18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
09:00 21.09.2018

Лишение свободы за знание об оружии

Московский районный суд вынес приговор троим петербуржцам, обвинявшимся в незаконном хранении и перемещении оружия, из которого в мае 2006 года было совершено покушение на фактического владельца «Петербургского нефтяного терминала» Сергея Васильева. Один из приговорённых фактически наказан за то, что слышал о хранившемся оружии, но не сообщил об этом правоохранительным органам.

Лишение свободы за знание об оружии

radikal.ru

Московский районный суд вынес приговор троим петербуржцам, обвинявшимся в незаконном хранении и перемещении оружия, из которого в мае 2006 года было совершено покушение на фактического владельца «Петербургского нефтяного терминала» Сергея Васильева. Один из приговорённых фактически наказан за то, что слышал о хранившемся оружии, но не сообщил об этом правоохранительным органам.

Выгодное признание

Судья Московского районного суда Светлана Фирсова признала всех троих подсудимых виновными в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 222 УК РФ («незаконное хранение оружия»).

Это уголовное дело с самого начала рассмотрения принципиально отличалось от прочих «антибарсуковских» дел: вопреки сложившейся традиции, один из обвиняемых до последних минут судебного следствия категорически отказывался признавать свою вину и сотрудничать со следствием. Этот человек — бизнесмен Владимир Патапов — и получил самый жесткий приговор: 1,8 года реального лишения свободы. При этом суд признал его виновным лишь в «соучастии в форме пособничества» в совершении «незаконного хранения оружия» (часть 5 статьи 33 и часть 1 статьи 222 УК РФ).

Поведение Патапова представляется самым непоследовательным. Он почти 2 года отрицал очевидное (знал ведь, что в его гараже «завелось» оружие, но не заявил полиции), из-за чего сидел в изоляторе, а в последние минуты судебного процесса неожиданно частично признал вину: мол, был не прав, в полицию не обратился, простите. От совершения преступления «организованной группой» (на чем настаивало гособвинение) он все равно категорически отказался.

Двое других, полностью признавших свою вину подсудимых, — Валерий Козин и Игорь Чистюхин — получили по полтора года условного лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года.

Владимир Патапов к моменту вынесения приговора провёл под арестом как раз 1 год и 8 месяцев, в связи с чем вышел на свободу прямо из зала суда. Сотрудничавшие со следствием Козин и Чистюхин приходили на судебные заседания из дома, поэтому с точки зрения ограничения свободы для них ничего не изменилось.

Суть дела, слушание которого завершилось в Московском районном суде Петербурга, предельно проста: троих петербуржцев, так или иначе связанных с Рязанской областью, обвиняли в перемещении и хранении оружия, из которого в мае 2006 года пытались застрелить фактического владельца «Петербургского нефтяного терминала» Сергея Васильева, но, по стечению обстоятельств, убили его охранника, а его самого и ещё нескольких охранников ранили. Оружие, по версии следствия, какое-то время хранилось в гараже, который помогавший Патапову в бизнесе бывший борец Игорь Чистюхин арендовал по просьбе Патапова. Как видно из материалов дела, Чистюхин, обнаружив в гараже оружие, сообщил об этом Патапову, который вместо того, чтобы вызвать полицию, потребовал срочно избавиться от опасной "находки". Третий подсудимый — бизнесмен Валерий Козин — по версии следствия, вывозил оружие из этого гаража и передал его другому участнику преступления.

На судебных заседаниях Чистюхин с Козиным в ответ на любые вопросы произносили лишь одну фразу: «На усмотрение суда», а Патапов вёл себя достаточно дерзко (в рамках корректности) и не без юмора отстаивал позицию о собственной невиновности. Его защищали два адвоката, в том числе известный в петербургском юридическом сообществе Павел Жичкин, одним из клиентов которого является Юрий Колчин, осуждённый за участие в убийстве депутата Государственной Думы РФ Галины Старовойтовой.

Судья Светлана Фирсова также пыталась реагировать на выступления Патапова с юмором, но создавалось впечатление, что дерзкий и многословный подсудимый раздражает её.

Незадолго до начала процесса Санкт-Петербургский городской суд вынес обвинительный приговор человеку, который привёз злополучное оружие в гараж в присутствии Чистюхина (тот якобы не знал, что именно находилось в сумках). А Московский районный суд вынес обвинительный приговор бывшему спецназовцу, который, получив оружие от Козина, проверил его и передал кому-то третьему. Оба приговора вступили в законную силу, причём оба осужденных получили мягкие наказания, потому что полностью признали свою вину.

Таким образом, с самого начала завершившегося сегодня процесса мягкие, но обвинительные приговоры в отношении Чистюхина и Козина были предсказуемы, у категорически отрицавшего свою вину Патапова шансов практически не было.

За «организованную группу»

Следствию в этом деле явно хотелось, чтобы проделанная работа выглядела посолиднее. Отсюда и статья обвинения - часть 3-я статьи 222 УК РФ  - «незаконное хранение оружия, совершённое организованной группой» (предусматривает наказание до 8 лет лишения свободы).

Хотя из материалов дела видно: Чистюхин по просьбе Патапова арендовал гараж, в который их общие знакомые принесли оружие. Чистюхин, случайно узнав об этом (заглянул в показавшиеся подозрительными сумки), пожаловался Патапову. После этого кто-то кому-то начал звонить с требованиями вывезти криминальный груз, и в конце концов за оружием приехал Козин.

И никто этого не отрицает: да, так вышло, да, не стали обращаться в правоохранительные органы. Но такой расклад, даже с точки зрения формальной логики, тянет максимум на 1-ю часть 222-й статьи («незаконное хранение оружия»), которая предусматривает максимальное наказание в виде 3 лет лишения свободы. И то в случае с Патаповым можно спорить — он и в гараже-то том, похоже, не был, слышал лишь от Чистюхина про обнаруженное тем оружие. Обвинить его можно лишь в том, что сразу не позвонил по «02»: если бы позвонил, возможно, трупов бы не было.

Но стороне обвинения такой расклад, судя по всему, казался непрестижным — им, видимо, хотелось отчитаться о раскрытии преступления, «совершенного организованной группой». Думается, поэтому в уголовном деле появились свидетели, показания которых удивительным образом похожи друг на друга и сводятся к одному: они от кого-то слышали, будто Патапов в тамбовской ОПГ занимается хранением оружия. Некоторые ссылались при этом на генерального директора ООО «Ника-плюс» Юрия Смекалова (осуждён вместе с Владимиром Барсуковым за рейдерство), который якобы познакомил их с Патаповым. Апофеозом абсурда стало выступление на суде самого Смекалова, который заявил, что никогда с Патаповым знаком не был, в связи с чем знакомить с ним никого не мог; а лжесвидетельствовал взамен на обещания сотрудников правоохранительных органов, которые те не выполнили.

Колоритными выступлениями были допросы осуждённых вместе с Барсуковым за резонансные рейдерские захваты бывших борцов из Рязани Альберта Старостина и Александра Баскакова (кстати, он - бывший чемпион мира по классической борьбе среди юниоров). Старостин привычно сказал то же, что говорит на всех процессах: случайно слышал о том, что выгодно гособвинению.

Баскакова явно «колбасило»: он отдувался, вытирал пот, просил воды и не смог ответить на вопрос Патапова, как тот выглядел во время якобы имевшей место их встречи, на которой якобы присутствовал легендарный Владимир Барсуков («в составе организованной группы»!). Патапов же выглядел как обычно — у него огромный шрам в пол-лица. Баскаков заявил: про то, как Патапов хранил оружие для тамбовской ОПГ, он знал от Игоря Гореславко (недавно осужден за рейдерство после экстрадиции из Ливана). Выступивший несколько судебных заседаний спустя Гореславко сказал, что Патапова видит впервые, а потому ничего никому говорить про него не мог.

«Задним фоном» звучала информация о предыдущей судимости Патапова (отсидел 9 лет за наркотики в колонии в Рязанской области, где на своё горе и познакомился с теми, кто свёл его с нынешними подельниками). Патапов, кстати, от прошлого не отрекается, он в суде так и заявил: «Когда я встречаю на улице человека, с которым познакомился в колонии, то не кричу ему: «Не подходи ко мне, ты уголовник!» Мы с ним общаемся, пьём кофе, но я не совершаю при этом ничего уголовно наказуемого».

Не совсем слепая Фемида

Из приговора, вынесенного судьёй Московского районного суда Петербурга Светланой Фирсовой, можно сделать вывод: если вы узнали, что у вас в гараже (на даче, в сарае — не важно) кто-то хранит оружие, и сразу не сообщили об этом в полицию — значит, вы тоже храните это оружие, за что и поплатитесь. А если найдутся «доброжелатели», которые скажут, что от кого-то когда-то слышали, будто вы вообще храните оружие в составе тамбовской (или любой другой ОПГ), — то вам может светить совершение преступления «в составе организованной группы».

Автор предвидит обвинения читателей в защите уголовника, ведь нельзя быть уверенным в том, что с Патаповым заранее не договаривались о хранении оружия, а тот просто не стал предупреждать об этом Чистюхина. Честный ответ: такой вариант не исключен, но из собранных следствием доказательств это не следует. А Фемида должна быть слепа по отношению ко всему, что не доказано, — иначе она теряет имидж.

И, надо сказать, судья Светлана Фирсова весьма неожиданно вышла из этой непростой ситуации. Она признала Патапова виновным в совершении наименее серьезного (по сравнению с другими подсудимыми) преступления, но назначила самый суровый приговор. Который, правда, по иронии судьбы, оказался самым не суровым: Козину и Чистюхину предстоит еще 2 года «отмечаться» в органах, а для Патапова история закончилась полностью – он поехал домой, потому что фактически уже отсидел свое.

Справка:

Покушение на Сергея Васильева произошло 5 мая 2006 года на пересечении Левашовского проспекта и Ординарной улицы.

Киллеры использовали два автомобиля: на одном Вячеслав Ежков заблокировал кортеж Васильева («Ролс-Ройс» с самим Васильевым за рулём и «Шевроле-Тахо» с охраной). Братья Михалёвы, по версии следствия, в этот момент подбежали к кортежу и открыли шквальный огонь из двух автоматов Калашникова, которые за пару часов до того доставил на место преступления Алексей Игнатов. Автоматы «ждали» киллеров в специальном тайнике в заднем сиденье машины.

Сергея Васильева, судя по всему, спасло только то, что он сумел выехать с линии огня, пересек перекресток и врезался в припаркованную примерно в ста метрах на Левашовском «Ниву». Стрелки без машины не смогли его догнать и дострелить. Зато охранники Васильева пострадали серьёзно: один из них погиб, еще трое были ранены.

В октябре 2006 года милиционеры задержали братьев Андрея и Олега Михалёвых, которым сегодня предъявлено обвинение в совершении этого преступления.

В сентябре 2007 года обвинение в организации покушения на Васильева было предъявлено Владимиру Барсукову, который к тому времени уже находился «под прицелом» правоохранительных органов из-за многочисленных рейдерских захватов петербургских предприятий. По версии следствия, Барсуков потребовал от Васильева крупную сумму компенсации за свой вклад в создание бизнеса, который на момент тех событий уже фактически принадлежал Васильеву. Тот якобы в категоричной форме отказался.

В июле 2009 года из возбуждённого по факту покушения на Васильева уголовного дела было выделено в отдельное производство уголовное дело в отношении Михаила Тюрина, Александра Корпушова, Валерия Козина, Сергея Кузнецова и «не менее четырёх неустановленных лиц».

В 2010 году к разным срокам наказания были приговорены трое участников преступления: Алексей Игнатов, Вячеслав Ежов и Александр Юрцев. А в октябре 2010 года было выделено в отдельное производство уголовное дело в отношении Александра Меркулова, Михаила Тюрина, Александра Корпушова и некоего Сергея Кузнецова, роль которого в совершении этого преступления нам пока представляется туманной. Все они были объявлены в международный розыск.

В середине ноября 2011 года Александр Меркулов был экстрадирован из Украины в Россию. На момент выхода этого материала он содержался в одном из следственных изоляторов Москвы.

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...