18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
13:57 19.09.2018

Защитная магия. Приметы и суеверия сегодня

Ни наука, ни религия не смогли вытравить из сознания человека приметы и суеверия. Очевидно потому, что механизм их запуска лежит в области человеческой психологии. Петербургский ученый рассказал "Фонтанке" о специфике ленинградско-петербургской веры в приметы и о неофитах сверхъестественного.

Защитная магия. Приметы и суеверия сегодня

mme51.tstu.ru

Ни наука, ни религия не смогли вытравить из сознания человека приметы и суеверия. Очевидно потому, что  механизм их запуска лежит в области человеческой психологии. Петербургский ученый рассказал "Фонтанке" о специфике ленинградско-петербургской веры в приметы и о неофитах сверхъестественного.

У моей подруги родился мальчик с длинными ногтями, как будто только что вышел из салона красоты со свежим маникюром. Чтобы он себя не оцарапал, ему на руки надели рукавички, потому что стричь ногти новорожденному нельзя. Сейчас врачи это объясняют опасностью поранить ребенка и занести инфекцию. Но еще меньше века назад это было всего лишь народной приметой. Просто теперь для нее появилось научное объяснение, и она встроилась в рационалистическую картину мира.

Причем, хотя приметам о том, что детей до 6 недель чужим не показывают (чтоб не сглазили), и что детям до года волосы не стригут, а также о том, что беременным нельзя стричься и нельзя шить, научного объяснения еще не придумано, многие следуют и им тоже. Почему ни наука, ни религия не смогли вытравить из сознания людей приметы и суеверия? Как суеверия обрастают научным толкованием и откуда берутся новые приметы?

Если на Илью-пророка – дождь…

Происхождение примет метеорологических объясняется просто – накопленный народом и многократно подтвержденный практикой опыт. Только когда составляются и продаются «календари народных примет», причем большим тиражом и по всей стране –  это можно считать надувательством, ибо приметы, связанные с погодой, всегда очень местные. И то, что работает для северного склона горы в поселке Шапки Ленинградской области, не работает не только для поселка Ключи на Камчатке, но и даже для южного склона горы поселка Шапки. «Примета локальная, метеорологическая, она действует на территории прихода, уезда, губернии в конце концов. Но если я начну вам толковать, какое-то явление, случившееся около Петербурга, киевской приметой, то тогда получится каламбур, и нам не будут доверять», - поясняет Валентин Головин, фольклорист, доктор филологических наук, проректор по науке Петербургского университета культуры.

Интересно и происхождение названий «дней примет»: из всех христианских святых или праздников, относящихся к данной календарной дате, выбирались созвучные: «Удивителен тот факт, что у нас святые получили «аграрные обязанности». Ни в каких толкованиях не сказано, что Илья Пророк должен отвечать за дождь, да? Но, все же, именно Илья 2 августа отвечает за дождь. Илья – льет, это созвучие, да? Или день обновления Царьграда. Почему из 12 святых и праздников, приходящихся 24 мая, мы выбрали именно день обновления Царьграда? Да потому что в этот день идет град. Град-Царьград. Или день Тихона. Почему мы выбрали его? А потому что в этот день птицы поют тише, это орнитологи уже объяснили. И далее, «на Тихона – солнце идет тише»… Ну а затем, к Тихону обращают заговоры на зубную боль, чтобы ее «утишить», - говорит Валентин Головин.

Дело о кошке и зеркале

Народные приметы и суеверия – это не только метеорологические наблюдения, но и обоснованные более глубинными, мифологическими причинами поверья. Масса примет связана с особыми магическими вещами и особыми магическими существами.

«Кошки – это привилегированные существа, вокруг них целое облако примет, - поясняет Валентин Головин, - кошка – это «строительная жертва», жертва-замена. Кошку впускают в новый дом, и на ней свой знак ставит домовой, дворовой, всякая нечисть. И в то же время кошка – это оборотень, она может оборачиваться, как и заяц, и волк, и медведь. Кошка – это медиатор между мирами. А редкая, черная кошка – это вообще хтоническое существо. Она может путешествовать из этого мира в иной, в мир мертвых из мира живых. Именно поэтому у Лукоморья ходит кот и соединяет миры реальные и сказочные, потусторонние, он переходит из одного мира в другой, он постоянно в движении. В традиционной мифологии за кошкой сложилась очень сильная репутация».

Конкуренцию кошке по количеству поверий и суеверий может составить только зеркало. Каждый человек, даже обладающий рациональным сознанием, вспомнит хотя бы 3-5 примет, связанных с зеркалом. Разбить зеркало – к покойнику, нельзя показывать зеркало маленькому ребенку. Есть масса ситуаций, когда зеркало нужно завешивать – например, когда покойник в доме. А если вернулся зачем-то, то нужно обязательно посмотреться в зеркало. Причем такие приметы – они не замерли, они постоянно трансформируются, переходят от человека к человеку и каждый друг у друга что-то заимствует. «Я раньше просто смотрелся в зеркало, если возвращался. Но когда увидел, как мой коллега еще и показывает зеркалу язык, я начал повторять за ним. Не понимая почему, так сказать, на всякий случай», - говорит Валентин Головин.

Современные приметы

«Мой коллега, тоже фольклорист, однажды рано утром первым вошел в маршрутку, - рассказывает Валентин Головин, - И в этой маршрутке водитель, который не принадлежал к русскому этносу, безумно обрадовался, что первым вошел мужчина, а не женщина, и не взял с него платы за проезд».

Аналогичные приятные сюрпризы возможны и если с утра прийти на рынок «под открытие» - скидки обеспечены и никто вас не обманет. Потому что первый покупатель, первый пассажир – это залог удачи на весь день.

Я лично столкнулась с более оригинальным воплощением этой приметы: таксист, с которым я ехала, повернул под кирпич. Естественно, представитель «дорожной полиции» нас уже ждал. Он отчитал водителя, но денег не взял, сказав: «Вы у меня сегодня первый. На удачу».

Экстремальные приметы и приметы на удачу

Больше всего примет у представителей опасных профессий – летчиков, космонавтов, подводников. «Предположим, вы стали летчиком, вы вошли в круг профессиональных примет. У вас тут же появился несчастный 13-ый пассажир, который все время бузит. Вас предупредят, что есть такие люди, с которыми никогда не надо летать. В ВВС никогда не бывает 13 номера борта».

Те же космонавты – казалось бы, такая материалистическая профессия, все просчитано, компьютеры, высокая точность. Но когда доходит до дела – иррациональное побеждает рациональное. «Обязательно - перед полетом надо смотреть «Белое солнце пустыни», - говорит Валентин Головин, - Причем, я не знаю, смотрели или не смотрели его те космонавты, которые погибли, но молва говорит, что они-то как раз и не успели посмотреть. Если вы пожарный - то нельзя спать с женой перед дежурством. Как у пастуха - у него вообще на весь период пастьбы нельзя находиться близко с женщиной. Женщина вообще существо опасное, поэтому были такие споры, разговоры, когда полетела первая женщина-космонавт».

Быть актером не менее опасно, чем космонавтом или пожарным. Есть актерские приметы, связанные с удачей - на сцене нельзя грызть семечки, открывать зонты и ронять гребни, а в гримерке свистеть. Уронить сценарий на пол вообще очень нехорошо, это обещает пьесе провал. Есть приметы и более фатальные. Сцена, это вообще очень опасное место – особенно если требуется играть смерть или ложиться в гроб. Есть «проклятые» произведения. «Надо опасаться играть в «Макбет», надо опасаться играть в «Короле Лир», - говорит Валентин Головин.

У охотников и рыболовов масса примет, как «общеизвестных» так и индивидуальных. На рыбалку нельзя брать с собой продукты из рыбы – клева не будет. По дороге на охоту нехорошо встретить пустую телегу или человека недоброжелательного или насмешливого, так же опасна встреча с женщиной, особенно со старухой. Некоторые обряды и правила более архаичны: «Охотник взял и смастерил новое ружье. Значит, он должен «добыть», потому что слово «убить» для правильного охотника табуировано, должен добыть ворона. И кровью ворона смазать вороненый ствол», - рассказывает Валентин Головин. На охоте, действительно, не «убивают», а «добывают». Поэтому даже современный охотник, который занимается этим, скорее, для развлечения, тем не менее, должен обязательно забрать хотя бы часть мяса с добытого зверя и съесть. Иначе это уже не охота, а что-то другое, неправильное.

Такая опасная сессия

Чем напряженнее, опаснее, экстремальнее ситуация, тем больше с ней связано примет. Есть целый блок студенческих примет, связанных с экзаменами и сессией, от более традиционных – засовывать пятак под пятку, тем самым вызывая «пятерку», до, скорее, шутливых, таких как «ловля халявы». Чтобы поймать «халяву» нужно в полночь перед экзаменом высунуть зачетку в форточку и три раза прокричать  «халява залетай», после чего захлопнуть зачетку, перевязать ее резинкой и положить в морозилку (возможны вариации на тему, но смысл примерно всегда один – чтобы «халява» не сбежала). После этого, перед тем, как брать билет, нужно резинку снять, открыть зачетку и прошептать «халява, вылетай». Кроме того, перед экзаменами нельзя мыть голову, стричься, и приходить нужно обязательно в «счастливой» одежде. И это относится не только к экзаменам, а к любым важным, определяющим событиям.

Такие «стрессовые» приметы очень хорошо фиксируются в сознании человека. Если было что-то, какая-то маленькая деталь, а потом случилось несчастье, человек все вспомнит, все сопоставит. И в следующий будет за этой деталью, этим знаком следить, соблюдать свой собственный, свежее придуманный ритуал.

«То, что произошло в стрессовой ситуации, врезается в память, - поясняет Валентин Головин, - и вообще, если  по Юнгу, то коллективное бессознательное, архетипы есть у всех людей. И наше сознание, особенно в стрессовой ситуации, всегда готово проявить эти архетипы, и именно они, архетипы, начинают моделировать наше поведение». И эти черты традиционного сознания не сможет искоренить ни наука, ни религия. Все равно в какой-то момент они будут просыпаться.

Приметы переходного состояния

Любая смена жизненного статуса человека – вступление в брак, беременность, роды, рождение или смерть порождает вокруг себя множество примет и суеверий, традиционных обрядов и ритуалов. Кроме индивидуальных переходных состояний есть и всеобщие, например, начало нового года. С Новым годом связана масса правил, самое известное – «Как Новый год встретишь, так его и проведешь». Причем празднуется он дважды, хотя Новый Год по старому календарю уже, вроде как, 100 лет не действует. «Старый Новый год – он более семейный, - говорит Валентин Головин, - нам необходимо собрать родственников, объединить мир, произвести столование. Это своего рода фиксация, так же, как нам необходимо «обмыть» премию, потому что если мы это фиксируем, значит, она будет дальше».

Перестройка и НЛО

Вера в приметы и все сверхъестественное активизируется и в исторические кризисные периоды. «Например, когда началась перестройка, вдруг «активизировались» космические пришельцы, - рассказывает Валентин Головин, - масса людей начали видеть НЛО. Причем они на самом деле искренне верили, что видели «тарелки». Неужели и правда, пришельцы толпами повалили? Нет, просто у людей под действием кризисной ситуации активизировались древние архетипы в сознании». Если раньше люди видели в небе ангелов, то теперь, благодаря техническому прогрессу и научной фантастике, - летающие тарелки. Потому что в ангелов уже мало кто верит, а в пришельцев готово поверить большее количество людей. И чем больше «сюрпризов» преподносит нам жизнь, тем сильнее проявляется вера в сверхъестественное.

Индивидуальные приметы и правило тайны

У каждого человека есть комплекс своих личных примет, работающих для него одного. И рассказывать об этих приметах нельзя – удача отвернется, пропадет. «Все рыболовы, охотники и даже собиратели грибов, современные люди, все без исключения, имеют свой комплекс примет. Но никогда его никому не рассказывают, - поясняет Валентин Головин, - А футболисты – вообще суеверные люди. И я думаю, что когда их журналисты «допрашивают» по поводу примет и суеверий, они, вообще, неправильно делают, что рассказывают. И я уверен, что они расскажут, а потом будут переживать. Обязательно будут переживать».

Петербургско-ленинградская специфика

В Петербурге принято «доедать» - не оставлять еду в тарелке. Если ребенок не доел, то за ним доедает мама или бабушка. «Тут особая ситуация Ленинграда-Петербурга, - поясняет Валентин Головин, - когда был маленький, у нас на кухне стояло два мешка с сухарями. Их хранили люди, которые пережили Блокаду. И не дай бог что-то сделать с хлебом, с мякишем и так далее, или с солью. Вообще всякое плохое действие с едой, оно предвещает что-то очень негативное».

И это правило действует даже для тех, кто сам блокады не видел, и как бы передается по наследству. «То есть, условно говоря, пока я был маленький, на меня шла архетипическая информация. И если я что-то делал неправильно, то я еще получал подкрепление рассказом о Блокаде», - говорит Валентин Головин.

Проблемы неофита

Когда народные приметы, обряды, ритуалы были частью нормального жизненного уклада человека, на каждый «яд» было противоядие. Человек знал, как правильно толковать тот или иной знак, и что делать, чтобы плохого не случилось или, наоборот, случилось нечто хорошее. «У традиционного человека был алгоритм. Каждый знал - если увидел на осине кукушку, дурную птицу на худом дереве, - то надо пойти помолиться, и все в порядке. Если проснулся, увидев плохой сон в ночь с четверга на пятницу, когда сны сбываются – надо этот сон подушке рассказать. И все, он уже не сбудется», - рассказывает Валентин Головин.

Сейчас мы тоже кое-что знаем: если просыпана соль – нужно начертить на ней крестик или бросить монетку (возможны варианты), если перебежала черная кошка через дорогу, нужно поплевать через левое плечо, можно еще дополнительно постучать по дереву. Если наступил другу на ногу – нужно, чтобы он тебе наступил в ответ, а если обошли дерево с разных сторон – нужно поздороваться, дабы не поссориться. Но у большого количества примет алгоритм противодействия утрачен, люди забыли его.

Кроме того, появляется много необоснованных, абсурдных примет. «И доходит это до парадоксальных вещей, - рассказывает Валентин Головин, - например, когда рыбаки в Ладогу льют шампанское».

Часто слишком высокая концентрация примет вокруг одного события свидетельствует об уходе истинности этих примет. «Раньше, когда провожали рекрута, пели рекрутские песни, на встречный ветер, конечно, стреляли, - поясняет Валентин Головин, - а тут одна моя студентка вернулась из экспедиции и говорит - я записала прекрасный рекрутский обряд. И начинает перечислять, что делали: и порог перевернули, и три раза стреляли, и его заставили три раза перевернуться, и икону за ним несли, и водку перелили и так далее и тому подобное. И это не «богатейшая архаическая запись». Все наоборот. Когда люди уже не знают, что делать, когда ушла истинность, в этот момент начинает аккумулироваться все, что есть. Вся потропийная защитная магия. Потому что человек потерял правила».

Есть «неофиты» от примет, которые вдруг поверили, что это работает - что обряды, традиции и приметы – они не просто так, что за ними есть что-то важное, реальное. И эти неофиты оказываются в тяжелой ситуации: они чувствуют, что надо что-то сделать, но не знают, что. И делают все подряд – и плюют, и стучат, и иконы на торпеду вешают…

Вместо заключения: плохим приметам все равно, верите вы в них или нет.

Мария Евневич

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...