0

Дзержинский суд дал свою трактовку закона «О полиции»

Человек, уголовное преследование которого было прекращено по нереабилитирующим признакам, может сделать успешную карьеру в полиции. Юридические основания этому нашли в Дзержинском районном суде Петербурга, а первым таким карьеристом стал новый заместитель начальника питерского УГИБДД - Александр Гусев.

kanevskaya.ru
kanevskaya.ru
ПоделитьсяПоделиться

Человек, уголовное преследование которого было прекращено по нереабилитирующим признакам, может сделать успешную карьеру в полиции. Юридические основания этому нашли в Дзержинском районном суде Петербурга, а первым таким карьеристом стал новый заместитель начальника питерского УГИБДД - Александр Гусев.

Подрались, постреляли, разошлись

Заместитель начальника Управления ГИБДД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Александр Гусев попал в поле зрения журналистов в 2004 году в связи с мелкой бытовой неурядицей. Как-то ночью в августе 2004 года он не поделил парковочное место с тогдашним помощником депутата Законодательного собрания Петербурга Сергеем Сивцовым. Из материалов возбужденного по данному факту уголовного дела следует, что господин Гусев повел себя несколько несдержанно: кричал, размахивал пистолетом Макарова и даже сделал несколько выстрелов - к счастью, ни в кого не попал.

"06.08.2004 около 00 часов 30 минут Гусев А.Г. … находясь около дома № 88 по Невскому проспекту, избил Сивцова из хулиганских побуждений, причинив телесные повреждения, выразившиеся в ушибе головы и сотрясении головного мозга, при этом Гусев А.Г. достал из багажника своей автомашины пистолет системы Макарова и выстрелил в землю, так как Сивцов изменил направление его руки..." - написано по этому поводу в постановлении мирового судьи судебного участка 202 Анны Исаевой.

Этот судебный документ датирован 26 февраля 2007 года. Судья Анна Исаева прекратила тогда уголовное преследование Александра Гусева в связи с истечением срока давности, что совершенно справедливо: инцидент случился в августе 2004 года, а постановление вынесено в феврале 2007-го, то есть более чем через 2 года, что для обвинения, предусмотренного частью 2 статьи 115 Уголовного кодекса («умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений») вполне законно.

Александр Гусев тогда занимал пост начальника МРЭО-6 отдела ГИБДД Курортного района Петербурга.

Из документов того времени видно, что судья Анна Исаева почти 2 года отказывалась рассматривать заявление Сергея Сивцова в отношении Гусева и вынуждена была принять его к производству только после вступления в законную силу соответствующего постановления суда более высокой инстанции. К моменту вынесения постановления истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности по данному виду преступления.

Прошло 4 года.

«Преступление, которого я никогда не совершал…»

"Сотрудник полиции не может находиться на службе в полиции в случае прекращения в отношении него уголовного преследования за истечением срока давности", - написано в пункте 3 статьи 29 закона "О полиции".

Создается впечатление, что данная норма данного закона касается как раз данного случая. Более того, можно предположить, что господин Гусев именно так и трактовал ее.

Во всяком случае, 29 июля 2011 года он написал письмо председателю Дзержинского районного суда Петербурга Валерию Тарасову с просьбой отменить постановление мирового судьи Анны Исаевой четырехлетней давности и расследовать дело заново. "Данное постановление незаконно обвиняет меня в совершении преступления, которого я не совершал, является своего рода судимостью и негативно влияет на продолжение моей службы..." - написал Александр Гусев в своем письме.

Заметим, что посыл сам по себе странный: если господин Гусев считает, что не совершал того преступления, то почему же он не оспорил постановление мирового судьи тогда, в 2007 году, пока оно не вступило в законную силу? Никто ведь не заставлял Александра Гусева соглашаться с прекращением его уголовного преследования по нереабилитирующему основанию.

Впрочем, формально обращение к председателю Дзержинского суда объяснимо: судебный участок 202 находится на территории, обслуживаемой Дзержинским судом.

Ответ, подписанный председателем суда Валерием Тарасовым, мягко говоря, удивляет.

Обратной силы не имеет...

Председатель Дзержинского суда в начале своего письма предсказуемо разъяснил господину Гусеву, что отменить вступившее в законную силу постановление мирового судьи четырехлетней давности не представляется возможным, потому как законом это не предусмотрено.

Зато в конце подписанного председателем Дзержинского суда письма содержится удивительная фраза: "Ваши ссылки о наличии в отношении Вас каких-либо ограничений по службе по данному делу основаны на неверном понимании закона. Федеральный закон «О полиции» вступил в законную силу 07 февраля 2011 года, постановление о прекращении дела вынесено мировым судьей 26 февраля 2007 года. Закон обратной силы не имеет..."

Из этого абзаца можно сделать вывод, что, по мнению председателя Дзержинского районного суда Петербурга Валерия Тарасова, любой человек, в отношении которого когда-то было прекращено уголовное дело по нереабилитирующим основаниям (то есть фактически согласившийся с тем, что совершил инкриминируемое преступление), может спокойно работать в полиции.

Корреспондент "Фонтанки" решил спросить у Валерия Тарасова о причинах, побудивших его письменно высказать столь странную трактовку закона "О полиции".

Ответ одного из самых авторитетных представителей судейского корпуса Петербурга оказался совершенно неожиданным.

Коварная запятая

Сначала, когда Валерий Юрьевич увидел свое письмо, то был несказанно удивлен. Около часа ушло на выяснение обстоятельств, при которых в Дзержинский суд поступил запрос от Александра Гусева и при которых образовался подписанный председателем суда ответ. В конце концов выяснилось, что данное письмо Валерий Тарасов только подписал – сам текст подготовила судья Дзержинского суда Анна Исаева!

Та самая Анна Исаева, которая в далеком уже 2007 году крайне неохотно судила Александра Гусева и которая с тех пор также выросла по карьерной лестнице – из мирового судьи стала федеральным судьей Дзержинского суда.

Как так случилось, что запрос Гусева попал именно к судье Исаевой – можно лишь догадываться. Например, можно предположить, что получивший письмо Валерий Тарасов увидел в тексте фамилию «Исаева» и, не вникая в суть, попросил её подготовить ответ.

В первый раз мы встретились с Валерием Тарасовым в 10 часов утра среды, 7 сентября, и после выяснения всех обстоятельств Тарасов просил дать ему несколько часов, чтобы поговорить с Анной Исаевой и подготовить официальный комментарий по данному вопросу.

В 16 часов того же дня мы встретились вновь, и Валерий Тарасов сказал буквально следующее.

По его мнению, ответ Александру Гусеву составлен правильно, а последний абзац основывается на пункте 13 статьи 40 закона «О полиции». Эта статья перечисляет основания, по которым возможно увольнение человека из полиции. Пункт 13, в частности, гласит: «осуждение за преступление - после вступления в законную силу приговора суда, а также прекращение уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон (за исключением уголовных дел частного обвинения)».

Именно так – с запятой между фразами «прекращение уголовного преследования за истечением срока давности» и «в связи с примирением сторон». После последней из этих фраз стоит в скобках «за исключением уголовных дел частного обвинения». С точки зрения правил русского языка, содержимое скобок должно относиться к последней фразе, однако Валерий Тарасов утверждает: ничего подобного, содержимое скобок относится ко всем фразам, перечисленным до скобок в пункте 13 через запятую!

Впрочем, увольнять Александра Гусева из полиции никто и не предлагал, а в подписанном Валерием Тарасовым письме сказано вовсе не про увольнение, а про якобы отсутствие у Гусева ограничений по службе в полиции.

Но это нюансы. Председатель Дзержинского суда проявил себя как джентльмен: он стал отстаивать подписанное, но не написанное им письмо (хотя сначала был явно удивлен его содержанием) и не пытался заявить, что, мол, раз Анна Исаева такое написала, то с ней и разговаривайте, а я тут ни при чем.

Но благородство благородством, а результат получился впечатляющим. Мы имеем первый известный случай успешного прохождения аттестации в полиции сотрудника, в отношении которого ранее было прекращено уголовное преследование по нереабилитирующим основаниям. И формально «путевка в жизнь» этому человеку подписана председателем Дзержинского районного суда Петербурга Валерием Тарасовым.

Константин Шмелев, «Фонтанка.ру»

P.S. Поговорить с Александром Гусевым по этому вопросу лично «Фонтанке», к сожалению, не удалось. Когда корреспондент позвонил новому заместителю начальника питерского УГИБДД и представился, то Александр Гусев сказал, что общаться с корреспондентом не будет в связи с тем, что испытывает к нему личное неприязненное отношение, основанное на прошлых публикациях, посвященных как раз той самой «хулиганской» истории на Невском проспекте.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...