18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:53 25.09.2018

Наше равнодушное «Да»

Тысячи студентов из разных регионов России собрались в Москве в день выборов под предлогом поддержки партии «Единая Россия». Один тот факт, что мероприятие организовывалось прокремлевским движением «Наши», заставил насторожиться экспертов и политиков. «Фонтанка» решила поучаствовать в акции и выяснила, что опасения были напрасными. Собранные «нашистами» толпы опасны для общества не больше, чем вызывающая усмешку оппозиция.

Наше равнодушное «Да»

Тысячи студентов из разных регионов России собрались в Москве в день выборов под предлогом поддержки партии «Единая Россия». Один тот факт, что мероприятие организовывалось прокремлевским движением «Наши», заставил насторожиться экспертов и политиков. «Фонтанка» решила поучаствовать в акции и выяснила, что опасения были напрасными. Собранные «нашистами» толпы опасны для общества не больше, чем вызывающая усмешку оппозиция.

На организаторов молодежного форума в Москве мы вышли через социальную сеть. Через ту самую Анастасию Шипилину, которая первая сообщила о готовящейся поездке и от которой после шумихи в прессе отреклись в руководстве движения «Наши». Правда, путь к реализации нашего замысла оказался не прост. Сначала Анастасия переправила к некой Елене, затем и эта девушка сказала, что не занимается сбором людей и посоветовала обратиться к Андрею. Молодой человек на сообщение отреагировал по-деловому:

- Приходите сегодня на собрание в офис по адресу: улица Большая Морская, дом 27. - А ничего, если я пока не член движения «Наши?» - Ты и не от движения «Наши» поедешь. Вы едете от проекта «Гражданские инициативы» от федерального агентства по делам молодежи.

Через пару часов выяснилось, что собрание отменяется, но мы встретились с Андреем переговорить о целях поездки. Молодой человек был подозрителен и с ходу поинтересовался, откуда я знаю про мероприятие. Путаные объяснения про Настю-Лену-Андрея его вроде успокоили, и он рассказал, что 4 декабря в Москве будет проходить «Форум гражданских активистов». «Мы туда поедем голосовать в поддержку нашего президента за «Единую Россию», потому что выбора больше нет. Явно голосовать не за КПРФ, это все в прошлом, и не за ЛДПР, потому что они предлагают вообще непонятно чего», - дальше Андрей стал рассказывать о том, что в день голосования на улицы могут выйти толпы несогласных, которым заплатили по 5 тысяч рублей, и потребовать перевыборов и вообще устроить революцию по «оранжевому сценарию». Чтобы это предотвратить, мы и должны поехать, ходить по улицам и площадям Москвы, заняв, таким образом, все основные площадки.

Естественный отбор

Несмотря на полную готовность ехать, голосовать, поддерживать, Андрей сказал, что для начала необходимо пройти собеседование с руководителем проекта «Гражданские инициативы». Ею оказалась Надежда Тарасенко, в недавнем прошлом глава петербургского отделения «Наши». Увидев корреспондента «Фонтанки», она спросила: «А Вам, простите, сколько лет?». «29». «А Вы знаете, что у нас проект для молодых? Там будут тяжелые бытовые условия, спать на полу, много ходить по улицам». «Ну, мне же не 45 лет», - пришлось даже возмутиться. Вместе со мной собеседование проходили еще две девушки, чей внешний вид сомнений не вызывал – студентки. Всем троим Надежда рассказала, как происходят «оранжевые революции», и почему мы должны выиграть информационную войну. Студентки были достаточно не уверены в своем стремлении спасти мир, но в Москву поехать хотели. Только их смущало, что ехать нужно на три дня, два из которых - будние. «У меня, конечно, есть девочка-дизайнер, которая сможет нарисовать вам справки, но лучше отпроситесь в деканате по семейным обстоятельствам или просто прогуляйте», - разбила их надежды Надежда Тарасенко.

Записав наши номера телефонов и паспортные данные, Надежда распрощалась, предупредив, что нам могут звонить из Москвы и проверять нашу идеологическую направленность. Если им покажется, что помыслы не чисты, а стремления не бескорыстны, из списков участников отчислят. Наличных денег никто не предложил. Проверяющие из столицы звонили три раза, судя по всему, мои программные заявления их устроили. Через несколько дней выяснилась неожиданная проблема: открепительное удостоверение по временной регистрации не дают. Однако Надежда Тарасенко довольно спокойно отреагировала на эту новость: «Ничего страшного, поедешь так, мне тоже за открепительным далеко нужно ехать». Через неделю мой куратор Андрей сообщил, что в субботу намечена встреча с главой Росмолодежи Василием Якеменко.

В Доме молодежи «Форпост» в Выборгском районе было большое скопление студентов в максимальном возрасте чуть за 20. На беседу с руководителем Федерального агентства по делам молодежи мы заходили небольшими группами человек по 70-80. Когда Василий Якеменко начал говорить, стало понятно, чьи мысли озвучивают мой куратор Андрей и Надежда Тарасенко. Но если из уст последних рассуждения о политике звучали нелепо, то кадровый чиновник довольно умело завладел вниманием аудитории. Он старался говорить на одном языке с ними, проводил экспресс-опрос на тему, кто купил себе машину, квартиру, собаку, компьютер. Из стройной логики его рассуждений, действительно, выходило, что мы многим обязаны государству. И что хоть оно не совершенно (это Якеменко тоже признавал), но нужно время, чтобы искоренить коррупцию и решить социальные проблемы. Справедливости ради стоит отметить, глава Росмолодежи никого не принуждал ехать, напротив, он отговаривал. «Если кому-то кажется, что у него в жизни все плохо, что ничего хорошего с ним за последние годы не случилось, пожалуйста, не ходите с нами, нам неудачники не нужны», - не раз повторил он, предупреждая также об отсутствии бытового комфорта: «Девочки, горячей воды не будет, сидите лучше дома».

Вагон до столицы

Ровно в полночь с 3 на 4 декабря на Московском вокзале собрались те, кого ожидаемо не напугали угрозы Якеменко. В моей группе по спискам должно было быть 48 человек. Руководить нами был поставлен Николай. Его испуганные глаза и нервные движения говорили о том, что роль лидера для него нова. Всего групп было 8, планировалось, что в каждой будет по 50 человек. Все собирались в разных местах, а затем грузились в вагоны поезда №101, который не значился в расписании - специально для нас был выделен отдельный состав. Сам по себе поезд был не то чтобы пониженной комфортности - казалось, что такие образцы давно не эксплуатируются. Отправились мы в 00.40, прибытие было запланировано на начало одиннадцатого. Постельного белья нельзя было даже купить у проводника, впрочем, матрацы, подушки и одеяла также были убраны из вагонов.

Сразу после отправления Николай раздал нам листы с правилами поведения участников форума. Ничего особенного: не пить, не курить, вести себя прилично. Алкоголь начали изымать еще в пути. Мои соседи по купе даже закатили скандал после того, как один из «нашистов» забрал с их стола неоткрытую банку тоника. Морозным утром на перроне Ленинградского вокзала стало понятно, что некоторым из моих попутчиков удалось обойти «сухой закон». Возбужденная речь и амбре подтверждали догадки. Терять людей мы начали еще в Петербурге, когда на вокзал не пришли 7 человек. По дороге в ВВЦ (централизованно автобусами) отсеялось еще четверо, среди них те самые скандалисты с тоником.

Отряд не заметил потери бойца

По прибытию в ВВЦ перед заселением мы должны были зарегистрироваться. Однако все скоро сказывается, но делается не быстро. Бестолково мотаясь между разными очередями, мы снова потеряли бойцов. Даже в культурной столице бывает быдло, вот это самое и затесалось среди нас, приставая к окружающим по принципу «эй, прохожий, проходи, эх пока не получил». Попытавшая вразумить похмельного парня девушка получила в свой адрес столько брани, что пришлось даже оттаскивать его от нее. В результате питерское быдло было уведено в сторону полицией и еще одним из «Наших» и после разъяснительной беседы удалено с территории ВВЦ. Из солидарности за парнем ушли его приятель и их девушки.

Примерно еще час ушел на то, чтобы узнать у организаторов, где наши спальные места, получить пенки и мешки, а затем разложить их вплотную друг к другу. К 14.00 наш отряд насчитывал 31 человека, во рту не было маковой росинки, и мы, включая «главного» Колю, понятия не имели, что делать дальше.

Люди в белом

Наконец, появилось задание. Мы надеваем розданные белые куртки и едем на станцию метро «Охотный ряд», там мы будем обедать. С нами было еще две группы: одна из Питера, другая из Воронежа. Плюс еще какие-то спортивного вида парни в зеленых накидках, как выяснилось позднее, это была наша охрана. На входе мы создали пробку, минуя турникеты по халявным карточкам. Семь остановок мы (около сотни человек) ехали, пугая гражданское население и вызывая раздражение у полиции.

Выйдя из метро, мы дошли до пересечения Тверской улицы и Георгиевского переулка. Посреди дороги стояла белая «Газель». Из нее стали выгружать картонные коробки. Позже один из участников рассказывал кому-то по телефону: «Мы стояли посреди улицы и жрали «Макдоналдс», как свиньи». Стрелки часов же показывали 18 часов, когда мы двинулись в обратную сторону. По замыслу Василия Якеменко, мы должны были ходить по улицам Москвы, жизнерадостно улыбаясь. Вместо этого, еле передвигая ноги от усталости, мы злобно бормотали «отвали» тем редким прохожим, которые осмеливались спросить: «Ребята, а чего это вы все в белом?»


Смотреть в новом окне

Вернувшись в район станции метро «ВДНХ», мы снова куда-то шли, избегая центральных улиц, проходя по темным уже московским дворам. Как оказалось, мы пробирались на избирательный участок. Голосовать. У меня открепительного удостоверения не было, поэтому я присела ждать остальных на скамеечке. Рядом со мной две девушки не из нашей группы. «Вы уже проголосовали?» - спросили они меня. Я объяснила ситуацию. «У нас тоже, - засмеялись они. - Нас вообще здесь много таких». Те же, кто смог сделать свой выбор, выходили с участка, хитро улыбаясь: «Нам же никто не говорил, что мы обязаны голосовать за «Единую Россию». «За кого угодно, только не за «Единую Россию», - поделились со мной парни из «моего звена» во время ужина, состоящего из горстки макарон и кусочка куриного филе, морковного салата и калачика из песочного теста.

Примерно около 21.00 нас стали собирать на улице перед павильоном. К тому времени в нашем «звене» осталось 16 человек, включая «главного» Колю. Мы встали парами, вокруг нас белели куртки других групп. Только теперь стало ясно, что нас много. Не меньше 2 тысяч. Широкую колонну по периметру окружили парни в зеленом — дружинники. В таком виде мы пошли к метро, зная только, что едем на площадь Революции на какую-то акцию. Шли преимущественно молча. Изредка кто-то пытался затянуть песню, но она обрывалась на второй строке, натыкаясь на усталое молчание идущих. В переходе между станциями мы оторвались от основной массы. Группа парней в штатском позвала нас с собой, уверяя, что знают, куда идти. «Нет, мы за ними не пойдем, они какие-то странные, - проявил бдительность Коля. - Мы пойдем за «зелененькими».

Странные парни не отставали от нас вплоть до места назначения. Вместе с нами прошли первый кордон полиции, которая окружила площадь.

«Эти ребята с вами?» - спросил меня здорового вида парень, которого я видела среди организаторов «нашистов». «Нет». «Понятно».

В это время мы подошли ко второму кордону, на этот раз с металлоискателями. Пытавшиеся прорваться на акцию странные парни с обескураженным видом стали разворачиваться — вход был только по специальным бейджам, имеющимся у участников форума. Изнутри площадь Революции была украшена живым забором из полицейских. Участников акции (как выяснилось позже из Интернета, это был концерт в поддержку «Единой России») было тысячи три, складывалось впечатление, что на каждого приходилось по две единицы полицейских.

Нам повезло: пока мы шли да ехали, акция уже почти завершилась. Вышедшая на сцену федеральный комиссар «Наших» Мария Кислицына толкнула речь про то, какие мы все молодцы, что пришли сюда поддержать «Единую Россию», сумели выбрать свое будущее. Трехтысячная толпа своим ревом могла бы пошатнуть стоявшие рядом дома. Могла бы. Но дома остались стоять неподвижными. Только жидкие аплодисменты прозвучали, когда комиссар озвучила предварительные данные голосования: «Единая Россия» набрала 48%. Это наша победа». После уматурмановской песни «Это наша победа» мероприятие завершилось. Мы стали расходиться. Вслед из динамиков звучало тихо и как будто укоризненно: «Перемен требует наши сердца, перемен требуют наши глаза». Между первым и вторым кордоном к идущей рядом девочке обратился пожилой мужчина с грустными глазами: «Что же ты так против своих-то?»

В метро заходили как пленники, нуждающиеся в защите от гражданского населения. Щитом стояли «зелененькие», отсекая от нас молодых парней со стеклянными глазами футбольных фанатов. Эти парни, похожие на тех, «странных», смотрели на нас молча, не решаясь на нападение под суровым взглядом ОМОНа. Приехав в павильон ВВЦ, мы расчехлили свои спальные мешки, у кого-то хватило сил умыться, кто-то рухнул спать сразу. В правилах поведения, розданных в начале, было указано, что запрещается шуметь после часа ночи. Запрета не понадобилось, через полчаса, как выключили свет, павильон практически весь погрузился в сон.

Без масок

Утром следующего дня после скудного завтрака нам объявили, что будем весь день сидеть в павильоне, кто-то проведет с нами тренинги. Стало очевидно, что пора раскрывать карты. За это время планы опять поменялись, поступила новая вводная: после беседы с Василием Якеменко активисты в своих куртках должны ходить по улицам и улыбаться. Глава Росмолодежи вновь расспросил каждого на предмет наличия квартиры, машины, собаки и обучения на бюджете, предложил неудачникам покинуть обширную компанию, а остальным с улыбкой выйти на улицы Москвы.

Предложив Василию Якеменко выйти на свежий воздух из павильона, я призналась в своей профессиональной принадлежности и задала главный вопрос: «За чей счет банкет?» Нисколько не удивившись тому, что я — журналист, чиновник с честными глазами уверил меня, что в организацию форума не вложено ни копейки бюджетных денег, что все оплачено средствами спонсоров, которых нашли активисты движения «Наши». Якеменко также опроверг мое предположение, что «Наши» финансируются государством: «Вы что? Этого не может быть».

Юлия Никитина, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...