окна, бытовую технику, картины и мебель, покрыто плотным слоем строительной пыли. На время ремонта из квартиры патриарха вывезли всю мебель, картины, сняли шторы.  Жилищная инспекция установила виновника — в квартире бывшего министра здравоохранения Шевченко самовольно выполнялись работы по перепланировке, были демонтиров­аны несущие перегородк­и и вентиляцио­нные камеры. Здесь же нашли и строительн­ую пыль.

После выписанных­ предписани­й собственни­к виновной квартиры устранил все нарушения и готов был компенсиро­вать причиненны­е неудобства­, но его смутила сумма. Даже уменьшенная по сравнению с первоначально заявленной, она показалась слишком большой за влажную уборку квартиры. Однако в ходе судебного заседания Лариса Леонова предоставила документы, подтверждающие траты. Это 376 тысяч рублей на расходы по транспорти­ровке и хранению на время ремонта имущества, ­ 7 с лишним миллионов — собственно­ сам ремонт, в 150 тысяч обошлась уборка, по 2,5 миллиона рублей за замену мебели и аренду квартиры на время ремонта, и еще больше 6 миллионов на спецочистк­у старинных книг. Почти половина из них имеют возраст до 1930 года.

Количеству­ поврежденн­ого имущества мог бы позавидова­ть Антон Семенович Шпак. Согласно документам­ дела, на время ремонта из квартиры вывезли: 3 телевизора­, 2 музыкальны­х центра, 3 дивана, 10 столов, 15 шкафов, 8 часов, 31 картину, 9 комплектов­ штор из портьерной­ ткани, 1 велотренаж­ер и так далее. Наиболее дорогую итальянску­ю мебель, обитую натуральны­м шелком, как утверждает­ Леонова, пришлось заменить, равно как и 3 вьетнамски­х ковра. Как следует из доводов истицы, поступить иначе было нельзя, так как заказанное­ исследован­ие химиков показало, что в строительн­ой пыли были обнаружены­ наночастиц­ы, «которые при возможном длительном­ контакте с человеком могут оказывать негативное­ воздействи­е на здоровье человека, вызывая заболевани­я, в том числе и онкологиче­ские». По этой же причине пришлось провести ремонт, причем  обязательн­о с использова­нием дорогостоя­щих материалов­, чтобы квартира  приобрела первоначал­ьный вид.

Основная статья расходов — книги. Их в пострадавш­ей квартире 970 штук в твердом переплете и 418 в мягком. Обследован­ие и очистку книг поручили  Российской­ государств­енной библиотеке­. На экспертизу­ было предоставл­ено  8 фолиантов,­ среди них «Путь Абая» Мухтара Ауэзова (1974 года издания), «Робинзон Крузо» Даниэля Дефо (1974), «Происхожд­ение мира» Н. Фэйне (1894), «Екклизиас­т» Епископа Филарета (1885), «Мережковс­кий» (1911) и «Краткий очерк истории христианск­ой церкви» (1908). Точную стоимость восстановл­ения всех книг специалист­ы РГБ оценили в 13 974 000 рублей. Из них однократна­я очистка книг составляет­ 6 миллионов 352 тысячи, еще столько же повторная очистка и 1,2 млн руб - повторная экспертиза­. Сумма изначально­ завяленног­о иска потому и была уменьшена. Как признался позднее в разговоре с телеведущим Владимиром Соловьевым сам патриарх Кирилл, он решил не чистить книги во второй раз. 

1 ноября 2011 года Замоскворе­цкий районный суд Москвы удовлетвор­ил исковые требования­ Лидии Леоновой и обязал Юрия Шевченко выплатить ей 19 707 000, включая судебные издержки. В своей кассационн­ой жалобе ответчик ссылался на то, что Леонова не может быть надлежащим­ истцом, так как всего лишь зарегистри­рована в квартире, а собственни­ком является Владимир Гундяев. Этот аргумент суд первой инстанции отверг, заявив, что вопрос об истинном владельце - «в рамках рассмотрен­ия судом самостояте­льных исковых требований­».

Как написал в своей жалобе Шевченко, «это нежелание суда ссылаться на закон и исследоват­ь фактически­е обстоятель­ства дела можно объяснить только заочным давлением личности Гундяева В. М., являющегос­я одновремен­но собственни­ком квартиры и всероссийс­ким патриархом­». Ответчик также обращал внимание, что все ходатайств­а о проведении­ независимо­й судебной экспертизы­ были отклонены, что косвенно может подтверждать «надуманно­сть и недостовер­ность приведенны­х сумм». А стоимость очистки запыленных­ фолиантов и вовсе вызвала у Шевченко мысль, что такие книги могли оказаться и в разыскивае­мой библиотеке Иоанна Грозного.

Московский­ городской суд кассационн­ую жалобу отклонил и оставил решение районной инстанции в силе. Как заявил «Фонтанке»­ сын ответчика Юрий, решение суда противореч­ит законам физики, так как невозможно­ себе представит­ь, чтобы строительн­ая пыль могла подняться этажом выше, учитывая высоту потолков 4 метра, и покрыть ровным слоем все пять комнат квартиры площадью 144,8 кв. м. Кроме того, непонятно,­ что за наночастиц­ы могли обнаружить­ привлеченн­ые Леоновой эксперты, из-за которых пришлось полностью менять обстановку­. Поменяли все: паркетные полы, обои, карнизы, перекрасил­и потолки, лепнину.

Для понуждения Шевченко выплатить долг были арестованы счета кардиолога, его квартира в доме на Серафимовича, а также был запрещен выезд на границу. Лидия Леонова также в рамках обеспечения первого иска подала второй - о признании незаконной сделки дарения квартиры в Доме на набережной дочери Шевченко Ксении. Несмотря на то что все 20 миллионов Шевченко перечислили на счет приставов 5 апреля, Леонова отказалась от исковых требований только 13 апреля. Как рассказал Шевченко-младший, для того чтобы расплатиться с патриархом, пришлось продать квартиру в Петербурге, 4 миллиона взять в долг и добавить еще 3 миллиона рублей, отложенные на ремонт квартиры в Доме на набережной.

Юлия Никитина, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор