0

Театралов выведут в Сеть

То, что вот уже три года строится во дворах между Фонтанкой и улицей Зодчего Росси и прежде имело рабочее название «Новая сцена Александринки», наконец обрело не только стены, но превратилось во внятный проект под именем «Творческо-экспериментальный центр Александринского театра», который откроется в мае 2013 года и равного которому не будет в мире.

То, что вот уже три года  строится во дворах между Фонтанкой и улицей Зодчего Росси и прежде имело рабочее название «Новая сцена Александринки», наконец обрело не только стены, но превратилось во внятный проект под именем «Творческо-экспериментальный центр Александринского театра», который откроется в мае 2013 года и равного которому не будет в мире.

Об этом сообщили журналистам худрук Александринского театра Валерий Фокин, режиссер Андрей Могучий, представленный как художественный руководитель «Творческо-экспериментального центра» Александринки, а также заместитель Фокина по научной работе Александр Чепуров. К ним присоединился замминистра культуры РФ Григорий Ивлиев, объяснивший, почему проект стоимостью 1 миллиард 600 миллионов был поддержан на самом высоком уровне.

Сама по себе идея объединить под одной крышей современный театральный зал  с трансформирующимся пространством и аппаратурой по последнему слову техники, учебный комплекс и мультимедийный центр уже работает в некоторых культурных «новостроях» — как минимум, в хельсинкском Доме музыки (с той оговоркой, что там речь идет, разумеется, о зале концертном). Уникальность проекта Александринского театра — в двух позициях. Первая — принципиально новый подход к обучению тех, кто призван делать современный театр. Вторая — ультрасовременный уровень мультимедийных технологий.

Как пояснил Александр Чепуров, который последние четыре месяца исполняет обязанности ректора петербургской Театральной академии, речь не идет об отдельном учебном заведении в стенах Творческо-экспериментального центра - скорее всего, он приютит под своей крышей «одну из ветвей петербургского театрального образования». Вероятнее всего, это будет последипломное образование — магистратура, ассистентура. В то же время, понятно, что ничто не помешает как Валерию Фокину, так и Андрею Могучему набрать собственные курсы и вести их не в исторической здании Театральной академии, а в новой Александринке. Фокин даже пококетничал, что, если ему позволят, он бы с удовольствием повозился в новом Центре с режиссерами, потому что хочется, чтобы молодые люди не просто стремились к самореализации, а делали это на хорошей профессиональной базе.

Андрей Могучий, в свою очередь, заявил, что не чувствует в современном театральном пространстве недостатка в молодых людях, которые чувствуют сегодняшний день, по-хорошему агрессивных и креативных. Зато, на его взгляд, огромной проблемой является сознание театральных менеджеров, которые ограничиваются тем, что носят билеты в кассы, и проявляют полную неспособность работать с конкретными проектами, искать для каждого из них своего зрителя. Проблемно также, по мысли Могучего, найти хорошего звукорежиссера или художника по свету — люди проявляют полную неспособность работать в команде, ощущать себя создателями спектакля. Всему этому и нужно учить в современном театральном учебном заведении.

Могучий обозначил также некоторые пути, по которым он с коллегами намерен двигаться, воспитывая художников нового типа. Прежде всего, по мнению режиссера, нужно покончить с элементарной необразованностью, с той ситуацией, что в российском театре сейчас считается модным и трендовым то, что в Европе исчерпало себя в 90-е годы. А между тем, при современных технологиях ничего не стоит смотреть он-лайн премьеры в ведущих театрах Европы и мира. «Вообще, на мой взгляд, мультимедийные технологии — это главное, что надо развивать, - сказал Могучий корреспонденту «Фонтанки». - И в новом Центре все будет сделано таким образом, что, имея свой гаджет, вы сможете смотреть спектакли из любой точки мира. Но это-то как раз самое простое. А самое сложное — наладить мультимедийные связи внутри нашего комплекса, научиться их использовать, создавая современный спектакль. Такого уровня театрального комплекса я нигде в мире не видел, хотя много ездил и давал мастер-классы не только в Европе, но и в Америке, в Линкольн-центре».

Так постепенно выяснилось, что главным во всех радикальных процессах, грядущих в Александринке, оказался человек, который до поры до времени тихо сидел сбоку и которому даже представительскую табличку в новом офисе ИТАР-ТАСС не сделали. Андрей Кононов, который когда-то вместе с Могучим учился в ЛИАПе (ныне ГУАП), специализируется по интернет-технологиям. Теперь он должен обеспечить техническую революцию в одном отдельно взятом театре страны. По его словам, Интернет театру не так, чтобы очень нужен, а вот театр Интернету — нужен еще как. Дабы в неконтролируемую ни одной из стран полностью «сетку» добавить значительный культурный пласт. Андрей Кононов пообещал в Творческо-экспериментальном центре Александринки ультрасовременные оптоволоконные кабели, с помощью которых можно будет не только премьеры за океаном смотреть в режиме он-лайн, но и спектакль одновременно в трех странах играть, сочетая реальных и виртуальных актеров. Причем, все эти технологии не должны быть чем-то разовым, исключительном, должны быть поставлены на поток, включая и высококачественный беспроводной Интернет, которым режиссеры смогут свободно оперировать.

Речи компьютерного гуру дали новый виток воодушевленным мечтам о будущем. Валерий Фокин выразил уверенность, что высокотехнологичный театральный центр продлит жизнь Александринки, сработав по принципу сообщающихся сосудов — даже несмотря на то, что на исторической сцене будет идти по преимуществу классика. Замминистра объявил, что создание новых мультимедийных ресурсов значится в государственной программе по культуре одной из главных задач — что важны не только он-лайн трансляции, но и архивирование достижений, создание в мировой сети серьезного культурного пласта, пропагандирующего уникальную русскую культуру. А Александр Чепуров высказал мнение, которое поддержали все: возможности мультимедийных технологий таковы, что стоит всерьез подумать о новых моделях и формах как образования, так и театра, который мы себе сейчас еще даже не воображаем.  

Разумеется, появление столь исключительного проекта на берегах Невы стоит только приветствовать. Но у этой сверкающей золотом медали есть две стороны. Конечно, прав Валерий Фокин, миллиард шестьсот по сравнению с, по его выражению, «стройками века», вроде Большого театра, на реконструкцию которого ушло 17 миллиардов, - деньги не такие уж большие. С в то же время, на фоне такого проекта положение в большинстве городских театров уже иначе как нищетой и не назовешь. А про молодые, но подающие большие надежды негосударственные театры уж и говорить нечего. Но такое положение вещей должно стать, разумеется, головной болью властей предержащих. Иначе мы опять получим ситуацию конца 90-х, озвученную Андреем Могучим: часть талантливых людей, которые мощно работали в Петербурге на рубеже 80-90-х годов прошлого века, в итоге растворилась, часть — уехала в Европу, часть — слилась с системой.  

Жанна Зарецкая, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...