Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

11:58 22.08.2019

Особое мнение / Константин Добрынин

все авторы
04.04.2012 10:19

Первый русский шанс

Первое апреля поставило знак вопроса после словосочетания "системно-несистемная оппозиция". Весь День дураков twitter захлебывался довольными твиттами "нас винтили ок", "держат в автозаках". По эмоциям это напоминало игру "Зарница". Поэтому если это будет называться "политика" и будет идти таким чередом, то скоро станет не важно, кто и зачем находился на Болотной, а кто был contro. Потому что придут совсем другие люди и предъявят действительную повестку дня.

Первое апреля поставило знак вопроса после словосочетания "системно-несистемная оппозиция".  Весь День дураков twitter захлебывался довольными твиттами "нас винтили ок", "держат в автозаках".  По эмоциям это напоминало игру "Зарница". Поэтому если это будет называться "политика" и будет  идти таким чередом, то скоро станет не важно, кто и зачем находился на Болотной, а кто был contro. Потому что придут совсем другие люди и предъявят действительную повестку дня.

И это будет исторически справедливо.

Период самой новейшей истории, начавшийся с панк-выхода на политическую сцену Pussy Riot, ознаменовался чередой высекающих искры событий.

Изнасилование бутылкой (не русская фраза, но так уж повелось) недавно аттестованными офицерами полиции задержанного в Казани и его смерть, а также ответ на это их министра о человеколюбии с последующим подпеванием им песни "С чего начинается Родина".

Уголовное дело имени Ксении Собчак по факту то ли разбитой камеры, то ли провокации в ресторане, то ли и то и другое, "и можно без хлеба",  что, без сомнения, добавило ей звезд на оппозиционные погоны.

Широкое общественное обсуждение часов патриарха, а также попытка поразить его в гражданских правах на судебную защиту и возможности добиваться возмещения ущерба из-за пыли, вметенной его соседом, экс- министром здравоохранения Шевченко.

Казачий сход на Кубани в количестве 10 тысяч человек по поводу пункта первого (см. Pussy).

Первоапрельская попытка мощного оппозиционного прорыва на Красную площадь с целью гуляния там с лентами белого цвета и  тотальные полицейские задержания в ответ.

И, конечно, грозящие всему живому и натуральному милоновские геи.

Принятый 28 марта Советом Федерации новый закон о партиях, дающий точку отсчета нового времени, был воспринят как событие незначительное.

В общем, мы живем в интересное время (не путать с удобным, жирным). Раньше мне казалось, что путешествия во времени - сказка. Теперь я думаю иначе. Жизнь привела меня в ее логово.

Некоторые эксперты, например известный политолог Белковский, повторяют сейчас тезис, согласно которому в России началась перестройка-2.

Современный аналог горбачевской перестройки-1, официально начавшейся в январе 1987 года, когда на Пленуме ЦК КПСС Михаил Горбачев выступил с программным докладом «О перестройке и кадровой политике партии», и завершившейся после августовского путча в 1991 году, когда распад СССР стал необратим.

Основные признаки перестройки:

• Значительная часть элит (а не просто маргинальные группы) пришла к выводу о неэффективности существующей политико-экономической системы;  слоган «так жить нельзя» звучит в роскошных салонах, лобби-барах и гостиных, а не в нацбольских подвалах.
• Под влиянием позиции этой части элит и группы объективных факторов  власть нехотя, но ощутимо и осознанно идет на уступки в сфере либерализации политической системы.
• Оппоненты власти, еще вчера считавшиеся «внесистемными», получают легальную возможность для проникновения во властные структуры;  барьер между властью и оппозицией перестает быть непреодолимым.
• Среди культурного и гламурного истеблишмента стало модно фрондировать и ругать власть (еще пару лет назад это было немодно, власть была главным законодателем трендов).

В общем, как и 25 лет назад, к ревизии системы начинают призывать люди, вскормленные ею и обязанные ей всем.

Кроме того, на общественно-политическую авансцену выходят люди, чьи образы до боли напоминают скороспелых героев перестройки-1.

Примечательно, что аналогом Анатолия Собчака тех лет ныне все более становится его дочь Ксения, проявляющая себя не только как шоувумен и журналист, но и как талантливый политик. Она уже почти муза перестройки-2, отважно взявшая себе в мужья проспект Сахарова.  Я уверен, свое последнее слово в политике она скажет еще не скоро. Поразительно и любопытно, что из политико-исторического небытия возник заклятый враг ее отца - неистовый Александр  Невзоров, а ее передача "Госдеп-2", если бы шла на Первом, по рейтингам была бы сопоставима с ленинградскими "600 секундами".

Здесь и другие примеры:  Марина Салье теперь перевоплотилась в Немцова, Чирикова до боли напоминает юную Новодворскую, роль красного полковника Алксниса и Макашова неплохо исполняет бритый и желающий быть брутальным человек-арест Удальцов.

Все мы по-разному ощущаем перестройку-1. Кто-то вспоминает ее как праздник: узнали сладкий вкус свободы, впервые увидели заграницу, услышали слово «демократия» и даже начали выбирать себе власть, и вообще тогда «чукча был молодой, его девушки любили». Все Болотные площади и проспекты Сахарова  родом оттуда – из конца 1980-х.

Для кого-то горбачевская перестройка, напротив, трагедия. Она привела к распаду СССР, крушению миллионов судеб и карьер, к тому, что русские стали самым большим разделенным народом в Европе, наконец, завершилась моральной катастрофой для большинства ее лидеров и инициаторов.

Для меня перестройка осталась в памяти уроками литературы, на которых я узнал Шаламова и Довлатова, учителем английского, включавшим нам на занятиях BBC и заставлявшим переводить со слуха, походами после школы к Ленсовету, чтобы посмотреть на палатки с жившими там бородатыми анархистами, монархистами и прочими альбатросами революции. Еще маленькими значками с российским триколором, продающимися везде, и моей детской гордостью, что ношу его на синей школьной форме.

Потому не может быть единого отношения и к тем процессам, которые происходят в обществе сегодня. Кто-то ждет либерализации и демократизации, а кто-то боится дурного повторения сценария-катастрофы  20-летней давности.

Надо эти опасения гнать прочь. Ситуацию в современной России нельзя считать в чистом виде «перестроечной».

Во-первых, в СССР времен Горбачева двигателями «перестройки» были элиты союзных республик, фактически - квазигосударств, наделенных всеми атрибутами независимой государственности и потому готовых в любой момент стать независимыми и формально. Поняв, что коммунистический проект себя исчерпал, союзные республики решили искать свой путь в истории самостоятельно, что и стало важнейшим фактором гибели империи.

Роль катализатора здесь сыграло сформированное в 1990 г. руководство РСФСР во главе с Борисом Ельциным – если бы не их позиция, Союз бы не распался, в худшем случае потерял бы до 5 республик (страны Балтии, Молдова, Грузия), но выжил бы.

Сейчас в России и таких субъектов нет, и ситуация принципиально другая. Регионы, даже самые крупные и влиятельные, могут реформироваться вместе с Россией, но не без неё и не вне её. Еще один факт: почти у всех регионов  отсутствует пассионарность элит, что снимает риски отделения от страны, но и является тормозом роста.

Кроме того, в современной России, похоже, нет нового Ельцина. Навальный, которого некоторое время пытались рассматривать в такой роли, в последнее время серьезно буксует. Ведь, став действительно успешным и популярным на ниве индивидуального крестового похода против коррупции, он оказался не готов ни к коллективным действиям, ни, что самое важное, к борьбе за легальную власть на выборах. Причем на выборах любых, даже муниципальных. И сдавленные крики на митингах о том, кто здесь власть, эту пресловутую власть не принесут. В  этом также отличие одного времени от другого. Кстати, у Ельцина времен перестройки-1 всех этих проблем не было. И это во-вторых.

В-третьих, во главе позднего СССР стоял слабый лидер, который, увы, не мог осмыслить глубинных процессов в стране и мире, а исключительно шел за событиями. Когда это стало ясно элитам, лидер потерял свою легитимность, что, в свою очередь, также катализировало процесс распада Союза.

Путин - не Горбачев, и при всей своей консервативности понимает, что происходит. Турбулентность последних четырех месяцев ему в этом помогла. Потому он и идет на политические реформы, даже те, которые ему лично могут не нравиться, ради сохранения страны и легитимности власти в целом.
Как  известно, в одну реку нельзя войти дважды – волны будут другие. То, что происходит в России сегодня, хоть и похоже на перестройку, только все же не перестройка.

Если мы оглянемся назад, в глубь веков, то увидим, что в России никогда не получались мирные реформы сверху. Раньше они наталкивалось на сопротивление либо непонимание и сползали в "кровавую баню". Подрыв царя-реформатора Александра Второго, которому 13 марта 1881 года в два часа пополудни народоволец Гриневицкий оторвал бомбой ноги, говорит именно об этом.
Именно сейчас перед страной стоит шанс совершить радикальные политические  реформы без крови. Результатом их не будет ни распад страны, ни репрессии. Так грех этим шансом не воспользоваться.

Член Совета Федерации Константин Добрынин