18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
15:30 26.09.2018

Прокуратура избавила слушания от гена коррупции

Депутаты ЗакСа согласились с тем, что в городском законе об общественных слушаниях есть коррупциогенный фактор, который выискала там прокуратура. Но при этом парламентарии четко заявили: пересмотра итогов уже прошедших обсуждений не будет, хоть «правила игры» и были невнятными. «Фонтанка» вспомнила наиболее скандальные слушания и узнала, что думают эксперты о доводе депутатов «закон обратного хода не имеет».

Прокуратура избавила слушания от гена коррупции

zaks.ru

Депутаты ЗакСа согласились с тем, что в городском законе об общественных слушаниях есть коррупциогенный фактор, который выискала там прокуратура. Но при этом парламентарии четко заявили: пересмотра  итогов уже прошедших обсуждений не будет, хоть «правила игры» и были невнятными. «Фонтанка»  вспомнила наиболее скандальные слушания и узнала, что думают эксперты о доводе депутатов «закон обратного хода не имеет».

Задуматься о новых формулировках закона "О порядке организации и проведения публичных слушаний", принятого еще в 2006 году, депутатов  заставила в начале октября этого года городская прокуратура. Она подготовила протест на данный законопроект, поскольку обнаружила в нем ряд коррупциогенных факторов. Так, к примеру, в одной части закона говорится о том, что заказчик слушаний должен обеспечивать  участников «материалами, обеспечивающими полноту и достоверность информирования», а в другой - о том, что заказчик может предоставить те материалы, которые успел подготовить. По мнению прокуратуры, было бы логично определить четкий перечень предоставляемых материалов, а не зависеть от воли заказчика в каждом конкретном случае.

Мероприятия, на которых слушатели смогли получить исчерпывающую информацию по проектам,  можно в прямом смысле слова пересчитать «по пальцам». Более того, например, в Петроградском районе практикуют проведение общественных слушаний вообще без демонстрационных материалов. При этом объясняется, что  в здании администрации нет возможности выставить стенды с чертежами. Поэтому обычно жителям района приходится наведываться в  помещение муниципального округа «Чкаловский», где в течение двух недель на обозрение  выставляют документы, ознакомиться с экспозицией, а потом обсуждать проект, не имея перед глазами ни карт, ни схем.

Требования к помещениям, в которых могут проводиться слушания, с точки зрения прокуратуры, вообще не определены. В законе говорится, что эти мероприятия  должны проходить в пригодных зданиях, однако понятие пригодности не расшифровывается. Чем, к слову, пользуются в некоторых районах — например, в Пушкинском. Напомним, при обсуждении поправок к Правилам землепользования и застройки администрация заявила, что единственный подходящий зал рассчитан на ограниченное количество человек, и большая часть пришедших на обсуждение попасть просто не смогла — вход перекрывали сотрудники милиции.

Настораживает и неопределенность того, какие замечания и предложения должны включаться в протоколы. В законе говорится лишь о том, что они должны быть обоснованными, но опять же без расшифровки данного понятия. И таким образом у организаторов слушаний появляются широкие возможности для трактовок выступлений. Самый яркий пример творчества районных властей — общественные слушания по изменениям в Генплан  (проект намыва новых земель в Финском заливе в границах Курортного района). Во всех районах города протестные высказывания, а также уточнения по будущему проекту смело назвали «не имеющими отношения к предмету обсуждения», зато речи в защиту вошли в итоговую документацию с пометкой «выступления за проект» (без каких-либо разъяснений по существу).

Кроме того, прокуратура посоветовала парламентариям уточнить и основания, при наличии которых публичные слушания должны проводиться как можно ближе к той территории, где осуществляется застройка. Также они должны более четко прописать порядок слушаний и в том случае, когда застройщик хочет одновременно изменить разрешенный вид использования участка и получить разрешение на отклонение от параметров разрешенного строительства (напомним, эти изменения были внесены в законопроект совсем недавно - в марте этого года).

До сих пор доводы застройщиков, желающих, например,  увеличить высоту будущего здания, порой звучали весьма оригинально. Так, представитель ООО «Агентство недвижимости «Мансарды Петербурга» попросил разрешить ему увеличить высоту здания до 33 метров вместо разрешенных 29-ти на том основании, что иначе возводимое им здание проиграет эстетически  . Представитель холдинга RBI, желая повысить дом на Петровском острове с  28 до 65 метров, объяснял это исключительно собственным любопытством...  Самое интересное, что, хотя в Градостроительном кодексе очень жестко прописаны причины, по которым может быть разрешено отклонение от допустимых параметров застройки, и районные власти, и городская комиссия по землепользованию и застройке абсолютно спокойно принимают подобные заявления.

В итоге на заседании 13 октября парламентарии прокуратуру услышали и пообещали закон доработать. Однако сразу же после голосования за соответствующее постановление глава комитета по законодательству Виталий Милонов сделал другое немаловажное заявление. «Итоги уже прошедших общественных слушаний пересматриваться не будут»,- сказал он журналистам и добавил, что «закон был принят, он работал и обратной силы не имеет».
 
Существующий закон об общественных слушаниях давно не устраивал общественные организации. Директор центра общественных экспертиз ЭКОМ Александр Карпов неоднократно предлагал изменить саму процедуру обсуждения   таким образом,  чтобы, во-первых, информация о строительных проектах была бы более доступна для широких масс, а, во-вторых, диалог между застройщиком и населением стал бы более конструктивным — например, заменить встречу с жителями беседой с какой-либо экспертной группой.

Похожие соображения высказывает и экс-председатель КГА Александр Викторов. С его точки зрения, обширные обсуждения градостроительных проектов едва ли возможны,  да и в общем-то не нужны. «Должна быть конкретика. Обсуждать проекты надо, но разговор должен проходить на профессиональном уровне», - считает он.

«Это печальное обстоятельство, - отметила Людмила Семыкина, член Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). - Часть положений, признанных коррупциогенными, действовала с самого начала, но значительная часть была добавлена сравнительно недавно - в основном, эти нормы применялись при получении разрешений на отклонение. Пересмотреть результаты было бы вполне возможно". "Я не знаю, были ли обращения в прокуратуру по итогам конкретных общественных слушаний,  - добавила она. - Если граждане пытались опротестовывать, то, возможно, результаты обсуждений могут быть признаны недействительными".

Светлана Коваленко, Кира Обухова,
Фонтанка.ру
 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор