18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
02:43 24.09.2018

В Троицком соборе снова «пожар»

200 миллионов долларов, пожертвованные гражданином США для восстановления Троицкого собора, были похищены через таинственную офшорную компанию. Такие заявления в ФБР и ФСБ направила петербурженка Людмила Цымбал. В грандиозной афере она винит настоятеля Троицкого собора и бывшего заместителя начальника петербургской Налоговой полиции.

В Троицком соборе снова «пожар»

radikal.ru

200 миллионов долларов, пожертвованные гражданином США для восстановления Троицкого собора, были похищены через таинственную офшорную компанию. Такие заявления в американское ФБР и в российскую ФСБ направила недавно петербурженка Людмила Цымбал. В грандиозной афере она винит настоятеля Троицкого собора отца Геннадия и бывшего заместителя начальника петербургской Налоговой полиции Владимира Оськина. По ее утверждению, речь идет… о деньгах, вывезенных фашистами во время Второй мировой войны из стран оккупированной Европы.

Таинственные миллионы

О том, что некий американский гражданин Тони Лукин готов пожертвовать крупную сумму на восстановление Свято-Троицкого Измайловского собора в Петербурге, стало известно в конце 2006 года. Тогда радостную весть отцу-настоятелю собора Геннадию Бартову сообщила двоюродная сестра этого самого жертвователя - Раиса Шумицкая, проживающая в нашем городе.

По словам Раисы, в мае 2010 года Тони Лукин встречался на территории штата Нью-Джерси с человеком, который представился посланцем настоятеля Троицкого собора отца Геннадия. Посланец о чем-то договорился с Лукиным, передал ему какие-то бумаги и вернулся в Россию. Якобы после этого Тони перевел на указанный собеседником банковский счет 200 миллионов долларов. Мистер Лукин, по словам Шумицкой, считал, что жертвует деньги на восстановление Троицкого собора.

Мы не можем знать, что на самом деле произошло в Нью-Джерси и что это были за таинственные документы, после получения которых американский гражданин якобы решился на столь крупное пожертвование. Известно другое: в июле 2010 года в питерское Управление ФСБ и в Федеральное бюро расследований США поступили заявления от петербурженки Людмилы Цымбал, матери Раисы Шумицкой.

Из обоих заявлений следует: предназначенные для восстановления Троицкого собора 200 миллионов долларов ушли на банковский счет некой офшорной компании...

«...Вдова моего брата Р. Лукина… сообщила, что за архивные справки, которые… прислал… настоятель собора Бартов (который это категорически отрицает)… они перечислили 200 млн долларов США в инвестиционный фонд, который находится в офшорной зоне... При встрече… настоятель собора сообщил, что ни на счет благотворительного фонда собора, ни на счет самого собора денежные средства так и не поступили...»

Кто же такой Тони Лукин? Почему могло возникнуть предположение о том, что он захотел пожертвовать столь крупную сумму для далекого от него Троицкого собора? И что за документы могли его в связи с этим интересовать?

Ответы на все эти вопросы следует искать в далеком 1942 году в деревне Чудиново Осьминского района Ленинградской области (с 1961 года такого района не существует).

Изменник Родины

В Чудинове жил тогда 18-летний юноша Женя Иванов (отец Тони Лукина), который, по словам его племянницы Раисы Шумицкой, имел два увлечения: музыкой и немецким языком. В июле 1942 года Женя поступил на службу в местный отряд немецкой полевой полиции - к тому времени эта часть Ленинградской области уже была оккупирована фашистами.

Отдельные полицаи озолотились
Отдельные полицаи озолотились
Фото: "Тайный советник"

Женя Иванов на службе в Третьем рейхе проявил себя с неожиданной для молодого советского интеллигента стороны: он оказался сильным, смелым, жестоким и изворотливым авантюристом.
Мой дядя заявил о себе как жестокий палач, он участвовал в массовых расстрелах советских граждан, - рассказала нам Раиса Шумицкая.

Подробности той части жизни Жени Иванова нам известны из надзорного представления президиума Третьего окружного военного суда Москвы.

Будучи полицейским, Женя принимал активное участие в деятельности карательного отряда, занимавшегося преследованием советских партизан. Он лично участвовал в арестах и расстрелах своих соотечественников. В надзорном представлении, в частности, написано:

«...Иванов Евгений служил у немцев полицейским команды ГПФ (тайная полевая полиция)... Команда ГПФ проводила карательные мероприятия против партизан. В результате карательных мероприятий было расстреляно более 20 партизан, арестовано около 60 партизан и лиц, связанных с ними. Иванов Евгений принимал участие в расстреле жителя деревни Редка - Котова, в расстреле матери и брата партизана Юдина, в расстреле советского патриота Федора, в аресте лесника из села Николаевское... Иванов… имел на вооружении винтовку «СВТ» и немецкие гранаты, на левом рукаве гражданской одежды носил белую повязку с надписью на немецком языке «полицай»...»

Естественно, после всех этих «подвигов» Женя Иванов не рискнул оставаться в СССР и сбежал в
Германию вместе с отступающей фашистской армией. Как следует из надзорного представления, дальнейшая «легализованная» биография предателя продолжилась в июне 1945 года в немецком городе Хагенов, находившемся в зоне оккупации Красной армии. Там Женя Иванов был принят на работу водителем в советскую военную комендатуру. При трудоустройстве он сменил фамилию, предъявив документы на имя Евгения Лукина. С тех пор Евгения Иванова формально не существует.

В июле 1945-го Лукина призвали в ряды Красной армии и приказом коменданта города Хагенов зачислили в списки роты охраны военной комендатуры, где он проходил службу до января 1948 года. Потом с формулировкой «за аморальное поведение» его отправили в Советский Союз, но Женя бежал из поезда в городе Франкфурт-на-Одере. Он вернулся в Хагенов к своей подруге Анне Шалау, которая помогла Жене сбежать на территорию Западной Германии, за что в дальнейшем была подвергнута уголовному преследованию.

8 мая 1948 года Евгений Лукин как изменник Родины был объявлен МГБ СССР во всесоюзный розыск. 19 сентября 1951 года за измену Родине и дезертирство его приговорили к расстрелу с конфискацией имущества. Приговор вынесли заочно, и он не был приведен в исполнение, потому что Евгений Лукин после 1945 года на территории СССР не появлялся.

13 июня 1982 года, как следует из рассказа племянницы покойного Раисы Шумицкой, он был найден повешенным на втором этаже собственного дома в Трентоне (штат Нью-Джерси, США). По словам Шумицкой, трагедия произошла в сравнительно небольшой промежуток времени, когда жена и дочь Лукина уехали на несколько часов в театр, а его сына Анатолия (того самого Тони Лукина) вызвали на работу. За три месяца до гибели Евгений Лукин прощался с родственниками, он говорил, что скоро погибнет. Официально смерть Лукина - самоубийство.
Но Раиса Шумицкая уверена: дядю казнили, но к приговору советского трибунала эта казнь не имеет никакого отношения.

Деньги Третьего рейха

Мой дядя, - рассказывает Раиса Шумицкая, - обладал незаурядной внешностью. В молодости он был очень красив, похож на немца, на европейца, но не на русского. К тому же прекрасно владел немецким языком. В 1943 году его заметил один немецкий генерал-финансист, который занимался вывозом награбленного фашистами в Восточной Европе и закладками этого в банках Швейцарии. Он взял дядю к себе - формально телохранителем. На самом деле этому генералу нужен был курьер, который возил бы деньги и драгоценности в швейцарские банки. Таким человеком стал мой дядя.
Чтобы добиться этой должности, он какое-то время участвовал в Холокосте...

Нацисткое золото сводит людей с ума
Нацисткое золото сводит людей с ума
Фото: "Тайный советник"

По словам Раисы Шумицкой, последняя закладка датируется началом 1945 года. Тогда Евгений Иванов должен был погибнуть, однако вышло по-другому: разбитую машину нашли в обрыве, но вместо Жени там был труп его шефа-генерала.
Мой дядя воспользовался гибелью шефа и перевел счета в швейцарских банках на свое имя, став владельцем огромного состояния, - говорит Раиса Шумицкая.

С 1948 года господин Лукин проживал в американском городе Трентон в собственном доме (по словам Раисы Шумицкой, достаточно скромном для его материального положения). Он женился на советской эмигрантке, в их семье родились сын и дочь. С матерью Раисы Шумицкой, своей российской сестрой Людмилой Цымбал (в девичестве Ивановой), он активно переписывался.

И вот в 1980 году Людмила Цымбал получила от брата письмо. В нем сообщалось, что он предчувствует смерть, в связи с чем написал завещание, в котором все оставил жене, намеренно не упомянув сестру - чтобы избежать возможного судебного разбирательства между родственниками. Он очень опасался этого разбирательства, потому что не хотел официального выяснения обстоятельств происхождения своего капитала. Ведь по американским законам любое имущество, нажитое преступным путем, конфискуется в пользу государства. Впрочем, все, написанное в этом абзаце, также на совести госпожи Шумицкой.

По словам Раисы, она решила, что дядя бредит, и разорвала письмо, чтобы мама не нервничала. Зато в 1982 году, после гибели дяди, она вспомнила: в том письме дядя сообщил матери, что еще в 1970-х годах открыл на ее имя счет в одном из американских банков и положил туда 3 миллиона долларов.

Одного такого фашистского чемоданчика хватит на восстановление нескольких сгоревших соборов
Одного такого фашистского чемоданчика хватит на восстановление нескольких сгоревших соборов
Фото: "Тайный советник "

Но воспользоваться деньгами Третьего рейха (если они действительно были) Людмиле Цымбал так и не удалось, хотя с 1982 года она и ее дочь Раиса Шумицкая активно этого добивались.

Дважды конфискация

По словам Раисы, ее дядя все завещал своей жене, но управлять завещанным назначил сына, Тони Лукина. Более того, Лукин-старший, по словам Шумицкой, понимал, что рано или поздно за деньгами придут, причем опасался он вовсе не посланцев преданного им отечества, а немецких спецслужб. Или не спецслужб - трудно сказать, кто в 80-х годах прошлого столетия мог выступить в качестве представителей старого фашистского режима. Раиса Шумицкая полагает, что именно этот страх заставил дядю откорректировать биографию своего сына Тони - после юридического колледжа он отправил юношу в разведшколу в Корею, потом тот поступил на службу в русский отдел ЦРУ.

Раиса Шумицкая тем временем вторично вышла замуж за молодого советского офицера-подводника и, чтобы карьера мужа не закончилась навсегда, обрекла себя на постоянное взаимодействие практически со всеми спецслужбами СССР (карьера ее первого мужа, тоже военного, именно так и оборвалась - его уволили из армии из-за сокрытия анкетных данных супруги). Раиса говорит, что на протяжении многих лет являлась официально оформленным внештатным сотрудником КГБ, от офицеров которого и узнавала не вошедшие в материалы уголовного дела факты биографии своего дяди. После того как дяди не стало, Раиса Шумицкая поняла, что добиться денег (якобы оставленных ее матери) у двоюродного брата, прошедшего столь суровую жизненную школу, будет не просто.

Во-первых, если миллионы Третьего рейха, о которых рассказала нам Раиса Шумицкая, не плод ее воображения, то Тони Лукин имеет все основания опасаться властей собственной страны, хотя он и посвятил всю жизнь ее спецслужбе. Ведь, как только появятся любые доказательства преступного происхождения денег его отца, Тони останется с пенсией отставного офицера ЦРУ - правительство США крайне сурово относится к имуществу, нажитому преступным путем.
Тони Лукин, по словам Раисы, поставил условие: она любым способом закрывает уголовное дело в отношении его отца, после чего он готов обсуждать вопрос о наследстве.

Во-вторых, как только российской гражданке Людмиле Цымбал удалось бы получить деньги со счета, открытого для нее покойным братом, она оказалась бы под угрозой их лишения - ведь смертный приговор, вынесенный в 1951 году Евгению Иванову (Лукину), предполагал конфискацию имущества. И этот приговор до сих пор не приведен в исполнение.

Поэтому Раиса Шумицкая начала активно добиваться реабилитации своего дяди - ведь, на первый взгляд, именно реабилитация удовлетворяет обоим требованиям: снимается вопрос о незаконном происхождении капитала и отпадает проблема с получением наследства. Впрочем, не все так просто: можно предположить, что Тони Лукин не знал, содержатся ли в уголовном деле, по которому его отец был осужден, материалы о происхождении его состояния.

Раисе Шумицкой на протяжении многих лет узнать это тоже не представилось возможным. Зато она добилась изменения приговора в отношении своего покойного родственника. 6 декабря 2007 года после бесконечной переписки с многочисленными секретными ведомствами Военная коллегия Верховного суда изменила приговор военного трибунала от 1951 года, исключив из него дополнительное наказание в виде конфискации имущества. Таким образом, российским родственникам покойного Евгения Лукина ничто теперь не мешает получить миллионы Третьего рейха (если они не плод воображения). Но остается проблема в Америке.

К сожалению, мой брат Тони воспользовался тем, что дядя доверил ему управлять всем своим имуществом, и забрал деньги со счета, который дядя открыл для моей матери, - сказала нам Раиса Шумицкая.

Наверное, российские родственники Лукиных никогда бы не смогли выполнить условие Тони (если оно было). Ну, в самом деле, как жена российского офицера-подводника может получить на руки материалы засекреченного уголовного дела в отношении изменника Родины, сын которого работает в русском отделе ЦРУ?

Однако правила игры на территории бывшего советского пространства изменились. Кроме того, в эту историю совершенно неожиданно вмешался его величество Случай - в виде нашумевшего пожара в главном куполе петербургского Троицкого собора.

Заманчивое предложение российскому правительству

Добиться отмены той части приговора суда, которая касается конфискации имущества Евгения Лукина, его петербургским родственникам долго не удавалось. В связи с этим в 2006 году после знаменитого пожара в куполе Троицкого собора являвшаяся его прихожанкой Раиса Шумицкая, по ее словам, озвучила в своих многочисленных письмах, адресованных в официальные инстанции, любопытное предложение: мол, Лукины оплатят восстановление Троицкого собора, а Российская Федерация «вычеркнет» из приговора конфискацию имущества.

Именно со своим заманчивым предложением Раиса Шумицкая связывает определение Военной коллегии Верховного суда от 6 декабря 2007 года, «вычеркнувшее» из приговора дополнительное наказание в виде конфискации имущества.
Но злая усмешка судьбы заключается в том, что в декабре 2003 года конфискация имущества и так была отменена - в Уголовном кодексе тогда не стало такой меры наказания. Проще говоря, на имущество изменника Родины Евгения Иванова (Лукина) и без стараний Раисы Шумицкой никто покуситься не может.

Впрочем, интересно другое: перед тем, как сделать заманчивое предложение российскому правительству, госпожа Шумицкая сообщила о возможном пожертвовании отцу-настоятелю Троицкого собора Геннадию Бартову. После этого ею, по ее словам, заинтересовался другой прихожанин Троицкого собора - Владимир Оськин, с которым Раиса знакома давно и не понаслышке. По ее словам, в далекие 1980-е годы Владимир Оськин, будучи сотрудником отдела УКГБ по Петродворцовому району Ленинграда, курировал ее в связи с прошлыми художествами американского дяди. Раиса Шумицкая утверждает, что несколько недель спустя после вынесения определения Военной коллегии Верховного суда Владимир Оськин попросил ее о встрече.

Как следует из заявления Людмилы Цимбал, на встрече с Оськиным Раисе Шумицкой якобы настоятельно было рекомендовано съездить в США, чтобы обсудить возможность выделения денег на восстановление Троицкого собора. Она съездила, поговорила с братом, который, по словам Раисы, согласился пожертвовать на ремонт собора, но при одном условии: все переговоры он будет вести не с частными лицами, а с представителями Российского государства.

По словам Раисы Шумицкой, мистер Лукин-младший, очевидно, был заинтересован закрыть уголовное дело в отношении своего отца. Закрыть любым способом - лишь бы документы о хищении денег, награбленных фашистами в Восточной Европе, не попали к официальным американским властям. Если, конечно, история миллионов Третьего рейха - не плод фантазии.
Отец Геннадий, насколько нам известно, отправил Тони Лукину письменное предложение пожертвовать деньги на восстановление Троицкого собора и получил письменный отказ. Между тем переговорный процесс между Лукиным-младшим и неким представителем отца Геннадия активно продолжался.

Тут-то начинается самое интересное.

Операция «Офшор»

Раиса Шумицкая и ее мать Людмила Цымбал считают, что несколько месяцев назад в Трентоне «представитель Троицкого собора» передал Тони Лукину полный комплект оперативных материалов в отношении его покойного отца Евгения Иванова (Лукина). Причем, по мнению Шумицкой и ее матери, речь идет о материалах, которые не вошли в уголовное дело, завершившееся смертным приговором военного трибунала. Якобы переданные Тони Лукину документы касались деятельности его отца в качестве курьера, вывозившего награбленное фашистами на оккупированных восточноевропейских территориях в швейцарские банки.

По мнению обеих женщин, Тони Лукин получил на той встрече оригиналы оперативных материалов, после чего мог перестать опасаться лишения нажитых преступным путем отцовских денег - ведь именно эти материалы могли стать доказательством их преступного происхождения.
Шумицкая и ее мать спрашивают: доступ к секретным документам организовал Владимир Оськин, который долгие годы отработал в органах госбезопасности и курировал ее именно в связи с биографией американских родственников? При этом Раиса утверждает, будто активную роль во всем этом играл настоятель Троицкого собора отец Геннадий, именем которого, собственно, и прикрывались на переговорах с Тони Лукиным.

Отец Геннадий подтвердил корреспонденту «ТС», что от его имени с Тони Лукиным действительно велись переговоры по поводу возможного крупного пожертвования. При этом настоятель Троицкого собора утверждает: он к ним не имел никакого отношения, а его именем представлялась сама Шумицкая!

Владимир Оськин, к сожалению, прокомментировать всю эту историю не пожелал.

Если история про миллионы Третьего рейха правдива, то можно предположить, что Тони Лукина банально «развели»: похоже, его убедили в том, что человек из Троицкого собора представляет Российское государство, которое готово обменять материалы оперативного дела в отношении Лукина-старшего на пожертвование 200 миллионов долларов для Троицкого собора. Только вот якобы после «обмена» выяснилось, что деньги якобы отправились не в Троицкий собор и не в российский бюджет, а на банковский счет некой офшорной компании.

Осмыслившие это Лукины якобы предъявили претензии Раисе Шумицкой, в которой они могут заподозрить организатора аферы. Оно и неудивительно, мысли об исчезновении денег на счетах офшорной компании могут привести лишь к одному выводу: «посланец от церкви и государства» был обыкновенным жуликом, а значит, дамоклов меч американского правосудия продолжает нависать над злополучными миллионами немецких фашистов. Но действовать официально, через правоохранительные органы, Тони Лукин вряд ли сможет: как иначе он объяснит американским властям происхождение столь фантастических сумм (если они у него и вправду имеются)?

Его петербургским родственникам найти понимание у российских правоохранительных органов также вряд ли удастся: если эта афера и произошла, то вне российского юридического пространства. Остается, правда, пикантный вопрос: неужели кто-то позволил вытащить из секретных архивов материалы оперативного дела (если, конечно, такое действительно произошло)? Этот вопрос - в абсолютной компетенции ФСБ. Но вряд ли ее руководители будут заниматься поиском ответа.
В любом случае для петербургских родственников Лукиных такой расклад равняется краху всех надежд на миллионы Третьего рейха.

Отец Геннадий: «Она сочиняла письма от моего имени...»

Настоятель собора Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка (Троицкий собор - обывательское название) протоиерей отец Геннадий (Бартов) подтвердил «ТС», что от его имени велись переговоры с американцем Тони Лукиным по поводу крупного пожертвования на восстановление собора.

Но свою причастность к этому отец Геннадий категорически отрицает.

- Скажите, отец Геннадий, был ли сам факт пожертвования американским гражданином Тони Лукиным 200 миллионов долларов Троицкому собору?
- Знаете, это фантастическая цифра, фантастический вопрос, его существование может вызвать только улыбку и недоумение. Это что-то неправдоподобное, что кто-то взял и так вот просто подарил 200 миллионов рублей на восстановление собора...
- Долларов!
- Да, долларов. Только арабский шейх может сделать такой подарок, это какое-то безумие.
- Но вы не ответили на вопрос: такое было?
- Нет. Конечно, нет.
- Раиса Шумицкая и ее мать утверждают, что Тони Лукин выделил 200 миллионов долларов на восстановление Троицкого собора, но будто бы деньги ушли куда-то «не туда», а переговоры об этом якобы велись под вашим руководством.
- Вся эта история создана самой Шумицкой. Она заявила о готовности ее родственника перечислить некую сумму на восстановление собора. Это было в сентябре 2006 года.
- Она объяснила, зачем ей это нужно?
- Она хочет получить деньги.
- Объясните, пожалуйста.
- У нее очень сложные отношения с родственниками, я не могу их комментировать. Она говорила, что желает получить наследство от своего брата и часть этих денег хочет официально пожертвовать на собор.
- И что же было дальше?
- Я направил Лукину письмо с благодарностью за намерение пожертвовать деньги на восстановление собора. Мы получили от него совершенно неожиданный ответ такого содержания: «Я работающий человек и, к сожалению, не могу позволить себе пожертвовать на вашу церковь...» Относительно Раисы Шумицкой там было написано: «Она пыталась вымогать деньги у меня. Она будет арестована в следующий раз, когда появится в моем доме. Она имеет темное прошлое. Я сожалею, что вы были введены в заблуждение в этом вопросе...» Тогда Шумицкой было объявлено, что мы не имеем больше морального права обращаться к ее брату за благотворительной помощью. Все. Со стороны собора на этом была поставлена точка.
- Но Раиса Шумицкая так не думает.
- Это ее не устроило. Она начала сочинять письма от моего имени и представлять все таким образом, будто я продолжаю переговоры с ее братом с целью получения денег на собор.
- Как вы думаете, эти переговоры могли иметь успех?
- Я об этом не думаю. Я же сказал: для нас данный вопрос закрыт.

Тони Лукин: «Если найдёте 200 миллионов - можете вернуть их мне...»

Тони Лукин
Тони Лукин
Фото: "Тайный советник"

Тони Лукин также не стал прятаться от журналистов - он дал короткое интервью нашему внештатному корреспонденту в Нью-Йорке Карлу Шреку. Можно предположить, что для Тони этот разговор был крайне неприятен. Но господин Лукин все время смеялся.

В интервью он сказал именно то, что мог сказать в такой ситуации: никаких денег на церковь не жертвовал, потому что является скромным госслужащим. Впрочем, у нас сложилось впечатление, что Тони Лукин лукавит. Он подтвердил факт переговоров с «представителем церкви» адвокатом Сергеем Ивановым, который якобы приехал в Америку специально, чтобы извиниться перед Лукиным от имени церкви! Признаться, в такое трудно поверить, тем более что настоятель Троицкого собора отец Геннадий утверждает, что никого не просил вести с Лукиным какие-либо переговоры.

- Правда ли, что вы отдали 200 миллионов долларов Троицкому собору?
- Нет. (Смеется.) Нет. (Смеется.) Точно нет. 200 миллионов долларов? Поверьте мне, я бы здесь не жил. (Смеется.)
- Тогда как вы прокомментируете заявления в ФСБ и в ФБР о том, что эти деньги были вами пожертвованы, а потом похищены?
- Я бы сам хотел узнать, откуда эти деньги. Мне интересно узнать, кто отправил заявления.
- Как эта история возникла, и как вы попали в нее?
- Я впервые слышу про эти цифры - 200 миллионов долларов. Когда люди связались со мной, они искали пожертвование для церкви. Не могу понять, откуда появились такие фантастические цифры. Особенно если учесть, что я не пожертвовал ни пенни.
- Вы упоминали вашу биографию как доказательство того, что не могли бы иметь таких огромных денег.
- Конечно. 200 миллионов? Это шутка что ли?
- Вы могли бы рассказать чуть-чуть вашу профессиональную биографию?
- Я работаю на федеральное государство.
- Когда вы в последний раз связывались с людьми, которые пришли к вам по этому вопросу?
- Не помню точно. Человек представился адвокатом церкви Сергеем Ивановым. Он сказал, что пришел, чтобы извиниться. Я уверен, что любой организации, будь она здесь или в России, не нужен плохой пиар, когда они пытаются обеспечить финансирование.
- Спасибо за ваше время, я очень благодарен.
- Не за что. Если найдете эти 200 миллионов, может быть, вы можете вернуть их мне. (Смеется.)

P. S. Жаль, что заведующий адвокатской консультацией Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» «Петродворцовый филиал» Сергей Иванов (которого Людмила Цымбал также упоминает в своем заявлении) категорически отказался обсуждать с нами эту историю.

Константин Шмелёв,

читайте также в газете "Ваш Тайный Советник" от 25 октября 2010 года

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...