Георгий Полтавченко: Я не любитель анекдота про три конверта

Спустя 3 месяца после вступления Георгия Полтавченко в должность губернатора Петербурга его деятельность ознаменовалась революционными корректировками бюджета, личными поездками в метрополитене, общением в Твиттере. Георгий Сергеевич согласился ответить на вопросы «Фонтанки».

0
ПоделитьсяПоделиться

Спустя три месяца после вступления Георгия Полтавченко в должность губернатора Петербурга его деятельность ознаменовалась революционными корректировками бюджета, личными поездками в метрополитене, общением в Твиттере, рядом рабочих совещаний и выездных мероприятий. Мы захотели лучше понять человека, пришедшего руководить Петербургом спустя 12 лет отсутствия в городе, и Георгий Сергеевич согласился ответить на вопросы «Фонтанки» о себе, о своей прошлой деятельности в Петербурге, о том, как он видит работу на новом посту и как оценивает вверенное ему хозяйство.

- Бюджет города на 2012 год уже принят. Все решения об изъятии средств с ряда городских проектов (щит для Орловского тоннеля, переправа через о. Серный и Ново-Адмиралтейский мост) уже известны. Остался вопрос, что не устроило: сами концепции проектов или задуманные пути их реализации?

- Не устраивали те суммы, которые были первоначально заявлены в финансировании этих очень важных и нужных проектов. Дело в том, что город не может стоять на месте, он должен развиваться. Те идеи, о которых идет речь, направлены на развитие транспортной инфраструктуры Петербурга, что очень важно. Если бы у нас были неограниченные возможности бюджета, можно было бы спокойно смотреть на заявленные суммы. Но с учетом того, что в городе помимо транспортных проблем есть еще огромное количество сложностей и трудностей, мы этого себе позволить не можем. Все мы прекрасно знаем, что у нас старое коммунальное хозяйство. Наверное, ни в одном городе России таких сложностей в этой сфере не существует. Есть ряд других проблем - не менее острых, которые надо решать. Поэтому позволить себе роскошь направлять сегодня очень крупные средства на решение транспортных задач мы просто не можем. Нам нужно решать вопросы и здравоохранения, и социального обеспечения, и строительства объектов образования: школ, детских садов. На это все нужны деньги. Я вынужден был принять решение о приостановлении начала ряда проектов для того, чтобы еще раз пересмотреть суммы и пути удешевления их реализации. В любом случае мы будем их воплощать в жизнь. Эти или другие проекты, но направленные на решение тех же самых транспортных проблем. Это не значит, что в перспективе мы этого не сделаем. Уже появились и новые концепции, к сожалению, тоже весьма затратные. Надо думать, как минимизировать расходы на их строительство.

- Просто не здесь и не сейчас?

- К сожалению, да.

- Станции метро в последние годы открывались, исходя из того, что все тоннели уже были прорыты, нужно было поменять коммуникации 20-летней давности, сделать вестибюли и вывести станции на поверхность. Но строительство новых веток не рассматривалось как раз из-за дороговизны. Недавно была представлена новая концепция развития метро. Почему развиваться будет метро, а не, например, тот же самый надземный экспресс, не легкорельс?

- Что касается легкорельса — этот проект не закрыт. Просто, я думаю, мы его не будем двигать в сторону аэропорта, а, возможно, продлим до Пушкина. По-моему, наиболее эффективно делать в сторону аэропорта метро. Тем более что есть старые наработки и проекты, которые предусматривали строительство подземки в ту сторону. Да, это удовольствие не из дешевых. Стоимость одного километра в ценах 2010 года достигает 4 миллиардов рублей. Это солидная сумма. Но здесь есть смысл не экономить, потому что метро востребовано всеми без исключения жителями нашего города. Если какие-то развязки и тоннели затрагивают интересы части жителей — автомобилистов, то подземная дорога интересна абсолютно всем.

Практика показывает, что после того, как мы построим технические сооружения, они будут дольше работать с меньшими эксплуатационными затратами. С учетом того, что они располагаются под землей, те же самые поезда служат гораздо дольше, чем трамваи. То же самое касается и путей. Хотя в Петербурге есть свои сложности в связи с тем, что у нас метро глубокого залегания. Тем не менее это наиболее востребованный вид транспорта сегодня. В течение этого года в Петербурге метрополитен перевез почти миллиард пассажиров.

ПоделитьсяПоделиться

- Будет ли введено зонирование при оплате проезда в метро?

- Пока эта идея не рассматривается. Хотя во многих странах мира существует такая система оплаты проезда. В перспективе зонирование возможно, и, может быть, в этом есть смысл, надо посчитать экономику. Пока мы не подходили к этому вопросу серьезно.

- С вокзала в аэропорт, как мы поняли, будет ходить и аэроэкспресс?

- Мы ведем переговоры о строительстве аэроэкспресса с Балтийского вокзала до аэропорта по существующей железнодорожной ветке. Есть в этом проекте некоторые технологические проблемы, связанные с необходимостью возведения эстакад. А метро будет идти либо до аэропорта, либо до мощного торгово-развлекательного комплекса, который сформировался в районе Пулково-2, а оттуда будет шатл - автобус или какой-нибудь иной вид современного транспорта. В результате будет три возможных варианта доставки пассажиров в аэропорт и обратно: автомобиль, метро и железная дорога. Думаю, этого будет достаточно, чтобы разгрузить аэропорт.

- Слово «зима» уже набило оскомину. Вы признавались в Твиттере, что после 31 августа перестали любить снег. Сейчас вовсю идет подготовка к зимнему периоду. А если зима окажется теплой и «черной», как это было на протяжении нескольких лет?

- Если честно, я не против, если зима будет мягкой и легкой. Но нам надо прийти, и чем быстрее, тем лучше, к пониманию того, что снежная зима, настоящая, классическая, и уборка снега — это нормальное явление в таком городе, как наш. Мы находимся в районе 60-й параллели северной широты. И ждать милостей от природы, конечно, хочется, но не стоит на них уповать. Потому что последняя зима преподнесла все соответствующие подарки. Главное — подготовиться. Мы очень много сделали за этот год, причем не только я и те люди, которые со мной, но и те люди, которые трудились до нас, и те, кто продолжает с нами работать. Всеми были сделаны выводы. На мой взгляд, мы успели достаточно неплохо подготовиться. Но если зима "не наступит", будет такая передышка, то она будет использована для того, чтобы и дальше идти вперед. Потому что есть целый ряд нерешенных проблем в этой сфере, которые никто не отменял. Например, отсутствие стационарных шахт для утилизации снега. Сегодня есть одна в Адмиралтейском районе. А когда-то их было 18. Потом в силу различных причин их ликвидировали. Я считаю, что это неправильно.

ПоделитьсяПоделиться

- Будут обновляться антигололедные материалы?

- У меня есть большое желание это сделать, особенно с учетом того, что жители об этом много говорят. Хлористый кальций, соль с песком имеют массу недостатков: пары веществ попадают в атмосферу, это влияет на здоровье. Кроме того, эти антигололедные материалы портят обувь, одежду, даже электрические провода выходят из строя - на Южной подстанции была авария в свое время. Хочется найти новые реагенты, которые позволили бы решить проблему с гололедом и минимально воздействовали бы на человека и окружающую среду. Наверное, надо объявить конкурс на разработку подобных препаратов и пригласить наше научное сообщество, чтобы они нашли новые варианты. Об этом пока никто всерьез не задумывался. У меня в планах - съездить к ближайшим соседям в Хельсинки и посмотреть, как они справляются с этой проблемой. Но пока у них тоже снега нет. Жду, когда выпадет. Меня коллега, мэр Хельсинки, уже пригласил, спрашивал, когда приеду. Но пока снега нет, мне там делать нечего. Как только выпадет, думаю, на денек туда-обратно съезжу и посмотрю, как у них все это делается. Насколько я могу судить по отзывам, говорят, что у них там работа поставлена намного лучше.

- Одна из самых интересных, но самых закрытых тем – кадровые перестановки, случившиеся после Вашего назначения. Одним из самых непонятных стал уход главы Петроградского района Желудкова. Даже местные жители выходили на митинги. Для Вас его заявление «по собственному» было неожиданным?

- Желудков подал заявление о своей отставке через день после моего вступления в должность даже не в качестве главы Петербурга, а пока еще в качестве и.о. губернатора. Я его вообще в глаза не видел. В первый день, как я приехал в родной город, я решил поехать и посмотреть дворы на Петроградской стороне, на углу Большой Зелениной и Чкаловского проспекта, где раньше жил. Потому что я помню, каким был этот двор 15 лет назад. Приехал и не узнал: там такая красота, все замечательно! Может быть, господин Желудков от радости или, наоборот, от испуга, что не все дворы у него такие хорошие, через день написал заявление. Я о нем до этого момента даже не знал. Он ко мне не пришел, ничего не объяснил. Но в моих правилах не держать людей, если они не хотят со мной работать. Поэтому я с легким сердцем подписал заявление. А когда жители Петроградского района начали мне писать, мол, зря вы его уволили, я удивился. Но раз уж его так сильно любят, чего же он тогда решил уйти? Для меня самого это было странно. Но, может, он новую работу нашел либо решил, что ему со мной будет некомфортно... И такое возможно.

- После череды кадровых перестановок общественность гадает: «Кто следующий?» Сразу после выборов ожидают не переназначения минимум четырех глав районов, даже фамилии называются…

- Это вы мне в качестве задания? Нет, это неправда. Я перед собой не ставил и не ставлю цель поголовно заменить всех начальников, тем более глав районов. Если честно, я хочу пока посмотреть и окончательное решение буду принимать по итогам зимы. Потому что это для нас самый главный экзамен. Я ни в коем случае не обольщаюсь. И я, работая всего 2 - 3 месяца, и те люди, которых я на самые тяжелые участки ЖКХ пригласил, - мы не волшебники, мы не сможем все изменить и сделать так, как хотелось бы. Но надо к этому стремиться. Экзамен будет заключаться не в том, чтобы решить все проблемы. Это нереально. Я буду смотреть, насколько серьезно люди относятся к своему делу, к тем задачам, которые перед ними стоят. Потому что отношение к работе — это отношение к людям, которые живут в районе. А это главное. Извините за выражение, но если человеку наплевать — у него и мусор будет повсюду, и помои валяться, и снег не убираться, и так далее. Когда есть средства, есть техника и, самое главное, когда есть желание работать – в выполнении элементарных задач нет ничего сложного. Можно очень многое поправить.

- По каким принципам Вы формируете свою команду? Какими качествами должны обладать люди, с которыми Вы работаете?

- Главный критерий при оценке и подборе кадров – это желание работать. Если человек идет с желанием трудиться — он уже интересен. Если он к тому же еще и профессионал и порядочный человек — это интересно втройне. Наше коммунальное хозяйство старое, есть ряд проблем с дорожной сетью в центре города. Но все равно надо искать варианты решения этих проблем, тем более что деньги мы найдем. Каждый год выделяются средства, и в этом году в бюджете города заложены немалые суммы на коммунальное хозяйство. В том числе на обновление инфраструктуры, перекладку водопроводных сетей, теплосетей. Этим мы будем постоянно заниматься. Но при этом нужно желание. Если нет желания - и денег можно сколько угодно дать, и техники, но если люди не хотят ничего делать, у них ничего не получится.

- То есть на данный момент каких-то новых внутренних принципиальных решений для себя по кадрам Вы пока не приняли?

- Есть руководители, которые в меньшей степени сегодня, на мой взгляд, готовы работать, есть те, которые полностью меня устраивают или мне импонируют, по крайней мере на первый взгляд. Но надо понимать, что за такое короткое время всех изучить невозможно.

- Как Вы оцениваете эффективность системы управления городом, сложившуюся до Вас, через три месяца работы на этом посту?

- Я не любитель анекдота про три конверта (см. сноску в конце. - Ред.) и не люблю давать оценки тем, кто работал до меня. Мне город передан в хорошем состоянии. Мне есть с чем сравнивать. Петербург стал лучше, чем в те времена, когда я уезжал в Москву. Кто бы мне что ни пытался говорить на тему того, что здесь хуже, чем было, я с этим никогда не соглашусь. А проблемы были, есть и будут, их надо решать.

ПоделитьсяПоделиться

- Вы много общаетесь в Интернете через Твиттер, в том числе с горожанами напрямую. Пожелания «спокойной ночи» - эта традиция как-то сама собой сложилась или ей что-то предшествовало?

- Пожелания «спокойной ночи»... тут, наверное, мама с папой виноваты. Я считаю себя человеком воспитанным и привык всем своим родным и близким, знакомым, когда иду спать, желать «спокойной ночи». В Твиттере это знак того, что я заканчиваю общение на сегодня. Просто как-то взять и оборвать разговор, мне кажется, не здорово.

- Почему именно Твиттер? Почему не "Контакт", "Одноклассники", Facebook, своя страничка в Интернете, которые дают более широкий размах общения?

- Я не очень активный пользователь Интернета. Но как человек, который старается быть в курсе основных событий, в Интернет заглядывал и до Твиттера. Основным инструктором был сын, который, как все современные молодые люди, владеет им весьма неплохо. Мне было сложнее, так как я человек другой эпохи. Но заглядывал, в том числе, и в "Одноклассники", и в "Вконтакте". И был такой интерес свою страничку завести, но тут появился Твиттер. И он меня подкупил тем, что там в сообщениях всего 140 знаков. Есть люди, которые сидят в Интернете, это их образ жизни, и многие сегодня через компьютер зарабатывают себе на хлеб. Но у меня несколько иная работа. Времени ни на что не хватает.

- Вы отдельно выделяете время для Твиттера по вечерам. И насколько серьезно повысилась активность с Вашим приходом в Петербург?

- Когда я сюда приехал, у меня было порядка 10 тысяч подписчиков. Сегодня – за 40 тысяч. То есть практически в четыре раза увеличилось количество людей, которым интересно со мной пообщаться. Для разговоров я могу выделить час-полтора по вечерам. Во время работы такой возможности нет. Да и смешно было бы, если бы губернатор Петербурга, вместо того, чтобы делом заниматься, которое ему поручили, болтал бы в Твиттере. Единственный момент был, когда я из Петрозаводска ехал на машине 4,5 часа. Тогда я удачно пообщался с твиттерянами. Почти везде было покрытие, можно было связь держать.

ПоделитьсяПоделиться

- Почему у Вас всего 24 «друга»? Ведь понятно, что не 10 тысяч, но какой-то более широкий круг постоянного общения у Вас есть?

- Из 24 «друзей» - не все люди, есть новостные странички. Я и вашу страничку (страничку «Фонтанки». - Ред.) читаю. Я знаю, что ваше издание - весьма влиятельное и читаемое. Поэтому мне необходимо, как губернатору, в него заглядывать. Но если представить, что я хотя бы 10 тысяч в друзья включил - только эту ленту и видел бы. А так я открыт для всех и всегда стараюсь ответить, если вопросы важные либо интересные. Чем хорош еще Твиттер – это моя личная страничка. Многие считают, что если я ее завел, то я обязан говорить только то, что они хотят слышать. Но это не так. Понятно, что губернатор – всегда губернатор, к сожалению, даже на отдыхе. Тем не менее я имею право выбора. Поэтому мне это интересно. Но самое главное – это 140 знаков.

- Вы возглавили список «Единой России» на выборах. Сами Вы членом партии не являетесь и до сих пор в политических пристрастиях замечены не были. Вас попросили, и Вы не смогли отказать, или это был осознанный выбор в сторону этого политического движения?

- Понимаете, в чем дело. Меня реально попросили. И это было. Но и я, уже став губернатором на тот момент, принимал это решение осознанно, как руководитель города. Потому что мне нужно опираться на большинство в городском парламенте. Без нормальных законов и без поддержки Законодательного собрания исполнительной власти работать будет очень сложно, практически невозможно. Вы, наверное, помните 1990-е годы, когда сначала Анатолий Александрович (Собчак. - Ред.) «бодался» со Смольным, будучи депутатом, а потом в статусе руководителя города – с парламентом. Город лихорадило. То же самое было и в стране. Если так уж честно посмотреть друг другу в глаза... к дефолту тогда страну привела Госдума, в которой нынешней партии власти не было. Были какие-то другие структуры, которые сегодня опять идут на выборы. И, кстати, некоторые из лидеров этих структур были в правительстве России, особенно те, кто ратует сегодня за стариков и пенсионеров. Это они в те годы не платили им ни пенсий, ни пособий. А большинство в городском парламенте на протяжении 8 лет последовательно поддерживает все позитивные, подчеркну, позитивные предложения руководства города, связанные с социальным обеспечением граждан, с благоустройством, с развитием ЖКХ и так далее. Недавно я подписал принятый ЗакСом Социальный кодекс. Это очень интересный документ со всех точек зрения. И он очень важен для меня - дальнейшую работу по развитию и расширению социального обеспечения жителей нашего города мы будем строить в рамках этого кодекса. Конечно, не со всем я согласен. Некоторые законопроекты мы дополняем. Но я понимаю, что если мои предложения буду конструктивны, то они будут поддержаны. Например, парламент принял недавно законопроект о поощрении пожилых семейных пар…

- Депутаты приняли закон, основываясь на старом постановлении правительства, перенеся из него небольшие суммы выплат в 5 - 7 тысяч рублей для людей, которые 50 - 70 лет прожили в браке…

- Мы увеличили эти суммы до 50 - 70 тысяч рублей. Я думаю, депутаты просто постеснялись денег попросить. А на это денег жалеть нельзя, потому что, к сожалению, не так много семей, которые одним браком прожили столько лет. Этих людей надо безмерно уважать, их надо поддерживать и на их примере воспитывать такие понятия, как ценность семьи, радость материнства, семейные отношения, отношение к родителям, к детям. Поэтому я корректировки такие предложил, надеюсь, их смогут рассмотреть на заседании 30 ноября.

- Вы сказали, что Вам надо опираться на большинство. А другие партии?

- Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы была 100-процентная доминанта. Я не против того, чтобы в парламенте была представлена вся политическая палитра. Но я очень не хотел бы, чтобы не было квалифицированного, конструктивного большинства. Представим себе ситуацию, когда у всех поровну. А нужно рассматривать мало-мальски серьезный вопрос, например бюджет. На месяцы и больше может развернуться болтовня, будут предприниматься попытки решения своих партийных, сиюминутных задач, попытки продать свои голоса подороже за уступки власти и другие не конструктивные поступки. Жителям города этого не надо. А в глазах людей крайним буду я. Людям же не объяснить, что сегодня мы, например, не выделили своевременно денег на ремонт поликлиники, больницы и школы, потому что депутаты бюджет приняли не в октябре-ноябре, а только неделю назад. Потому что депутаты не могли между собой договориться рассмотреть его нормально. А все пытались решать свои вопросы и заодно гражданам с трибуны понравиться. И не потому, что они такие плохие, это просто человеческий фактор. А средства вовремя не были распределены. То же самое может получиться с выплатой пособий, выделением средств на питание детей, с подготовкой к зиме. Мне жутко представить, что может быть в такой ситуации. Люди, которые занимаются публичной политикой, – они все такие творческие, у них планов громадье. Эти планы не всегда сопрягаются с возможностями. Но соблазн показать себя на трибуне ЗакСа с красивыми заявлениями велик.

- Парламентарии из других фракций Вас не устраивают? Почему именно «конструктивное большинство»?

- Многие из депутатов других партий, которые присутствуют в парламенте, с кем мне уже удалось пообщаться, – люди весьма конструктивные. Но одно дело, когда они сами по себе, а другое – когда есть партийные инструкции. Например, когда шло утверждение моей кандидатуры, не все за меня проголосовали. Но перед процедурой мы общались со всеми фракциями. В том числе и с КПРФ. Члены фракции, некоторые из которых меня знали раньше, мне говорят: мол, вы, Георгий Сергеевич, человек неплохой, мы готовы с вами работать, но у нас есть партийная установка – нигде, ни в одном регионе страны не поддерживать кандидатов от «Единой России». Ну ладно, Бог со мной, утверждение человека на пост губернатора – это не главное, можно и другого кандидата предложить. Но вот если есть, например, установка ЦК партии не голосовать за бюджет, который предусматривает не 105 рублей на соцрасходы, а 100 рублей. А то, что этих 5 рублей в принципе нет, никого не волнует. Вот если такое будет, не дай Бог, все «порубится».

- Немногие помнят, но 8 лет назад Ваша фамилия звучала в качестве возможного кандидата в губернаторы Петербурга (тогда эта должность была еще выбираемая). Вами действительно рассматривалась такая возможность, или это были лишь пожелания Ваших сторонников?

- Никаких предложений мне не делалось. И я их сам не рассматривал, так как меня только два года как назначили полномочным представителем президента в Ленинградской области. Я только приступил, тогда становление этого института только начиналось. Мне было очень интересно. Это первое. Второе – я человек, может быть, дисциплинированный и военный и привык служить там, где меня поставили. И есть один только момент. Если мне становится неинтересно, либо я чувствую, что у меня не получается, оставляю за собой право прийти и сказать об этом своему руководству.

- Такое было?

- Один раз. Я напомню, что дважды шел на выборы в депутаты. Первый раз тогда, когда все только-только начиналось, были объявлены первые демократические выборы, и я пошел в Леноблсовет. Это был для меня принципиальный момент. Когда увидел, кто туда собрался от славного города Выборга, у меня возникло желание с ними побороться. Тогда структуру, в которой я работал, уже не любили и шельмовали в СМИ, но многие жители города Выборга мне оказали доверие, и я оказался в Леноблсовете в качестве депутата. А второй раз, в 1999 году, когда я попытался пройти в депутаты ЗакСа, это была осознанная попытка. На тот момент я уже 7 лет возглавлял налоговую полицию. Накануне впервые за 7 лет съездил в полный отпуск на 31 день. А когда вернулся, то с радостью обнаружил, что ничего не произошло: как управление оставил, так я его и получил, оно работало, как четко отлаженный механизм. После этого я сначала порадовался, а потом подумал: «А что мне теперь делать? Уже не интересно». Тут как раз готовились выборы, вот и решил – пойду-ка я…

- Многие из нынешних крупных политиков тогда проиграли... Но Вашей дальнейшей карьере можно только позавидовать. Вы предполагали, как могли бы сложиться последние 12 лет, если бы Вы тогда стали депутатом? У Вас были амбиции стать спикером парламента или пойти дальше?

- Готов был возглавить комитет или комиссию по обеспечению законности. В городе тогда было много проблем с соблюдением законодательства в налоговой, банковской сфере. В перспективе я подумал бы о том, чтобы пойти в Госдуму. А стать председателем ЗакСа не горел желанием, да и предполагал, и не безосновательно, что меня туда просто не пустят. Я не совсем скромный человек, думаю, что себе цену знаю. Амбиций нет, но самоуничижением не занимаюсь. Мне просто казалось, что я со своим опытом пригожусь на этом поприще, тем более когда в стране была такая сложная ситуация. Не срослось. Но я уже тогда для себя решил, что возвращаться в налоговую полицию не буду. Так и получилось, что я стал полпредом президента в Ленобласти. Не скрою, тогда многие удивлялись: и тому, что я решил пойти в депутаты, и тому, что я стал представителем президента в области. Кто-то считал, что у меня «не все в порядке с головой» – пост начальника налоговой был серьезным, а статус полпреда расценивали как представительский, ведь тогда еще не было института полномочных представителей президента в округах. Но многое зависит от человека. Если кто-то только ездил от имени президента, вручал поздравительные письма, грамоты и так далее и участвовал в соответствующих мероприятиях после вручения - это одно. А другое дело – когда поставлен ряд важных вопросов, в том числе связанный с изучением ситуации в регионе, внесения определенных корректив. Мне это было интересно, и, на мой взгляд, с руководством области все основные вопросы мне удавалось решать.

- Вы учились в школе, учениками которой в разное время были спикер Госдумы Борис Грызлов, секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев, бывший министр информационных технологий и связи РФ Леонид Рейман, замдиректора ФСБ Сергей Смирнов и тренер сборной России по дзюдо Александр Корнеев. С кем из них Вы познакомились еще тогда? Много ли друзей осталось со школьной скамьи?

- Ни с кем. Так получилось, что Грызлов, Патрушев и Смирнов учились до меня, а Рейман - после меня. А в школе разница даже в один класс уже многое значит. Я пришел туда учиться в 9-й класс. Смирнов, Патрушев и Грызлов уже окончили школу. А Рейман пришел года через 2 - 3 после меня. В лицо, может быть, кого-нибудь, видел. С теми, с кем я учился, мы редко встречаемся. Некоторые совсем уже ушли. Есть несколько человек, за которыми следишь, кто, где и как.

- Губернаторы Петербурга обычно живут в Комарово. Где Вы живете?

- Я туда тоже уже перебрался. Там хорошо, мне нравится, место тихое, спокойное. Самое главное – свежий воздух. Я сплю мало, времени не хватает. И сон на свежем воздухе быстрее восстанавливает.

- На Щучье озеро уже ходили?

- Надо бы. Я там раньше бывал, когда снимал в 1990-е годы домик от управления делами мэрии. Места мне знакомы. Я помню, на Щучье озеро была дорога через лес, туда толпы людей ходили, машины ездили.

- У Вас есть домашние животные?

- Животных сейчас нет, а так был кот Тимка, прожил с нами 13 лет, и ротвейлер. И кот, и собака уже ушли, это была серьезная семейная трагедия, все восприняли это со стрессом. И пока мне не хватает смелости завести очередное домашнее животное. Потому что, во-первых, оно требует ухода и внимания, а во-вторых, как представишь себе, что их век так короток… Поэтому я очень серьезно подумаю перед тем, как буду в следующий раз заводить животное. Наверное, это произойдет, когда постарше стану, пойду на пенсию. Возьму себе, скорее всего, собаку, а может быть, и собаку, и кошку.

- Что бы Вы хотели оставить в городе после себя?

- Соблазн велик сказать, что я хотел бы оставить после себя добрую память. Но это нереально. Надо трезво смотреть на жизнь и оценивать свои возможности и возможности других людей. И самое главное - ту ситуацию, в которой ты оказался. В городе очень много хорошего, но не меньше и плохого – инфраструктуры прогнившей, жуткого жилого фонда, проблем дорожной инфраструктуры. Сделать все идеально – нереально. А чтобы все было более-менее хорошо, нужно длительное время. Если говорить о том, что город представлял из себя 10 лет назад и сегодня, мне кажется, что уже очень много сделано. Меня десять лет не было, у меня осталось в памяти, сколько было плохого. Но человек так устроен, и наши горожане в том числе: они быстро привыкают к хорошему. Вот сегодня кого ни спроси - все плохо. А я считаю, что очень много сделано, и мне кажется, что в данной ситуации прав я. Но пройдет еще 20 - 30 лет, я проработаю, еще кто-то придет поработает, а все равно найдется человек, который скажет: «Все плохо». Это жизнь. Но если после моей службы в Петербурге станет хоть чуть-чуть лучше, чем сейчас, я буду считать, что не зря трудился. Был такой, царствие ему небесное, отец Иоанн Крестьянкин, архимандрит из Псково-Печорской лавры, он очень хорошие слова сказал: «Сделать так, чтобы все вас любили, невозможно. Но всех любить можно и необходимо». Я считаю, что можно и необходимо хоть что-то сделать позитивное и ко всем относиться как к «своим». Может, они тебе не очень нравятся, может, они тебя поливают. Но все равно это - свои. Никуда от этого не денешься. Мы живем одной семьей – она называется "город Петербург". Еще большая семья – это наша страна Россия. И мы все – «свои». Мы можем друг на друга ругаться, не любить друг друга, но все равно должны стараться найти что-то такое, ради чего нужно жить и работать.

P.S. В советские времена в кругах комсомольского актива ходил такой анекдот.

Прошла очередная отчетно-выборная конференция, избран новый первый секретарь, идет передача дел.

"Новый" обращается к "старому" за советом, тот дает ему три конверта и говорит:

"Когда возникнет сложная ситуация, вскрой первый конверт. Другая ситуация – второй конверт..." и т.д.

Новоиспеченный секретарь принялся с энтузиазмом за дело, работа кипит под его руководством, но в жизни без проблем не бывает. Первая сложная ситуация, вскрывает первый конверт, там написано:

"Вали все на меня!"

В соответствии с советом старшего товарища новый секретарь рассказал, в каком плачевном состоянии он принял дела и что пришлось преодолеть за истекший период. Все отнеслись с пониманием, пронесло.

Вторая сложная ситуация, вскрывается второй конверт, там написано:

"Кайся!"

Опять секретарь поступил в соответствии с советом старшего товарища: побил себя в грудь, посыпал голову пеплом, и опять пронесло.

Третья сложная ситуация, вскрывается третий конверт, там написано:

"Готовь три конверта!"

Беседовала Александра Медведева, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...