Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

19:32 21.08.2019

Особое мнение / Павел Перец

все авторы
14.04.2012 09:55

Геи против натуралов

«Молчал бы ты, гетеро». Это был ключевой комментарий под моей статьей, которая вышла 2 года назад в одном из интернет-изданий. Я никогда не писал на подобную тему, поскольку она для меня была всегда параллельна, и взялся тогда за перо по заказу редколлегии. Реакция на материал оказалась довольно неожиданной. А последующий ход событий и вовсе показал ошибочность моих понятий в данном вопросе.

«Молчал бы ты, гетеро». Это был ключевой комментарий под моей статьей, которая вышла 2 года назад в одном из интернет-изданий. Я никогда не писал на подобную тему, поскольку она для меня была всегда параллельна, и взялся тогда за перо по заказу редколлегии. Реакция на материал оказалась довольно неожиданной. А последующий ход событий и вовсе показал ошибочность моих понятий в данном вопросе.

Проработав долгое время в той области журналистики, которую принято называть «глянцем», я постоянно общался с представителями нетрадиционной сексуальной ориентации. Никакого дискомфорта по этому поводу я не испытывал, потому что у человека есть личная жизнь, и он ее устраивает так, как ему хочется, ибо к прилагательному "личное" добавляется местоимение "его" и существительное "дело". И в кругу моего общения все это прекрасно понимали.

Будучи главредом в Москве, я искал ведущего рубрики «Мода». Когда на горизонте возник подходящий кандидат, моя директриса в ужасе воскликнула: «Он же гей!» «Прекрасно, – возразил я. – Это означает, что с чувством вкуса у него лучше, чем у нас всех, вместе взятых». Для меня геи всегда были существами высшего порядка во всем, что касается fashion. И в данном случае я оказался прав. Новый сотрудник оказался прирожденным стилистом, и гламур был для него такой же родной средой, как чилийские горы для шиншиллы. А я вздохнул спокойно. Теперь съемка обложки журнала перестала быть моей головной болью, потому что с моим пролетарским воспитанием я не всегда догонял, какая сумочка подойдет к этой кофточке, и не будет ли модель смотреться как завсегдатай Черкизовского рынка.

Если в редакции изданий, которыми я руководил, приходили люди и просили поставить анонс гей-вечеринки, я ставил. Во-первых, у нас свобода. Во-вторых, журналист – это человек, для которого все равны (в этом его принципиальное отличие от блоггера). Да, он может быть экспрессивен, но должен избегать hate speech (данным термином во всем мире именуют язык вражды). Короче, я сосуществовал с представителями ЛГБТ и меня такое положение дел вполне устраивало. Логично предположить, что если я толерантен по отношению к геям и лесби, то и они должны быть толерантными по отношению ко мне. Но ведь логично?

В статье, с описания которой я начал данный текст, проводилась довольно простая мысль: я не имею ничего против геев, но меня не радует перспектива проведения гей-парадов. Мне не очень приятен вид целующихся мужчин. В этом нет никакого вызова, принципиальной позиции или провокации. Это тупая физиология, которую мне не перебороть. Возможно, поэтому под статьей было немало комментариев о том, что я гомофоб и последняя сволочь.

Надо сказать, что геи для меня всегда ассоциировались с искусством и культурой, с шаблонами а-ля Уайлд и Дягилев. До момента публикации вышеописанного материала я жил с искренней верой в воспитанность и одаренность гомосексуалистов планеты. И поэтому когда на меня полился отборный поток ругательств, я малость ошалел, настолько это не вязалось с тем образом, что был сформирован у меня в голове. Вместо дягилевых и уайлдов на свет явились какие-то гомогопники.

Я послал статью Эду Мишину, одному из идеологов сайта gay.ru и главному редактору журнала «Квир» с просьбой дать свой комментарий, а так же (цитирую сам себя) «высказаться на тему, имеет ли право такой человек, как я, выражать свое мнение, поскольку я получил немало сообщений типа "молчал бы ты гетеро", что, пардон, не менее странно, чем фраза "молчал бы ты гей"». Мишин назвал статью сумбуром и порекомендовал больше не писать. Я принял его точку зрения к сведению, и, действительно, решил больше не касаться столь взрывоопасного сюжета. К тому же пришел ответ от Игната Фиалковского. В свое время я печатал анонсы некоторых мероприятий его проекта Olovo. Он нашел мою статью излишне субъективной и лишенной достаточного анализа, а по поводу жлобских комментариев заметил, что «большинство геев самые обычные обыватели, с обычным уровнем образования и воспитания, и со стандартными склонностями к троллингу, ругани и т.п.» Я, конечно, мог бы продолжить полемику, но рассудив, решил, что «молчал бы я гетеро», к тому же помнил Фиалковского как человека воспитанного и приятного в общении. Возможно, я действительно был излишне субъективен, хотя в какой плоскости здесь должны лежать объективные доводы, не совсем понятно. Но тему замял. А спустя полгода произошло то, что к журналистике вообще не имеет никакого отношения.

Несколько лет назад мною была создана cover version песни I Could Never Be Your Woman английского проекта White Town. Переделав припев на «Я не буду твоей бабой» и написав довольно стебовый текст, я получил песню, которую некоторые бонзы шоу-бизнеса готовы были взять в ротацию. Увы, не удалось, песня так и осталась лежать на полке, хотя тогдашний директор «Нашего радио» Козырев все-таки решился включить ее в свое предновогоднее шоу. Но суть в другом. Композиция была «пробивной», поэтому было решено сделать довольно ироничный и трешовый клип на грани кича (http://www.youtube.com/watch?v=XxTye5pxOgY).

И вот я получаю сообщение «ВКонтакте» от человека, явно не претендующего на звание «юморист года», в котором он обещает совершить со мною всевозможные действия, ведущие к летальному исходу. Мне тогда на тренировке во время спарринга выбили зуб, один из последних «живых» зубов в моей запломбированной челюсти, и я находился в таком настроении, что был не против живого общения со своим оппонентом. Поэтому выказал готовность к мужскому разговору, присовокупив свой номер телефона и адрес. Правда, поймал себя на мысли, что понятие «мужской разговор» в данном контексте выглядит странно. Надо ли говорить, что никто мне не позвонил, и уж тем более никто не явился ко мне в гости.

Тогда я открыл страницу данного персонажа и увидел там ссылку на мой клип, размещенный на сайте знакомств для мужчин, где развернулась характерная дискуссия. В ней автора клипа предлагали попросту убить, обсуждался лишь способ: кастрация, посадка на кол и т. д. По непонятной для меня логике даже проводилась мысль, что это позор славян.

Меня вот, например, совершенно не вдохновляют жлобские выпады типа «сжечь всех этих пи…». Я отдаю себе отчет в том, что гомофобные инициативы Виталия Милонова не более чем популистский демарш, который не только отвлекает внимание населения от более глобальных российских проблем, но и рекламирует самого депутата. Он упоминался в СМИ чаще остальных коллег по ЗАКСу за прошедшие 100 дней. Мало того, что сам тег «гомосексуализм» шикарен для интернета с точки зрения PR, так тут еще добавился такой тег как «Мадонна».

Поэтому мне все равно, кто будет быковать: гей, би или гетеро. Я не различаю гопников по национальному признаку или по принадлежности к той или иной сексуальной ориентации. Но это - когда я обыватель. А когда я журналист, я должен быть толерантен и проповедовать идею терпимости. Получается, что я не имею право обсуждать чудные инициативы штатовских ЛГБТ о запрете употребления в школах слов мама и папа, поскольку они некорректны с точки зрения однополых браков. Какая-то однобокая толерантность получается. Только и остается, что «молчи гетеро».

Павел Перец