0

Кто и зачем «нарисуется» в Эрарте в 2012 году?

1,5 года, как на Васильевском открылся музей современного искусства «Эрарта». Это самый амбициозный, самый масштабный и в то же время самый спорный музейный проект в области современного искусства в Петербурге. Интервью "Фонтанке" дал директор «Эрарты» Михаил Овчинников.

ПоделитьсяПоделиться

Сегодня ровно 1,5 года, как на Васильевском острове открылся музей современного искусства «Эрарта». Это самый амбициозный, самый масштабный и в то же время самый спорный музейный проект в области современного искусства в Петербурге. В интервью "Фонтанке" директор «Эрарты» Михаил Овчинников рассказал о том, почему зритель важнее личных предпочтений, в каком виде в его музее представят бодрую и наглую молодежь и о том, что еще будут показывать в «Эрарте», кроме живописи и театра.

- «Эрарта» - музей негосударственный, в этом смысле вы гораздо свободнее тех музеев, которые финансируются из казны. Начинали вы, помнится, довольно смело, не испугавшись ни критики высоколобых искусствоведов, ни непонимания публики. И вот вы полтора года проработали. Наверняка вы на чем-то споткнулись, к чему-то прикипели. Какие-то вкусы сформировались?

- Я бы так вам ответил: я не готов говорить о вкусах прежде всего потому, что музей - это не просто коллекция. Музей имеет ответственность не только перед собой и перед художниками. Прежде всего у нас ответственность перед публикой. Мы хотим, чтобы к нам ходило много народу, и всеми силами стараемся способствовать этому. Поэтому наш выбор зачастую, - и мы говорим об этом совершенно открыто, - продиктован пониманием: вот это хорошо сделать именно здесь и сейчас.

Директор музея современного искусства "Эрарта" Михаил Овчинников
Директор музея современного искусства "Эрарта" Михаил Овчинников
ПоделитьсяПоделиться

- Ну, не все же средства для вас хороши, чтобы заманить людей? Есть какие-то ограничения и предпочтения?

- Мы начали с того, что показали коллекцию в основном петербургского искусства, где-то начиная с 1960-х – 1970-х, в основном старшего и среднего поколения. Потом мы ее расширили работами молодых художников. Я обращал внимание, что представителей прессы или просто посетителей очень сложно удержать около картины. Живопись плохо считывается современным зрителем, а инсталляция работает прекрасно и видео работает прекрасно. А что делать, такого зрителя большинство, и мы тоже с этим не можем не считаться. У нас коллекция на момент открытия на 95% состояла из живописи, сейчас эта ситуация постепенно меняется. Каждый музей должен учитывать предпочтения зрителя – это мое мнение.

- На открытии музея вы говорили о том, что ищете художников в регионах России. По сей день, вы продолжаете этим заниматься. Как-то удалось за полтора года более отчетливо обозначить вектор этих поисков?

- Наша любовь к географии и к открытию каких-то новых, невидимых невооруженному глазу вещей вылилась в то, что у нас появился долгоиграющий выставочный проект, который называется «Россия в Эрарте». Презентация проекта прошла в Перми, а первая выставка в рамках проекта была в августе, называлась она «Самарский десант». Смысл проекта, точнее, его первого этапа, - в том, чтобы, расширяя и совершенствуя сеть контактов, находить встречные инициативы и делать большие выставки, представляющие искусство того или иного города или региона. В этом году, например, мы собираемся сделать выставку художников из Западной Сибири. Почему я сказал об инициативах? Мы стараемся, конечно, находить партнеров для этих выставок - какие-то государственные или частные центры.
 
- То есть такого подвижничества со стороны «Эрарты», что поехал – нашел гения где-нибудь в подвале – привез в Петербурге и показал всем, - такого нет?

- Ну почему же? Есть, просто в массовом порядке это сложно делать, и тут вопрос не только в гениях. Существуют и другие потребности. Существует потребность показать большие проекты, которые уже существуют в регионах. И там уже не так важно, гении или не гении. Там есть кураторы, и мы стараемся в проекте «Россия в Эрарте» работать с ними. Ну, например, в Самаре был партнер, который называется «Самара центр». Два местных куратора сделали по проекту, и у нас собралось около 30 участников. «Эрарта» выступала как инициатор и организатор, но в процессе отбора мы не участвовали.

- Какие планируются самые главные события в Эрарте в 2012 году?

- Прежде всего еще две выставки из уже названной программы «Россия в Эрарте»: в мае-июне – Западная Сибирь, и к концу года мы планируем показать художников Юга России. Выставку из Новосибирска будет курировать Владимир Назанский из Нового музея. Он сам из Сибири, хорошо знает материал, ему там принадлежит много инициатив, в том числе и Сибирская биеннале графики. Кроме этого будет большая выставка молодых художников под названием «Социальная сеть» – это такая сборная солянка бодрой и наглой молодежи. Из международных выставок: совсем скоро покажем итальянского скульптора Джанмарию Потенца, он делает абстрактные вещи из бронзы. К концу года будет выставка относительно молодых художников из Швейцарии под названием «Новый идеализм».

- Арт-критики о вас довольно мало пишут. Как вы к этому относитесь, и почему, на ваш взгляд, это происходит?

- Не всегда. Скажем, Сергей Хачатуров приезжал на открытие музея, у него был нормальный совершенно отзыв, он как-то правильно указал на недостатки, здраво всё оценил. У Константина Агуновича был хороший материал. Хотя в целом я понимаю, о чем вы говорите. Мне кажется, что проблема тут в арт-критике, а не в нас, независимых оценок очень мало. Какой-то адекватный разговор начинается, когда есть проект и есть ангажированные в этот проект люди. Мы мало работаем с внешними кураторами, и, грубо говоря, от нас не исходит заказа.  Где у нас некий орган, некая площадка для высказывания независимых мнений? Есть любимый мной «Художественный журнал», но к реалиям нашим он имеет мало отношения. Мне кажется, что было бы очень неплохо, если бы люди пытались не играть в страусов. Наши критики как будто боятся испачкаться, им гадливо писать про Россию. Про Венецианскую биеннале или про «Арт Базель»  - пожалуйста, там все хорошо, чисто и прекрасно. В России очень сложная художественная реальность, на мой взгляд. Она как бы несколько уровней имеет, в этом смысле мне очень близко понятие транстемпоральности, когда существуют одновременно несколько времен, несколько культур. Нельзя же ни в коем случае закрывать глаза, скажем, на такое явление, как Российская академия художеств.

- Сами себя вы чем ощущаете на карте художественной жизни нашего города? Я вот единственное обобщение смогла для «Эрарты» придумать – что это такой народный музей современного искусства.

- Слово «народный» у нас в стране имеет слишком много негативных коннотаций, но, в принципе, я иногда говорю об этом. Да, наверное, это так, потому что в нашем отношении к художникам есть определенный либерализм и утопизм. Многие не понимают, зачем спасать утопающих. Есть искусство, которое сидит в глубинке, зачем его куда-то тащить? Мы же хотим, чтобы те таланты, которые у нас в стране существуют, процветали и развивались. Как мне кажется, неплохую роль мы начинаем играть и в жизни молодых художников из Петербурга. И, конечно, мы видим себя в роли популяризаторов искусства. Для нас очень важен диалог с нашим посетителем, и мы делаем важные вещи, которые искусство комментируют и дополняют. Я имею в виду наши каталоги, конкурсы на эссе про полюбившиеся вещи из коллекций. Литературный фристайл нам близок, когда люди объясняют, почему им что-то нравится. Это, разумеется, не имеет никакого отношения к арт-критике.

- Как вы собираетесь отмечать второй день рождения?

- Мы повторим акцию «Нарисуйся в Эрарте», она показалась нам очень удачной. Может быть, с какими-то модификациями.

Мария Элькина, «Фонтанка.ру»

Справка "Фонтанки"
Музей  современного искусства "Эрарта" открыл свои двери для посетителей 30 сентября 2010 года. Здание, которое занимает музей, было построено в 1951 году для Василеостровского райкома коммунистической партии, которому, впрочем, так и не суждено было там работать. Фасад здания являет собой образец позднего сталинского классицизма. Переоборудование здания под музей современного искусства началось в 2008 году и продолжалась в течение двух лет. Общая площадь здания составляет около 8000 кв.м, постоянная экспозиция музея занимает около 2500 кв.м., а залы, предназначенные для временных выставок, - 1000 кв.м. С введением в эксплуатацию нового крыла здания выставочные площади будут увеличены на 1500 кв.м.
Здание музея и галерей в Санкт-Петербурге за 1,5 года работы музея посетили свыше 100 тысяч гостей. Масштабные акции в "Эрарте" также пользовались вниманием: открытие музея посетили 5000 человек, акцию "Нарисуйся в Эрарте" в 2012 году - 3000, в Ночь музеев в 2011-м в музее побывало более 6000. Сайт проекта "Эрарта" ежедневно посещают в среднем 1000 человек, в сообщества в социальных сетях входят 14 000 человек.
Музейное собрание "Эрарты" насчитывает около 2000 произведений, созданных более чем 150 художниками из различных регионов России. За период с 30.09.2010 по 31.12.2011 в здании музея в Санкт-Петербурге состоялось более 30 художественных выставок, 250 театральных постановок, концертов, творческих встреч и фестивалей, вручались премии в области журналистики, рекламы и дизайна.
Галереи современного искусства "Эрарта" открылись в трех странах - Великобритании, Швейцарии и США, благодаря чему за 2011 год за рубежом было выставлено около 400 произведений более чем 25 современных российских художников.
В 2010 году Эрарта получила почетный диплом "Новорожденному музею" от жюри премии "Музейный Олимп", в 2011 году на эту премию "Эрарта" была номинирована в трех категориях: "Музей года", "Выставка года", "Престиж Петербурга".


 

Директор музея современного искусства "Эрарта" Михаил Овчинников
Директор музея современного искусства "Эрарта" Михаил Овчинников

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...