18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
21:23 20.08.2018

Особое мнение / Дмитрий Травин

все авторы
12.12.2011 22:30

Очередные задачи болотной власти

После субботних митингов Россия сильно изменилась. Не в том смысле, что жизнь завтра может пойти каким-то иным путем. В этом плане все остается по-прежнему: кормушки сохранены и ждут, когда к ним присосутся те политические силы, что были успешны 4 декабря. Однако вопросы, которые оставались неизменными на протяжении многих лет, сегодня встают совершенно по-иному.

После субботних митингов Россия сильно изменилась. Не в том смысле, что жизнь завтра может пойти каким-то иным путем. В этом плане все остается по-прежнему: кормушки сохранены и ждут, когда к ним присосутся те политические силы, что были успешны 4 декабря. Однако вопросы, которые оставались неизменными на протяжении многих лет, сегодня встают совершенно по-иному.

На протяжении почти всей путинской эпохи, садясь утром писать очередную статью, я думал обычно о том, чтобы поразмышлять с читателем над проблемами, которые скрывает наше кажущееся процветание. Сегодня глубина проблем очень многими осознается в равной степени. А вот выводы из этого разными людьми делаются совершенно различные.

Какие задачи стоят ныне перед строителями путинского режима? Они будут стремиться его сохранить посредством очередного витка манипуляций. И станут предпринимать максимум усилий для того, чтобы тысячи несогласных с Болотной приняли бы эти манипуляции за истинную трансформацию системы.

Для сохранения системы можно, к примеру, запросто уволить г-на Чурова. Незаменимых людей в таких выгодных делах у нас нет. «Другой найдется благонравный низкопоклонник и делец», – заметил бы, наверное, по данному поводу Грибоедов. Можно даже отправить в запас «Единую Россию», поскольку она никогда не была у нас партией власти. Единороссы являлись лишь передовым отрядом, который Кремль может вывести в тыл, чтобы зализать раны, переосмыслить проблемы и перестроить ряды.

Какие задачи стоят перед теми, кто усилил в парламенте свое представительство? Они будут стремиться найти общий язык с Кремлем для того, чтобы еще больше ослабить позиции «Единой России» и одновременно не допустить дальнейшей демократизации системы, в ходе которой их позиции могли бы поколебать быстро активизирующиеся внесистемные партии. То есть те, кто не шел на компромисс с Путиным и поэтому остался за бортом нынешней Думы.

Митинг на Болотной потребовал от Оксаны Дмитриевой сдать мандат. И это требование было вполне логично, поскольку высокий результат коммунистов, эсеров и "жириков" стал следствием того, что люди проголосовали за них в знак протеста против системы, как таковой, а отнюдь не для того, чтобы одна кремлевская нога шагнула во власть вместо другой. Однако сдать мандат пока пообещал лишь Геннадий Гудков, да и тот увязал свое решение со сдачей мандатов единороссами, которого можно ожидать, когда рак на горе свистнет. А коммунисты уже прямо заявили, что ничего не сдадут. Будут оставаться избранниками народа на выборах, которые сами же считают фальшивкой.

Ссылки на «ЕдРо» бессмысленны, поскольку дело-то не в «Единой России», не в таких странных, нечаянно пригретых славой фигурах, как Грызлов. Дело в той системе власти, при которой к кремлевским кормушкам будет допущен любой коммунист, "жирик" или эсер, если только он готов эту систему обслуживать.

Какие задачи стоят сегодня перед лидерами уличной оппозиции? Давить без конца на систему для того, чтобы она окончательно рухнула. Если власть, как в 1917 году, будет валяться на улице, то именно уличным лидерам проще всего будет ее подобрать. И это опасно. Валерия Новодворская уже увидела в деятельности Алексея Навального сходство с тем, как в свое время приходил под антикоррупционными лозунгами к власти Александр Лукашенко. А Константин Добрынин даже назвал свою статью на «Фонтанке» «Остановить Навального».

Здесь кто-то мне может сказать, что я повторяю старый тезис нашистов и всякой подобной публики о том, что нельзя допускать революции. Но тезис-то сам по себе был правильный. Проблема состояла в том, что недоучившиеся нашисты полагали, будто с революцией можно бороться лишь методами типа «держать и не пущать», тогда как на самом деле они предотвращаются с помощью диалога власти и общества. А обязательным условием такого диалога является готовность услышать друг друга и при необходимости пойти на компромисс. Путинская власть вела себя прямо противоположным образом, маргинализируя любую оппозицию (включая весьма достойных людей) и тем самым пробуждая по отношению к себе звериную ненависть улицы.

Итак, наиболее вероятное развитие событий сегодня следующее. Кремль и системная оппозиция идут навстречу друг другу, благо одни готовы манипулировать любыми способами, тогда как другие готовы участвовать в любых манипуляциях.

Уличные лидеры продолжают давить на власть с использованием ненормативной лексики, которая уже прозвучала из уст Навального, и ненормативных действий, которыми давно уже славится Лимонов. Если победит система, все останется, как прежде, за исключением принадлежности кормушек. Если победит улица, все переменится так, что мало никому не покажется.

В этой ситуации у людей, которые хотят нормального развития страны, равно далекого как от коррупционного, так и от революционного беспредела, задачи оказываются совершенно иными, нежели у Кремля, Думы и Улицы. В принципе, ответственные люди есть и в Кремле, и в Думе, и на Улице. Все сказанное выше о корыстных интересах основных политических игроков, естественно, относится к структурам в целом, а не к конкретным лицам. Важно, чтобы разумные люди вышли из своих структур и помогли другим разумным людям наладить компромисс.

Именно в этом смысле я бы понимал то, что сказал Алексей Кудрин в понедельничном интервью «Ведомостям». Для кремлевских обитателей важно сейчас отказаться от манипулятивной стратегии Владислава Суркова и взять курс на реальную демократизацию общества. При этом особенно важны здесь фигуры посредников – тех, кто будет проводить внутриполитический курс вместо Суркова.

Посредники должны, с одной стороны, пользоваться доверием Путина, который пока еще остается реальным хозяином ситуации, а с другой – иметь авторитет в среде разношерстой оппозиции, не встроенной во властную вертикаль. Это все очень важно, поскольку Путин должен верить в то, что демократизация не приведет к расправе (иначе Кремль будет стоять до последнего патрона, как тот сумасшедший единоросс, что обещал на днях унести с собой на тот свет 30 либералов). А оппозиция должна верить в то, что с ними не сыграют в такие игры, в какие Сурков играл с «Правым делом», «Родиной» и другими политическими силами.

Я, честно говоря, не очень верю в оптимистичный сценарий, поскольку Путин отвык от каких-либо компромиссов, а оппозиция настолько не структурирована, что там даже непонятно, с кем можно иметь дело. Однако во всемирной истории демократии есть немало случаев сближения сил, которые, казалось бы, непримиримы. И это оставляет какую-то надежду.

Дмитрий Травин

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.