0

Страна мечтателей

Не знаю, работали ли с судьей Данилкиным, но мне выпала редкая удача увидеть, как работают с судьей. В 2004-м году в ночи я зашел в Сухумский суд, где выясняли отношения сторонники двух кандидатов в президенты. Около одного из залов толпа серьезных мужчин молча и сосредоточенно придерживала дверь, сорванную с петель, и напряженно вслушивалась в слова, долетавшие изнутри...

Не знаю, работали ли с судьей Данилкиным, но мне выпала редкая удача увидеть, как работают с судьей. В 2004-м году в ночи я зашел в Сухумский суд, где выясняли отношения сторонники двух кандидатов в президенты. Около одного из залов толпа серьезных мужчин молча и сосредоточенно придерживала дверь, сорванную с петель, и напряженно вслушивалась в слова, долетавшие изнутри.

«Ну как там?» - поинтересовался я у крайнего из сочувствующих. «Нормально. Мы работаем с судьей», - он продолжал упираться двумя ладонями в полотно двери. Часа в два ночи нужное справедливое решение было вынесено.

У нас, конечно, не Сухуми, но, на мой частный взгляд, с судьей непременно надо работать, чтобы получить желаемый результат. Со слов Данилкина, Ходорковский, Лебедев и примкнувшие к ним злодеи часть вырученных за украденную у собственных компаний нефть и отмытых затем средств направляли в «предприятия нефтедобычи и переработки, чтобы воспроизвести добычу сырья и его переработку и создать возможность дальнейшего продолжения хищений». Таков был их коварный замысел. Но это еще полбеды. Эти нехорошие люди подкупали акционеров, выплачивая им дивиденды, и обижали их (не иначе, подкупая), а также совершили много других гнусностей. Их сплоченная и организованная шайка едва не сбила с толку министра Христенко и бывшего вице-премьера банкира Грефа, усомнившихся, что подсудимые могли вот так запросто и незаметно стибрить сотни миллионов тонн нефти. Но судья справедливо рассудил, что сомнения высокопоставленных чиновников лишь доказывают вину его подопечных.

Я уверен, что судья Данилкин – умный человек. Ну поставьте себя на его место. Вы скажете, что ушли бы в отставку, не подумав о семье, детях и карьере… Или, допустим, можно было бы вот так взять и написать, что подсудимые не виноваты. Я уверен, что один на один с собой в своей совещательной комнате или иных уединенных местах он не мог не задумываться о таком вердикте. Хотя бы потому, что с этим решением входил в историю. Кто сегодня вспомнит судью, осудившего Ходорковского-Лебедева пять лет назад, и тысячи других судейских? То-то и оно. А судью из 19-го века? Найдется изрядное количество соотечественников, назовущих Кони (не лабрадора), при котором присяжные оправдали террористку Засулич. Судья Данилкин выбрал жить здесь и сейчас, а не в воспоминаниях потомков. Как умный человек, он предпочел написать очень откровенный приговор. Такой, чтобы даже те, кто ничего до сих пор не слышал об этом деле, задумались о справедливости.

Некоторые романтически настроенные натуры тут же заговорили о крахе неких бывших у них надежд, связанных то ли с судьей, то ли сами понимаете с кем. Самое удивительное, что в эту игру втянулись не только законченные либералы, но вполне себе серьезные люди. Последние всерьез делали ставки на решение, которое будет таково, что Ходор не получит больше чем по первой ходке, а значит, вскорости выйдет - к удовлетворению всех заинтересованных сторон.

Должен сказать, что надежды, если кто-то их вынашивал, с самого начала были бессмысленными мечтаниями. Про такое никчемное занятие сказал еще 17 января 1895 года недавно вступивший на престол Николай Второй. В тот день отдельные представители дворянства и земства со всех губерний державы, тоже питавшие какие-то иллюзии, собрались для поздравления нового императора. Перед этим, как писал граф Толстой, они месяцами готовились, хлопотали, интриговали, придумывали верноподданнические адреса, подарки и выбирали делегатов. Наконец, явились во дворец.

"Я рад видеть представителей всех сословий, съехавшихся для заявления верноподданнических чувств. Верю искренности этих чувств, искони присущих каждому русскому. Но мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления», - Лев Толстой уточняет, что выступавший молодой человек в мундире говорил, глядя в барашковую шапку, которую держал перед собой. В шапке была написана речь, которую он произносил.

Бессмысленными мечтаниями самодержец назвал попытки некоторых земств нижайше просить о возможности сообщать монарху о своих нуждах.

Потом рассуждали, что он оговорился: в подготовленном тексте значились не «бессмысленные мечтания», а всего лишь «несбыточные». Но не велика разница. И, согласитесь, звучит убедительнее.

Прошло не так много, каких-то 115 лет, и уже можно доносить до царя свои просьбы без всяких земств, прямо через Интернет, даже не стесняясь в выражениях. Но некоторым мечтателям подавай большего, исходя из ложно понимаемого ими ощущения справедливости.

У каждого времени свои понятия о справедливости. «Передайте, что лежачего не бьют», - так, рассказывал Борис Немцов, первый президент России меньше 15 лет назад отреагировал на его просьбу дать команду правоохранителям не топтать Собчака. Первый мэр Петербурга после проигрыша выборов 1996 года оказался под уголовным делом по мошенническим статьям. «У него больное сердце, он столько сделал для демократии», - убеждал Немцов Ельцина. Он убеждал словами, а будущий президент помогал делом, обеспечивая своему бывшему начальнику воздушный коридор за границу. Наше время выгодно отличается от смутных 90-х, когда еще не было магической вертикали. На этой войне не берут пленных.

Свой предсказуемый выбор сделал Данилкин, о котором через несколько лет, скорее всего, не много кто вспомнит. Свой неожиданный выбор сделала пара арестантов, решивших не сдаваться. В любом случае, они уже в истории.

Бессмысленные мечтания, с которыми остаются некоторые из нас – не самое плохое занятие в стремительно заканчивающийся период обволакивающей стабильности. Это ведь красиво звучит: «У меня есть мечта…». Иногда они сбываются.

Александр Горшков

P.S. В новогоднюю ночь вместо поздравления президента по всем телеканалам вполне можно было бы выпустить Данилкина, который за 10 минут до боя курантов скороговоркой пробубнит резолютивную часть. Слушать все равно не будем, а потом дружно поднимем бокалы и прокричим «ура». Равно как после памятной речи Николая Второго. По окончании наступило молчание. "Ура", - закричали придворные, прервав неловкую паузу. И почти все присутствующие закричали "ура" тоже.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...