Европейцы разработали петербургский стиль для «Набережной Европы»

Для квартала «Набережная Европы» разработали проекты фасадов. Инвестор сдержал свое обещание — к работе привлекли ведущие европейские архитектурные мастерские. Отбор авторов проводил уже известный в нашем городе тандем архитекторов - Сергей Чобан и Евгений Герасимов. Перед выбранными творческими коллективами поставили задачу — создать здания, выдержанные в петербургском стиле, но в современной его интерпретации.

0
Фото Валентина Илюшина
Фото Валентина Илюшина
ПоделитьсяПоделиться

Для квартала «Набережная Европы» разработали проекты фасадов. Инвестор сдержал свое обещание — к работе привлекли ведущие европейские архитектурные мастерские. Отбор авторов проводил уже известный в нашем городе тандем архитекторов - Сергей Чобан и Евгений Герасимов. Перед выбранными творческими коллективами поставили задачу — создать здания, выдержанные в петербургском стиле, но в современной его интерпретации.

Полифония постсовременной контекстуальности

Результаты совместной работы двух десятков архитектурных студий (главным образом, из Германии и Австрии) вынесли на Градостроительный совет. Представлявший проекты Сергей Чобан пояснил, что «проект застройки «Набережной Европы» должен быть полифоничным» и отражать современные тенденции европейской архитектуры, но при этом гармонировать с уже сложившейся исторической застройкой. Поэтому проектировщиков поставили в жесткие рамки — они должны избегать стеклянной архитектуры и использовать для оформления фасадов камень или штукатурку.

Все фасады должны быть типичными для Петербурга, то есть, разделенными по горизонтали на три неравные части. «Мы установили жесткие требования, - сообщил Чобан. - Площадь массивного материала должна составлять не менее 40% (а в идеале 50%) фасада, а окон — 60%, а лучше 50%». Запретили архитекторам и использовать при отделке глянцевые и блестящие материалы.

Весь квартал поделен на три зоны — классической архитектуры, остросовременной и переходной между ними. «Со стороны набережных архитектура должна быть выдержана в духе современной классики,-  пояснил Чобан. - Площадь, примыкающая к театру Эйфмана, — мы назвали ее площадью Звезд русского балета, будет выполнена в современном стиле, чтобы здание театра не выглядело изолированным. А между ними появится зона застройки, смягчающей переход от истории к современности — архитектуры из камня, перекликающейся с рядовыми историческими зданиями Петербурга».

Высота будущих зданий — 28 метров, правда, высотный регламент, установленный для этого квартала, требует, чтобы здания на фронтальной застройке не превышали 24 метров. Поэтому последние этажи всех жилых домов сдвинуты вглубь на 4 метра. Все кровли — плоские, но как такое решение согласуется со стремлением выдержать стиль исторического Петербурга, Чобан не объяснил. Зато подробно рассказал о «мелодии ризалита» на одном из фасадов, ритме портиков — на другом и полифоническом решении на третьем. Продемонстрировал он и то, что все требования КГИОП выполнены — оси на Князь-Владимирский собор и Пушкинский дом сохранены, а современная застройка будет видна только со стороны проспекта Добролюбова.

Рецензентом выступал архитектор Юрий Курбатов. Обычно отличающийся живостью оратор на этот раз решил прочитать свою речь по бумажке. «Удачны пространственные и знаковые аспекты контекстуальности», - почти не отрывая взгляда от листочка, произнес он. Далее выяснилось, что архитектурному сообществу продемонстрировали результат интерпретации лучших образцов петербургского классицизма, а особенно убедительны работы Чобана и Герасимова — в них даже просматриваются ссылки на творчество «блистательного Фомина».

Площадь же перед театром — отсылка «к постсовременному модернизму». Причем, как заявил Курбатов, ее архитектура «понятна и посвященным, и непосвященным — тем, кто не принимает современность». Кроме того, в представленных проектах есть и художественный образ - ассоциации с интерьерами петербургских дворцов. «Подсказку дают здания Чобана и Герасимова, входные порталы которых напоминают рамы, обрамляющие драгоценность — здание театра»,- сообщил рецензент. «Проект надо одобрить», - завершил он свое выступление, впервые оторвавшись от написанного текста и посмотрев в зал.

Сильней, чем гений Росси

Обсуждение работы проходило сдержанно. Энтузиазма в голосах выступающих корреспондент «Фонтанки» не услышал,но на похвалы ораторы не скупились. Чобана и Герасимова назвали великими организаторами, справедливо отметили, что эксперимент с привлечением одновременно двух десятков европейских архитектурных бюро проводится в нашем городе впервые. Его назвали событием в жизни города и предположили, что «спустя много лет в этот квартал тоже будут водить туристов на экскурсии и показывать, что получилось, а что нет».

«Если бы эта территория попала в руки нашего любимого гения Росси, то мы получили бы одинаковый бело-желтый квартал, - заявил архитектор Сергей Шмаков. - Авторам же удалось преодолеть однообразие за счет использования разного почерка при решении фасадов». Сомнения вызвало цветовое решение фасадов, выдержанных в серо-бело-желтоватых тонах, но Сергей Чобан веско объяснил, что в Петербурга дома, как правило, окрашены в пастельные цвета, а ярких цветовых решений практически нет. Тему подхватил архитектор Владимир Григорьев. «Цвет прекрасен! - высказался он и привел несокрушимый довод: «Очень тонко и литературно обыграно название «Набережная Европы», ведь во многих европейских городах здания выдержаны в одном цвете — например, в Париже или Эдинбурге».

Больше воздуха и человечности

Но если фасады не вызвали никакой критики, то в адрес авторов концепции прозвучало немало упреков. Архитектора Святослава Гайковича заинтересовала социальная инфраструктура будущего квартала. Как объяснил Герасимов, строить школу здесь не собираются — заказчик представил данные о том, что всех будущих детей можно устроить в уже существующие районные. Детский сад будет — встроенный, на первом этаже одного из жилых домов. Для магазинов предназначены первые этажи будущих зданий. Тему медицинских учреждений обсуждать не стали.

«Подождите, - вступил в диалог бывший главный архитектор Ленинграда Сергей Соколов. - На картинках, которые вы нам показывали, совсем не видно автомобилей, изображены только некие счастливые люди, проживающие в квартале. А как вы намерены организовывать парковки и проезды?». Выяснилось, что под всем кварталом будет создан единый подземный паркинг, в который будут сделаны два въезда, а внутриквартальные улицы будут только пешеходными. Поэтому все желающие припарковаться  должны будут по периметру доехать до въезда, спуститься вниз и, добравшись до блока, относящегося к их дому, поставить машину.

Прозвучали и упреки в том, что все крыши находятся ровно на одной высоте — из-за этого "небесная линия" выглядит обрезанной. Однако самые большие нарекания вызвала плотность застройки будущего квартала. «У меня с самого начала были сомнения — еще во время архитектурного конкурса на концепцию, - заявил архитектор Юрий Земцов. - Причем в конкурсном варианте предусматривался воздух, были проемы, на площади, где находится театр, арки открывали внутренние дворы. Почему изменен проект?» Из объяснений Герасимова выяснилось, что уже после утверждения результатов конкурса заказчик поставил строгое условие — дворы должны быть строго изолированы от внешней среды. «Поэтому мы отказались от арок и решили, что лучше пусть будет больше квартир, выходящих окнами на театр», - развел руками архитектор.

«Когда проходил конкурс, а я был в жюри, - продолжал возмущаться Земцов. - Заказчик меня уверял, что не будет гнаться за квадратными метрами, для него самое главное — создать качественную архитектуру. В итоге мы видим здесь все то же стремление выжать максимум из территории». Представители заказчика, сидевшие в зале, дружно сделали вид, что разговор не имеет к ним никакого отношения. «А в том варианте, который нам представили, не имеет значения, одинаковые фасады зданий или оригинальные, - бушевал критик. - Издали они все равно будут восприниматься как единый гигантский безликий монолит».

Неожиданно с этим утверждением согласился и главный архитектор Петербурга Юрий Митюрев, посоветовавший заказчику рассмотреть возможность сделать «продыхи» в застройке — для того, чтобы квартал смотрелся более выигрышно. «Сегодня за нашей работой очень пристально следят, - посетовал он, завершая заседание Градсовета. - Нет ни одной сколько-нибудь крупной работы, которая тут же не была обсуждена — к сожалению, главным образом, негативно. Но что касается «Набережной Европы», «спасибо заказчику, который очень внимательно отнесся к этой территории».

Кира Обухова, "Фонтанка.ру"

ПоделитьсяПоделиться

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...